Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум. Содержание - Глава 17. Ливневый ураган в Мулумбии

Кол-во голосов: 0

На том девушки и порешили. Через три часа они уже 6ыли в столице Мулумбии…

Глава 17. Ливневый ураган в Мулумбии

Эйприл шла по тротуару, беззаботно помахивая дамской сумочкой. Внезапно она с удивлением обнаружила, что махать сумочкой становится все тяжелее и тяжелее. «Что такое? – подумала Эйприл. – Это, конечно, не просто так».

Эйприл огляделась по сторонам, но ответа на вопрос не нашла. Лишь спустя некоторое время она поняла, что виной всему резкий, порывистый ветер. Махать сумочкой назад было легко, вперед – очень тяжело.

«Что-то здесь не так, – снова подумала девушка. – Неужели в такую пору года в этой стране может быть непогода?»

Эйприл посмотрела на небо. Минуту назад светило солнце, сейчас же отовсюду плыли облака. Словно стая акул, они набросились на солнце и проглотили его.

– Здесь явно что-то не так! – уже воскликнула девушка.

– Что ты говоришь, Эйприл? – отозвалась Ирма, у которой на плече висела тяжелая видеокамера, поэтому она еле поспевала за подругой.

– Я говорю о том, дорогая, что мы явно на пороге какой-то тайны, и нам нужно в этом разобраться, объяснила Эйприл.

Ирма подняла брови:

– Что-то я не пойму тебя…

– Посмотри, – возбужденно продолжала Эйприл. – Еще недавно небо было чистым и голубым, на нем весело светило солнце. Теперь же в небе сплошные облака! И к тому же… Чувствуешь, какой поднялся ветер?

Ирма кивала с рассеянным видом.

– Что же из всего этого следует? – Эйприл хитро поглядела на подругу.

Ирма задумчиво взглянула на Эйприл, пожала плечами и неуверенно проговорила:

– Из всего этого следует, что пойдет дождь, а у нас с тобой нет зонтиков. Нужно зайти в магазин, чтобы приобрести их.

– О, боже мой! – вздохнула Эйприл. – Ирма, иногда ты бываешь просто невыносимой.

Ирма сузила глаза. У нее многое накопилось, о чем ей хотелось бы сказать в ответ. Она сказала бы не только о невыносимой заносчивости Эйприл, которую та проявляет иногда, но и о проклятой видеокамере, которую приходилось таскать на себе, в то время как некоторые… не будем показывать пальцем… разгуливали налегке.

Об этих и еще о многих вещах приготовилась говорить бедняга Ирма,. однако слова застряли у нее в горле, а вместо них вырвался пронзительный визг, потому что вокруг девушек началось нечто невообразимое.

Еще минуту назад улица, по которой шли Эйприл и Ирма, была обычной улицей большого тропического города со сплошным потоком пешеходов и густым потоком автомобилей на проезжей части. И хотя и тех, и других – и автомобилей, и прохожих – было много, все же в их движении чувствовался порядок.

В одну минуту все нарушилось. Казалось, очередной сильнейший порыв ветра, налетевший внезапно, утихнет и даст возможность обругать себя. Однако ветер не только не утих, он стал все более и более усиливаться.

Ирма даже не успела досчитать до пяти, как ветер усилился настолько, что опрокинул на тротуар несколько человек, шедших впереди подруг.

– Ничего себе, – только и прошептала Эйприл, которая вздрогнула после вопля Ирмы и посмотрела в ту сторону, куда был устремлен взгляд девушки с видеокамерой.

– Ирма, Ирма, что же ты стоишь? Снимай скорее, снимай! – закричала Эйприл.

Тем временем ветер стал еще сильнее, и внезапно послышался странный звук. Девушки не могли понять, то ли это вопли людей, которые были не в силах противостоять стихии, сбивавшей их с ног, то ли это вой самого ветра. Небо над городом стало быстро сереть.

Ирма подняла было видеокамеру на плечо и даже протянула микрофон Эйприл, однако в следующее мгновение сама упала на асфальт.

– Ой! – вскрикнула она.

Эйприл, тоже не удержавшись на ногах, шлепнулась на подругу. Что-то хрустнуло.

– Неужели видеокамера?! – испугалась Эйприл.

– Нет, хуже, – ответила Ирма.

– Что же?

– Очки…

Разговаривать приходилось громко, чтобы перекричать вой ветра. Теперь было понятно, что шум, доносившийся отовсюду, был не что иное, как страшное завывание урагана.

Внезапно стало быстро темнеть. В следующую секунду сверкнула молния и ударил гром.

– Я ослеплена!… – простонала Ирма.

Эйприл пошевелилась, пытаясь сползти с подруги на тротуар, однако сделать это не удалось, потому что на ней, в свою очередь, барахтался какой-то чернокожий толстяк, ужасно ругавшийся на местном диалекте испанского языка.

– Сеньор! Сеньор! – несколько раз воскликнула Эйприл. – Нельзя ли полегче?

Толстяк прокричал что-то в ответ, и девушка поняла, что его лучше не трогать: ругань только усилится. К тому же Эйприл заметила, что они с Ирмой придавлены к асфальту не одним лишь толстяком. За толстяком виднелся еще человек, за ним – еще и еще… Получилась солидная куча барахтающихся людей. Встать на ноги тем, кто был сверху, мешал ветер.

– Ирма, Ирма, – прошептала Эйприл, – береги камеру…

Это было последнее, что услышала Ирма от Эйприл. В следующую секунду девушки потеряли друг друга в шевелящейся массе людских тел.

Ураган стал перекатывать беспомощных перед его мощью людей по тротуару. Эйприл чувствовала, что оказывается то вверху, то внизу.

Непрерывно сверкали молнии, грохотал гром. Дождь лил, как из ведра. На улицах города было не очень чисто, поэтому вода превратила пыль в жидкую грязь, что спасало людей от травм.

Ирма и Эйприл здорово перепачкались в грязи, получили немало синяков и шишек, но избежали серьезных травм.

Ураган неистовствовал. На проезжей части было еще хуже, чем на тротуаре. Ветер швырял машины друг на друга.

– Никогда бы не подумал, что мне придется так нарушать правила уличного движения! – воскликнул водитель одного автомобиля после того, как его машина взлетела по пирамиде других автомобилей на самый верх. – Боже мой, даже представить страшно, на сколько меня оштрафуют!

В центральных и деловых кварталах города не осталось ни одного целого окна. Ураган разбил все стекла. Окраинам, где не было каменных зданий, досталось еще больше. Деревянные лачуги, крытые пальмовыми ветвями, были разрушены почти полностью. Крыши лачуг, сорванные ураганом, летали по воздуху, как большие, диковинные птицы.

Всего этого Эйприл и Ирма не видели. Впрочем, Эйприл догадывалась и лишь жалела о том, что обо всем этом она не имеет возможности снять репортаж.

Эйприл стонала и вскрикивала, однако никак не могла выбраться из кучи народу, растущей, словно снежный ком. Внезапно прямо перед собой Эйприл увидела видеокамеру, которая непонятно каким образом оставалась до сих пор чистой, без единого пятнышка грязи. Ирма давно где-то пропала.

«Я думаю, моя подружка Ирма простит мне, – подумала Эйприл, – если я возьму видеокамеру себе… Не знаю, где Ирма, может быть, она потерялась… Но видеокамера нашлась!»

Эйприл уверенно схватилась за камеру одной рукой. Это была ненадежная опора, однако она почувствовала себя более уверенно.

Через некоторое время девушка увидела слева от себя просвет. Эйприл моментально протянула туда руку, и каково же было ее счастье, когда девушке удалось за что-то схватиться.

Ветер выл, все вокруг дрожало, ураган гнал кучу человеческих тел по тротуару.

Эйприл скрипела зубами от натуги, одежда на ней трещала по швам. Она не могла дать себе отчет, что же это трещит – одежда или ее кости, но девушка изо всех сил сжимала железную ограду возле одного из жилых домов и видеокамеру. Каково же было ее удивление, когда через некоторое время Эйприл вытянула из кучи Ирму, которая оказывается, все это время держалась за видеокамеру с другой стороны.

– Ирма! – радостно закричала Эйприл.

– Эйприл! – отозвалась Ирма.

Если бы не шел дождь, если бы не завывал ветер, подруги непременно отметили бы свою встречу слезами умиления и счастья.

Однако теперь было не до них.

– Ирма, ради Бога, не отпускай камеру! – прокричала Эйприл.

Ирма согласно кивнула головой.

Эйприл лихорадочно оглянулась в поисках спасения. Прямо в шаге от себя девушка увидела хлопающую на ветру дверь подъезда.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru