Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Подземный Кукловод. Содержание - Глава 24. Представление начинается

Кол-во голосов: 0

– Фыр знает. Он там был и сможет показать дорогу.

Сплинтер последний раз дёрнул себя за ус и побежал прямо по направлению к дворникам.

– Ух ты, – послышался спустя минуту голос одного из них. – Смотри, Джон, какая здоровенная крыса! Такая любого кота проглотит целиком и не подавится!

Сплинтеру было приятно слышать такие комплименты. Он спокойно продолжал бежать прямо навстречу тому дворнику, которого звали Джоном. Тот стоял, опустив лопату и широко раскрыв рот.

«Конечно, – думал учитель, – такую развитую мускулатуру по телевизору вам не покажут!» Когда Сплинтер почти приблизился к Джону, тот вдруг крикнул:

– Она на меня хочет напасть!

И взмахнул своей лопатой.

Сплинтер внутренне ухмыльнулся и приготовился к прыжку. Через долю секунды его длинный хвост с сочным звуком хлестнул Джона по уху.

– Знай наших! – воскликнул, приземлившись, Сплинтер, и выставил вверх средний коготь.

Пока Сплинтер забавлял таким образом парней в униформе, остальная компания без особых приключений добралась до канализационного люка, который указал Фыр.

– Я не понял! – вскричал, забыв про осторожность, Раф. – Этот люк закрыт!

– Не может быть, – пробормотал обескураженный Фыр. – Я ведь совсем недавно сюда залезал вместе с Гопсом и Шприцем!

Он обнюхал крышку люка со всех сторон. Сомнений быть не могло – это тот самый люк, и он закрыт так, что без здоровенного лома его не открыть.

Леонардо и Рафаэль, заметив, что Сплинтер пользуется большим успехом у дворников (парни с остервенением гонялись за ним по всей площадке, забросив свои лопаты), рискнули отбежать на несколько метров и порыться в куче строительного мусора. Там нашлась вполне приличная железная труба.

– То, что надо! – воскликнул Раф, и они приволокли её к люку. Но железная крышка словно приросла к бетону. Черепашкам не удалось её сдвинуть даже на сотую часть дюйма.

– Все, ребята, – скомандовал Фыр, – здесь нам ничего не светит. Пойдём поищем другой вход.

– Где ты будешь его искать? – воскликнул Мик. – И когда? С Донателло в любую минуту может случиться непоправимое!

Черепашки втроём навалились на трубу, но ничего этим не добились. Из-за дома Фредрикссона показалась пожилая чета под зонтиком. Старики двигались медленно, осторожно переступая через лужи, но в любую минуту могли обратить внимание на странный вид незнакомцев, орудующих ржавой трубой у канализационного люка.

– Давай ещё! – воскликнул Лео. Они очень старались, но крышка люка была словно заколдована.

В эту минуту старушка что-то заметила.

– Святой Патрик! – громко воскликнула она, показывая высохшей рукой в чёрной перчатке на черепашек. – Смотри, Бен, там инопланетяне!

Старик засуетился и полез в карман за очками.

– Надо бежать! – крикнул черепашкам Фыр Гаубиц. – Иначе нас вычислят!

На этот раз Мик, Раф и Лео не заставили себя долго уговаривать. Они бросили трубу и побежали к подземному ходу. Едва им удалось укрыться за кучей строительного мусора, как послышался истошный вопль Сплинтера:

– Да у меня чёрный пояс!

Мик выглянул из-за кучи. Дворник Джон, раскрасневшийся от долгой погони, держал за хвост беспомощно трепыхающего лапами и изрыгающего самые страшные японские проклятия Сплинтера.

– Нет, ты слышал? – воскликнул Джон. – Он ещё разговаривает!

– В Институте Вивисекции нам за него отвалят по сотне, – с довольным видом прикидывал второй дворник.

– Зато в Пентагоне или ЦРУ – по полторы! – возбуждённо прокричал Джон.

– Сплинтер! – крикнул Мик, выскакивая из укрытия. Но было поздно. Парни, возбуждённо толкуя о ценах на говорящих крыс, быстренько уселись в припаркованный рядом с подъездом крошечный «фордик» и укатили прочь. Если бы они посмотрели в окошко, то наверняка заметили бы пытающегося догнать автомобиль странного зелёного парня, за которого в Центре уфологии могли бы дать тысяч пять наличными.

Глава 24. Представление начинается

И вот настал час Большого Кукольного Спектакля. Донателло почувствовал, что поднимается с жёсткого лежака. Ноги и руки действовали против его воли. «Это снова штучки Джулиана», – подумал Дон. Марика куда-то исчезла. В углу неподвижно застыл Сердитый Каменщик. «И почему его назвали Сердитым?» – недоумевал черепашка. Каменщик не казался ни злым, ни добрым. Так, обыкновенная кукла. Только большая. Рост Каменщика составлял почти четыре фута.

– Закончил кладку, Каменщик? – попытался пошутить Донателло.

При слове «Каменщик» кукла вздрогнула и медленно, с достоинством кивнула головой.

А ноги Дона вели его прочь из хижины. Рука толкнула дверь и та чуть не сбила с ног вспотевшего и раскрасневшегося Пьеро. Он, видно, спешил в хижину.

– Началось? – тяжело дыша, спросил лысый колдун.

Донателло, копируя жест Сердитого Каменщика, сделал медленный кивок. «A у Джулиана, пожалуй, ещё есть какие-то остатки чувства юмора», – подумалось черепашке. Тут же он услышал внутри себя тихий смех повелителя.

– С юмором у меня туговато, старик, – произнёс Джуд. – Просто меня раздражает Пьеро.

– Ну вот, – подумал Дон, – теперь ты снова начнёшь читать мои мысли. Колдун несчастный.

– Не волнуйся, – ответил кукловод. – Это ненадолго. Я хотел просто узнать, надумал ли ты по доброй воле подчиниться мне.

– Не-а, – отчётливо произнёс черепашка. – Ты требуешь от меня каких-то мелких и мерзких условностей, когда делов-то всего – срубить несчастный пень.

– Дерево, – поправил Джуд. – Правда, сухое дерево.

– Тогда к чему все эти заклинания?

– Мне хочется, чтобы ты подчинился мне полностью. Иначе ритуал может сорваться. И тогда всему подземному городу – конец. Или – труба, если тебе так понятнее.

– Короче, сиди себе спокойно, Джулиан, в своём комментаторском кресле, и ни о чём не волнуйся. Я, так и быть, срублю этот пень, и мы тихо-мирно расстанемся.

Колдун долго молчал, что-то соображая, потом перевёл дух и сказал:

– Ладно, все. Договорились на этом. Только не подведи меня, пожалуйста.

– Мгм, – мысленно промычал Дон и голос Джулиана пропал из его головы.

Хотя Дон и хорохорился перед Джудом, на сердце у него было очень и очень муторно. Он боялся этого непонятного языческого ритуала, на который его вели, как под конвоем, его собственные ноги. И он чувствовал: добром все это не закончится. Если, конечно, друзья не подоспеют вовремя. «A может, они ещё до сих пор находятся под воздействием дурмана и дрыхнут в нашей комнате?» – мелькнула в его мозгу страшная догадка. Не-е-е-ет, тогда можно сразу бросаться под поезд… Хотя какой-такой поезд, когда он не может самостоятельно даже почесать себе нос?

Вскоре Дона догнал Пьеро. Он облачился в длинную белую рубаху до пят и повесил на шею разноцветные стеклянные бусы. Пьеро зашагал рядом с Донателло, устремив вперёд целенаправленный пустой взгляд.

Они прошли несколько кварталов подземного города, прежде чем выйти на площадь. Раньше Дон не был в этом месте, и не догадывался даже, что среди теснящихся домиков найдётся место для такой весьма обширной площадки.

Площадь была пуста. Все жители гурьбой ходили вместе с Джулианом и показывали ему, какого расцвета городу удалось достичь за время его правления. Как правило, этим достижением оказывалась вконец доломанная водяная мельница или разобранная каменная кладка. Мельник Роб, Рашель-Птичница и многие другие с необычайно гордым видом стояли, покачивая головами.

«Какие странные всё-таки игры у Джулиана», – думал Дон, заметив эту странную процессию. Жители во главе со своим повелителем возвращались на площадь. Донателло присел на камень рядом с чьим-то домом. Его сразу не заметили, но тут Пьеро поднял длинную бледную руку и громко назвал имя Донателло.

Было похоже, что зашелестела вековая дубрава – это горожане приветствовали черепашку.

– А идите вы… – мысленно послал всех Дон и уставился в песок. Тотчас из толпы высунулась голова Джулиана. Он с беспокойством посмотрел на Донателло.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru