Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Подземный Кукловод. Содержание - Глава 19. Пустая комната

Кол-во голосов: 0

– То есть? – переспросил очкастый.

– Он выполнит свою задачу и пойдёт себе дальше играть в баскетбол и заниматься своим любимым айкидо или чем там ещё…

– Смотри, Джулиан, как бы твоё излишнее мягкосердечие не привело к катастрофе, – заволновался Пьеро. – Я посоветовал бы тебе сделать этому мальчишке шпигование по полной программе, чтобы перестраховаться и не думать об этом больше. Ведь ты знаешь, я не смогу больше контролировать процесс…

– Знаю, Пьеро. Ты объявил меня когда-то повелителем этого города и тебе в конце концов решать его судьбу. Но я не хотел бы делать Дону больно.

– Ну, ты меня удивляешь, Джулиан. Ведь кто как не ты стал лучшим кукловодом после Делихьяра! Только ты можешь ввести шпиговальную иглу так, что человек даже и не ахнет и будет со счастливой улыбкой на устах превращаться в Пиноккио!

– Да, это верно. Я научился многому у мастера Делихьяра. Только ведь и он мог без лишних хлопот однажды превратить меня в куклу. Я выполнил бы любое его задание. Что ещё, казалось бы, нужно старику? Тем не менее Делихьяр сделал меня своим учеником.

– Так ты хочешь, чтобы эта черепаха пошла к тебе в подмастерье?

– Да, – кивнул Джулиан. – Я думаю, что мне удастся его уговорить.

– А где же твои коротышки?

– Ты имеешь в виду моих маленьких деревянных помощников?

– Ну да, – Пьеро снял очки и протёр их носовым платком. – Самые первые твои куколки, которых ты сам вырезал из дерева, как папа Карло.

– Они уже несколько дней отдыхают в моём сундуке под кроватью. Я почти перестал ими пользоваться.

– А в чём же дело, Джулиан? Они больше не слушаются тебя?

– Ну нет. Этого, к счастью, никогда не случится. Просто та работа, которой я сейчас занимаюсь, слишком ответственна, чтобы поручить её моим деревянным сорванцам.

– Они уже где-то прокололись?

– Не совсем. Помнишь тот вечер, когда я спрашивал у тебя совета, как мне поступить с Донателло? Я тогда слегка обработал его иглой, а потом он с друзьями на что-то обиделся и ушёл.

– Помню. Ты допустил ошибку, Джулиан. Во-первых, нельзя было подстраивать его падение таким дедовским методом. Он мог тебя заподозрить уже тогда.

– Нет, всё обошлось. Но я здорово волновался, что мой укол получился недостаточно глубоким…

– И тогда ты, конечно, вспомнил про старину Пьеро.

– Да. Ты, как это тебе и свойственно, посоветовал мне перестраховаться и послать вслед за Донателло кого-нибудь из коротышек. Я всучил тогда Опоссуму иглу и отправил его догонять Дона.

– Ну и что?

– Догонять Опоссум умеет хорошо. Но его заметили. И если бы не элементарное везение, черепахи, и особенно этот Сплинтер, давно бы все поняли. Опоссум даже не додумался сразу убежать. Он рисовался перед ними до последнего. Насколько я понял, кто-то из друзей Дона разглядел его. «Это не крыса!» Я отчётливо слышал этот крик.

– И ты тогда ничего не предпринял, Джулиан? – Пьеро даже встал от волнения.

– Успокойся, сядь, – ответил тот. – Опоссум был ночью в комнате у Донателло и заметил у него явные признаки удачной трансплантации. Донателло несколько раз чуть не упал. Опоссум сидел под столом совсем рядом с ним и понял, что нога начала неметь. А это значит, что сухое дерево пустило в организме Донателло свои корни и в нужный момент он будет готов.

– А что Опоссум? Он возвратился тогда? С ним ничего не случилось?

– Нет, ничего с ним не случилось. Только я тогда понял, что доверить судьбу всего заключительного спектакля не смогу никому. Опоссум и остальные коротышки, в конце концов – просто игрушечные куклы. От них нельзя требовать большего. Они от этого могут испортиться. И испортить заодно большое дело.

– Ладно, – хлопнул себя по коленям очкастый Пьеро. – Ты повелитель города, значит, ты лучше меня знаешь, что нужно делать. Я надеюсь, что через неделю, когда я вернусь на континент, здесь всё будет по-другому.

– Конечно, – улыбнулся Джулиан, – ты возвратишься, считай, на другую землю. Одна кукла уничтожит другую, и нить времени прервётся в самом гнилом месте. Целый род уродов и подлецов, начало которого, свернувшись змеёй, спокойно спало в предках этого Долби Паркера, уйдёт из истории, как головная боль. Змея будет, наконец, убита.

– Это будет замечательно. Ты просто молодец, Джулиан, что подстраховался с этим Долби Паркером…

– Ты имеешь в виду, что я заручился поддержкой Роджера Фредрикссона?

– Ну да. Это дальновидный ход, Джуд, на тот случай, если с Долби что-то случится… Но твой Донателло, честно говоря, меня здорово беспокоит.

– Типун тебе на язык, Пьеро, – отмахнулся Джулиан. – Не расстраивай меня почём зря. Мне ведь надо найти ещё человека, которого нужно будет представить жителям подземного города, как повелителя. Это задача не из лёгких.

– Ещё бы! Если бы ты только знал, как мне трудно было отыскать тебя. И то – Делихьяр мне назвал твоё имя, что как-то упростило задачу. А тебе предстоит огромная работа, мой мальчик…

Глава 19. Пустая комната

…Я почти всё время сидел, не шелохнувшись. Сначала мне показалось, что я просто сплю и вижу кошмарный сон. «Конечно, – думал я, – если бы они выражались не столь туманно, вполне могло оказаться, что все странные и страшные вещи, о которых беседовали эти два джентльмена, оказались бы просто ерундой на постном масле… Я не один раз слышал разговоры контрабандистов, которые не предназначены для посторонних ушей. Хо! У этих ребят свой язык, который поймёт далеко не каждый. И для того, чтобы не посвящать всяких лохов в свои тайны, контрабандисты начинают молоть чушь наподобие той, что я слышал в подземном городе… Вот я и подумал сначала: может, они говорят просто о какой-нибудь партии шотландского виски и пользуются иносказанием? Да, но что тогда означают в их речах имена моих знакомых и друзей? Э-э-э, нет, тут дело нечисто…

Но ничего такого, что успокоило бы меня или, наоборот, убедило в том, что я не сплю, не произошло. Джулиан и Пьеро докурили свои трубки, выбили их о скамейку, под которой я сидел, и направились к выходу. Я чуть было не отстал от них – в такой сильной задумчивости я пребывал!

А потом всё пошло как надо. Они, к счастью, решили больше не задерживаться в этом городе и направились к выходу. Я, чуть не подпрыгивая от нетерпения, – за ними. Где-то через полчаса я был уже наверху.

Тут Фыр Гаубиц смолк и закусил консервированным ананасом.

Некоторое время черепашки ещё переваривали рассказ, но Сплинтер уже встал с кресла и в величайшем волнении забегал по комнате.

– Та-а-ак, – протянул он. – Когда всё это было?

– Где-то дня четыре назад, – ответил, прожёвывая ананас, Фыр.

– Черт! – воскликнул учитель. – Почему ты раньше нам об этом не рассказал?

– Сам не знаю, – понурился кукурузный король. – До меня только сегодня дошло, что речь идёт о жизни и смерти и, должно быть, само провидение послало меня в подземный город, чтобы я, потеряв два мешка отборной кукурузной муки, услышал предупреждение о грозящей опасности и передал его вам.

– Провидение очень крупно ошиблось с выбором, – сухо заметил Сплинтер, не переставая мерить комнату короткими шажками.

Вдруг он остановился и вперил взглядом в Донателло который сидел на диване ни жив ни мёртв от тяжёлых предчувствий.

– Ты почему ничего не рассказал нам про ногу, мальчишка? – свирепо вращая глазками, произнёс учитель. – Она и в самом деле у тебя немела?

– Было дело, – опустив голову, признался Дон.

– Так почему ты молчал?

– Я не хотел, чтобы ты ссорился с Джулианом из-за мелочей, – донеслось в ответ.

Сплинтер решительно направился к Донателло.

– Сейчас же покажи ногу, сорванец. Если я замечу нечто аномальное, ты будешь дежурить по комнате до конца следующего года!

Все склонились над ногой Дона.

– Ну конечно! – раздался вопль Сплинтера. – Так и есть! О этот коварный Джулиан!

Оказалось, что колено, которое Дон разбил в тот достопамятный вечер, выглядит весьма странно: оно приобрело какой-то стеклянный оттенок и распухло.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru