Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Космический Охотник. Содержание - Глава 26. Химу умеют не только копать

Кол-во голосов: 0

– Сплинтер, я отвязываю верёвку, – слабым голосом произнёс Лео. – Иначе мы все пойдём на дно.

– А ну, перестань, – грозно прикрикнул на него наставник. – Ещё не время распускать сопли.

– Это не сопли, учитель, – продолжал Рафаэль. – Мы и вправду на последнем издыхании.

– Я всё знаю, дорогие мои черепашки. Но только нельзя сейчас расслабляться. Никак нельзя.

Дух Гуараччо в это время в очередной раз спикировал на них, злобно хохоча. Черепашки только пригнулись. Бежать они не могли. И не могли заставить себя не бояться этой бесплотной силы, которая донимала их уже в течение получаса. «Скорее бы конец», – не один раз мелькало в головах.

– А я полностью согласен с сен-сеем: нам не следует сдаваться, – сказал Донателло. – Вот увидите, когда мы приедем все вместе в Нью-Йорк, вы ещё скажете: «A ведь прав-то был старина Сплинтер. Что бы мы делали без него?»

Глава 26. Химу умеют не только копать

Почему-то так никто и не заметил, откуда появились эти крохотные человечки, которые шли по трясине, как по асфальту. На них были набедренные повязки, как па индейцах, только лица у них не были разрисованными, и ростом они были раза в два ниже, чем даже пигмеи.

– Кто это?! – воскликнул со священным ужасом Кейси.

Все оглянулись на его крик и изумлённо уставились па человечков. Те остановились в нескольких шагах от Кейси и внимательно оглядывали компанию. Наконец один из них шагнул вперёд, сделал небрежный жест рукой и произнёс:

– Девушка по имени Эйприл шлёт вам огромный привет и приглашает к себе в пещеру.

Несколько секунд остолбеневшая компания переваривала информацию, не обращая внимания на неистовствующего духа Гуараччо и Хищника, метр за метром подбирающегося к ним.

– Эйприл! – первым опомнился Дон. – Они видели Эйприл! Она всё-таки жива!

– Да, уважаемые синьоры, Эйприл жива и здорова, она пила сок Мерхилья и полна сил. Но она очень беспокоится за вас. – Человечки говорили тонкими голосками и здорово напоминали лилипутов из Блефуску.

– Мы очень признательны вам за хорошие вести, братцы, только сами видите, последовать за вами мы вряд ли в состоянии, – печально констатировал Сплинтер. – Трясина засасывает нас глубже и глубже, и противопоставить ей что-нибудь ни мы, ни вы, не в состоянии. Хотя нам очень жаль.

В это самое время болотный дух решил сделать решающий бросок на черепашек и прекратить наконец их мучения. Он со свистом поднялся вверх, набрал приличную высоту и тут заметил несколько химу, остановившихся рядом с черепашками.

– Этого ещё не хватало, – произнёс дух. Он не мог терпеть маленький народец и, по правде говоря, побаивался его. Как ни парадоксально, но именно эти крошечные люди имели какую-то власть над могучим повелителем местных болот.

Химу были известны многие тайны земли, откуда черпает свою неистовую силу и бессмертие дух Гуараччо. За время, которое им пришлось жить, укрываясь под землёй, они успели изучить многие свойства камней, которые никогда не узнать жителям поверхности. Они, например, знали, как заставить камни проявлять свою лечебную силу или выделять яд, прикоснувшись к которому даже кончиком пальца, можно уснуть навеки. Они слушают, наконец, бормотание магмы, которая, вскипая, начинает вещать, как оракул и говорит при этом много полезных вещей. Химу не только слушают, но и понимают этот разговор. Им доверяют любые тайны, потому что во всём подземном королевстве химу славятся своей добротой и бескорыстием. Потому Зозо и считал возможным как-то уговорить духа Гуараччо отпустить черепашек на свободу.

В сокровищнице химу находился один камень, о котором давно мечтал мятущийся болотный дух. Это был камень, который помнил Золотой Век и в новолуние показывал живые картинки из тех времён. Увидев однажды этот увесистый камень у химу, дух потратил много времени и сил, уговаривая гордый народец продать его. Только что он мог предложить маленьким человечкам? Золото у них было не в чести: оказывается, под землёй спрятаны куда более ценные металлы, о существовании которых пока не догадывается ни один из людей или даже подземных болотных духов. Был у химу и другой камень, который обладал огромной колдовской силой. Это был камень Семи Смертей, который мог обратить в ничто не только человека, но и такую бессмертную тварь, как тот же дух Гуараччо. Этот камень передал на хранение неподкупным химу подземный Король ещё в незапамятные времена. Когда какой-нибудь из духов нарушал законы королевства, камень Семи Смертей служил чем-то вроде электрического стула. Некоторые духи, исключительно из вредности устроившие в своё время страшные землетрясения, повлекшие за собой необратимые сдвиги в земной коре, успели узнать на себе страшную силу этого камня… Дух Гуараччо знал, что в подземной канцелярии на него имеется обширное досье, где ведётся строгий учёт всем его крупным и мелким шалостям. Потому он относился к народу химу с известной долей опасения и почтения. Хотя назвать его отношение к подземным малышам сердечным было бы большим преувеличением.

…И вот, заметив Зозо и его помощников, болотный дух с досады чертыхнулся:

– Принесла же их нелёгкая! Сидели бы лучше в своих норах и стерегли камень Семи Смертей!

Но при этом он не рискнул говорить настолько громко, чтобы это услышали химу. От них можно было ожидать любых неприятностей.

Дух спустился вниз и притормозил рядом с Зозо.

– Приветствую тебя, король химу, доблестный Зозо! Какими судьбами ты оказался здесь, в моих владениях?

– Привет, – коротко отозвался Зозо. – У нас есть к тебе серьёзное поручение от подземного Короля.

– Он опять желает, чтобы я сделал уборку в своём болоте?

– Нет. Он желает, чтобы ты отпустил этих странных черепашек и человека с крысой на плече. И чтобы ты показал этому существу, – тут Зозо указал на крадущегося Хищника, – где раки зимуют. Вот, в принципе, и всё, что от тебя требуется.

– Но ведь это же моя добыча! – воскликнул возмущённый болотный дух. – Это добыча, которую я специально готовил к сегодняшнему дню. Ты что, не знаешь, как редко у меня теперь кто-нибудь попадается. В кои веки попались целые семь существ сразу, и – на тебе, Король не желает, чтобы я трогал самых аппетитных шестерых.

– Решай сам. Ты, кажется, уже большой. Но помни, что камень Семи Смертей ещё никуда не пропал. Это говорю тебе я, Зозо, вождь химу.

– Зозо, давай договоримся по-хорошему. Я пообещаю тебе утопить этого крокодила с двумя челюстями и отдам человека с крысой. Но оставь мне хотя бы остальных. Иначе я затоскую по-чёрному, и болото придёт в страшный беспорядок. А второго такого чудесного болота не найдёшь на всей 3емле, это же настоящий памятник природы, Зозо!

Пока они разговаривали, время шло, и черепашки уже еле-еле виднелись над поверхностью воды. Охотник к тому же подобрался совсем близко к ним и уже готовил ружье. Дух Гуараччо не напрасно тянул время. Он понимал, что если заговорить Зозо ещё на пять минут, черепашки навсегда останутся в его болоте, что уже нельзя будет квалифицировать, как неповиновение воле подземного короля. «Ах, какая досада! Я очень сожалею, Зозо, но черепашки утонули, пока я с вами тут заговорился».

– Хватит болтать, – прервал объяснения духа непреклонный Зозо. – Или ты сейчас же спасаешь шестерых или я пошёл созывать совет у короля.

– Подожди. Я согласен сделать так, как велит подземный король. Я подчиняюсь его воле.

Если бы у духа Гуараччо были зубы, над болотом разнёсся бы страшный противный скрип. А так дух молча подлетел к черепашкам, сказал два-три непонятных слова и в следующую секунду они уже оказались на сухом месте в сотне шагов от трясины. 3десь кончалось страшное болото предгорий.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru