Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Подземный Кукловод. Содержание - Глава 26. Мутный занавес

Кол-во голосов: 0

– Я не знаю, – понурив голову, произнёс Мик.

– И я, – эхом отозвался Лео.

– Я тоже не могу ничего придумать! – в сердцах подфутболив жестянку из-под кока-колы, воскликнул Раф.

Фыр Гаубиц внимательно следил за траекторией полёта банки и, когда она со звяканьем упала, поднял вверх коготь передней лапы.

– У меня появилась одна блестящая мысль, – произнёс он торжественно.

– Какая? – закричали все.

– Банка! – сияя, сообщил кукурузный король.

– Какая банка?

– Из-под кока-колы!

– Слава Богу, что не из-под тормозной жидкости, – пробурчал Сплинтер. – Ну и на что нам эта банка?

– Я вспомнил, как вы мне рассказывали про антигравитационное покрытие Донателло, – Фыр взял в лапы жестянку и потряс ею над головой. – Куда, по вашему мнению, исчезали эти банки?

– Дон решил, что не иначе, как в преисподнюю, – вспомнил Раф.

– Так ведь нам туда как раз и надо! – улыбаясь, произнёс Фыр.

В комнате повисло тяжёлое молчание.

– Что-то я сомневаюсь, – кашлянув, сообщил Сплинтер.

– Нет, вы меня не поняли, – Фыр топнул лапой. – Я имею в виду, что нам нужно спуститься под землю. А зелье, которое придумал Дон, позволяет это сделать очень быстро.

– Я понял! – воскликнул Лео. – Я понял! Нам надо мазнуть на себя антигравитационного состава и тогда мы, как и те жестянки, сможем пройти сквозь землю.

– Сквозь всю Землю? – уточнил Мик.

– Нет, просто мы окажемся в подземелье.

– В чём я здорово сомневаюсь, – покачал головой Раф.

– А я – нет! – хлопнув себя по лбу, вскричал Сплинтер. – Молодец, Фыр! Я вспомнил: когда я был в подземелье, то видел там одну такую же обугленную банку, как и в коллекции Дона. Не иначе, она попала туда во время одного из его экспериментов!

– Ура!! – закричала вся компания.

Раф бросился к столу Донателло и нашёл свинцовое блюдце с составом. Его, по идее, должно было хватить на всех.

Первым решил испытать действие препарата Фыр. Он капнул немного антигравитационной жидкости себе на живот и стал ждать.

Прошла минута. Сплинтер, вытаращив глаза смотрел на Фыра и приговаривал про себя:

– Ну, давай же!…

Но Фыр не давал. Он сидел с самым глупым видом, размазывая препарат по шкурке, и чуть не плакал от досады:

– Ведь первый раз в жизни пришла в голову такая замечательная идея, и вот – на тебе!

– Мда, – произнёс огорчённый Лео, ставя блюдце, которым только что собирался попользоваться, обратно на стол.

И тут в комнате послышалось непонятное жужжание. Мик, прислушавшись, сообщил Фыру:

– Это ты, между прочим, жужжишь.

– Вот как? – удивился кукурузный делец.

– Да, – кивнул Мик. – А ещё ты разворачиваешься, словно манекенщица на подиуме.

И вправду, Фыр начал вращаться вокруг собственной оси, не шевеля при этом ни одной лапой.

– И всё-таки он вертится! – воскликнул с горящим взором Сплинтер.

– Вертится! – подхватили все.

Фыра раскручивало всё сильнее и сильнее.

– Начинаю погружение! – вдруг доложил вращающийся Фыр. Он стал постепенно ввинчиваться в пол.

Лео тут же намазался препаратом и помог сделать то же всем остальным.

Тем временем они увидели, что Фыр исчез сначала наполовину, затем над полом вращался лишь его нос, а потом удачливый бизнесмен со Строуберри-стрит, коротко пискнув, исчез…

– Быстрее, ребята, – подгонял друзей Сплинтер, словно его слова могли оказать какое-то положительное воздействие на препарат.

Но необратимая реакция уже началась. Первым исчез Лео, затем – Мик и Сплинтер. Последним начал путешествие под землю Рафаэль. Он бросил прощальный взгляд на комнату и произнёс:

– Во имя науки и дружбы чего только не сделаешь…

Глава 26. Мутный занавес

…Когда Джулиан с грохотом свалился на землю, Пьеро улыбнулся, показав клыки и с шипением приблизился к Марике.

– Возьми же свой рождественский подарок, дорогая, – проворковал он. – Ну же, стоит только руку протянуть…

Марика, до этого растерянно смотревшая на распростёртое тело колдуна, вдруг выпрямилась и схватила свою зелёную шаль, что висела на спинке стула.

– Получай! – воскликнула она, собираясь взмахнуть волшебной шалью… Пьеро оказался быстрее. Он боднул девушку головой в живот, и та, тихо охнув, опустилась на стул.

– Ладно, хватит болтовни, – прошипел очкастый червь. – Поиграли – и хватит.

Он открыл пасть, целясь ядовитым клыком в шею Марики, но в это время Брюшной Тип снова завёл свою волынку:

– Ну так кто рискнёт свалить могучий платан в шесть обхватов?…

Пьеро поморщился и сказал:

– Кстати… Сначала главное дело, а потом уж все остальные.

Он бросил взгляд на застывшего, словно манекен, Донателло.

– Ты, как я посмотрю, соскучился по работе, малыш? О-о-о, у тебя сегодня будет очень много работы. Для начала ты срубишь это бревно, – Пьеро кивнул на раскачивающегося Типа. – А потом выполнишь один мой маленький каприз.

Червяк хихикнул.

– Я желаю, чтобы ты сам, своими руками, исполнил мой приговор, который я вынес фокусникам, что валяются сейчас у моих ног.

– А можно я сначала пощекочу топориком твоё жёлтое брюхо, слизняк? – успел произнести Дон перед тем, как в его голове снова оглушительно заскрипело и заскрежетало «Радио Пьеро»…

Жители города топтались на площади, очевидно, не воспринимая того, что происходит перед ними. Они лишь следили за перемещениями Долби-Платана, который после того, как свалил самого Хозяина, чувствовал себя могучим, как дюжина рефрижераторов.

– Я хочу, чтобы от Долби осталась только груда окровавленных щепок! – услышал команду Дон и, то отчаянно ругая Пьеро, то умоляя его не делать глупостей, пошёл на Долби Паркера, словно танк.

Донателло снова почувствовал в своих руках фантастическую, бешеную силу. Его пальцы сами схватили нефритовый ритуальный топорик и сжали так крепко, что Дон почувствовал боль в онемевшей руке.

– Эй, ты, полегче! – крикнул он Пьеро. – Я могу вовсе без рук остаться!

– Работай, работай! – скручиваясь своим червеобразным телом, прикрикнул очкастый колдун.

Брюшной Тип заметил Донателло. Он расставил свои руки и с улыбкой стал приближаться к нему.

– Подними топор! – услышал черепашка голос Пьеро и послушно исполнил приказание.

В тусклом свете нефрит вспыхнул, словно электрическая дуга. Долби, заметив этот блеск, переменился в лице.

– А вот и мой дровосек! – воскликнул сумасшедший. – Какая встреча!

Он сделал первый выпад, пытаясь схватить Дона за голову. В мозгу Донателло послышался какой-то визг, и он почувствовал, как тело мгновенно среагировало на выпад. Рука Долби мелькнула в каких-то полдюймах от него.

– Мой зелёный дровосек! – продолжал приговаривать толстяк. – Ты мне нравишься! Мы с тобой, случайно, не одной крови?

Тем временем Дон приготовился к прыжку и застыл.

– Пора! – скомандовал голос Пьеро.

Донателло выставил вперёд топор и застыл на месте. Когда Долби прыгнул, черепашка почувствовал, будто прирос к земле. Тело налилось страшной тяжестью. Дон сам себе показался огромной гранитной скалой.

– Теперь руби его надвое! – услышал он.

Перед Доном мелькнули расставленные руки сумасшедшего и он почувствовал, как мышцы выпрямляются в страшном ударе, вонзая топор прямо в грудь Брюшного Типа.

Пьеро восторженно завизжал в измученном мозгу черепашки.

И тут Долби, взбешённый, но живой, медленно поднялся с земли.

– Я не понял! – удивлённо вскрикнул очкастый.

Дон посмотрел на свои руки и всё стало ясно: он держал нефритовый топорик лезвием к себе.

– У тебя тяжёлая, но счастливая рука, дровосек, – прохрипел с ненавистью Долби Паркер. Придётся её вырвать. Это будет мой талисман.

Пьеро снова стал шипеть и плеваться. Он с удивлением посмотрел на Донателло, и тот услышал в голове бесстрастный, как смертный приговор, голос:

– Я даю тебе последнюю попытку. Не пытайся меня обмануть. Подними топор.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru