Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Бэтмэн. Страница 2

Кол-во голосов: 0

– Нет, нет! – настаивал полковник, – хотите, я покажу распечатку компьютера. Вот, посмотрите, – полковник Беруччи придвинул девушке рулон бумаги, испещренный мелкими буковками, – одним из достоинств агента должна быть незаурядная внешность, поскольку земляне конца двадцатого века очень ценили женскую красоту. И войти в доверие землянам красивой девушке будет значительно легче.

– Да уж, – смущенно вздохнула Эйприл, – красота красотой, но я без настоящего дела, кажется, совершенно зачахла.

Прощаясь с полковником Беруччи, девушка очень радовалась полученному заданию и одновременно печалилась. Давно ей не выпадала интересная работа. Однако ей придется действовать в одиночку. Девушка размышляла о далеком прошлом, в котором какой-то маньяк-недоучка изобрел опасный аппарат. И при помощи него теперь концентрирует психическую энергию, направляя ее на совершение зла. Раз в Центре решили послать ее, Эйприл О'Нил, с целью разузнать, кто этим занимается, то, разумеется, О'Нил должна будет помешать проявлению зла. Жаль только, что с ней не будет ее верных друзей и помощников – мутантов черепашек-ниндзя. Она одна будет посажена в Машину времени и отправлена в прошлое.

Эйприл в приподнятом настроении вышла из белого здания, в котором только что беседовала с полковником Беруччи. Она оглянулась. Было солнечно и ясно. Вокруг здания росли жасминовые кусты, на зеленых листочках которых сверкала роса. От кустов шел сильный запах, потому что ветки жасмина были сплошь усыпаны ароматными белыми цветами. Эйприл пошла по дорожке, которая тоже была обсажена жасмином. Вдруг услышала жалобный писк. Она осмотрелась, но ничего не увидела. Писк повторился. Эйприл в недоумении потерла щеку с маленькой темной родинкой, заглянула за жасминовые кусты. Там, в траве, копошилось крохотное и беспомощное существо. Эйприл нагнулась и увидела, что это была летучая мышка. Мышка с трудом двигала кожаными крыльями, пищала. Эйприл пригляделась и увидела на одном из крыльев кровь. Эйприл подняла голову. Рядом стояла высокая радиоантенна, с которой свисали тонкие провода. Очевидно ночью летучая мышь, охотясь за комарами, ударилась об антенну и поранила себе крылышко.

– Бедный летучий мышонок, – пожалела Эйприл, – ты поранил себе крылышко! Как мне тебя жалко… Ведь днем ты ничего не видишь…

Эйприл взяла животное в руки. Она где-то читала, что летучие мыши не кусаются, но и не любят, когда их берут в руки.

– Я возьму тебя домой, мышонок, и ты будешь у меня до тех пор, пока сам не сможешь летать!

Летучая мышка пискнула, и Эйприл показалось, что она с благодарностью приняла ее предложение.

Когда Эйприл приехала к себе домой, первым делом она пошла в сад, где в маленьком домике, в зарослях боярышника и цветущих персиков скрывались ее друзья – черепашки-ниндзя. Там они нескучно проводили время между очередными приключениями. Через густые кусты черепашки-ниндзя могли ночью пробираться на шоссе, которое вело в город. А уж в городе, под прикрытием темноты, юные мутанты могли разгуливать сколько хотели. Иногда пищу приносила им Эйприл, но чаще всего черепашки добывали пропитание сами, делая кое-какие услуги ночным водителям, или разносили по городу пиццу для бодрствующих ее любителей. Конечно, черепашки могли и не прятаться от людей, но они выполняли завет своего мудрого учителя человека-крысы Сплинтера, который не советовал черепашкам-ниндзя лишний раз попадаться людям на глаза. Ведь черепашки были ниндзя, то есть секретными, невидимыми агентами, ведущими беспрестанную борьбу против преступлений и насилия.

Войдя в домик к черепашкам, девушка первым делом показала свое живое сокровище.

– Смотрите, кого я принесла! – проворковала девушка, согревая дыханием в своих ладонях раненое и беспомощное существо.

Леонардо, или как его звали товарищи для краткости – Лео, тут же вскочил на ноги. Обычно он мог часами сидеть или лежать в неподвижности, но когда появлялось что-либо интересное, он преображался, становился самым энергичным и непоседливым из друзей.

– Что это за чудище такое! – воскликнул он, разглядывая ушастого крылатого мышонка в нежных руках Эйприл.

Микеланджело, Донателло и Рафаэль тоже обступили девушку.

– Бедненькая летучая мышка! Она поранилась об антенну, – сказала девушка. – Ребята, я хочу дать вам маленькое поручение.

– Интересно, какое? – тут же полюбопытствовал Донателло. – Наверное, связанное с этим летучим грызуном?

– Донателло, во-первых, летучие мыши не грызуны, – ответила Эйприл, – а во-вторых, действительно, почему бы вам не взять летучую мышку к себе, пока у нее не заживет рана на крылышке?

– Выхаживать раненых животных – занятие для девочек, – авторитетно заявил Леонардо. – Настоящие мужчины должны искать приключений…

– Ребята, я бы и сама ухаживала за бедным мышонком, но я буду очень занята… – немного поколебавшись, объявила Эйприл.

– Ты получила задание? – воскликнул Леонардо.

– Не совсем чтобы задание… – опять не без колебаний ответила Эйприл. Не могла же девушка так просто обманывать друзей. И в то же время она отлично помнила указание полковника Беруччи никому ничего не рассказывать. – Словом, вы займетесь летучей мышью?

– Нет, – сказал Микеланджело, который был проницательнее других черепашек и заподозрил, что Эйприл неспроста не может уделить время летучей мыши. – Ушастик выздоровеет сам, а на задание мы пойдем все вместе.

– Не капризничай, Микеланджело, – сказала Эйприл. – Так уж случилось, что для задания пригодна лишь я одна… Но, может быть, мне удастся уговорить начальство взять с собой кое-какое снаряжение, и тогда…

– Ура! Ура! – закричали юные мутанты хором, – у нас опять будут увлекательные приключения.

– Вот и хорошо, – сказала Эйприл, – ну а что с мышонком?

– Мы беремся его выходить, – серьезно проговорил Микеланджело, – только мы не знаем, как с ним обращаться.

– Возьмите у меня в библиотеке книгу про летучих мышей, – посоветовала Эйприл и, передав крохотное существо Микеланджело, неожиданно таинственно улыбнулась.

– Что еще? – спросил озадаченный Микеланджело.

– Я хочу угостить вас, – сказала Эйприл. – Я привезла из города несколько упаковок с пиццей.

– Ура! Пицца! Как я тебя люблю, Эйприл! – воскликнул Леонардо, мгновенно оживляясь. Он спрыгнул со своей лежанки и глаза его загорелись. – А можно спросить, Эйприл?

– Спрашивай.

– Пицца-то с чем?

– Пойдешь со мной, узнаешь! – кокетливо сказала Эйприл и они с Леонардо ушли в большой дом. Там Эйприл отдала черепашке четыре больших упаковки пиццы, но сама не пошла пировать в садовый домик. Ей нужно было еще изучать инструкции, теорию путешествий во времени, словом, готовиться к опасному и важному заданию.

Леонардо вернулся в садовый домик с пиццей и тяжелым томом «Все о летучих мышах».

– Ну, и что мы будем делать с этим ушастиком? – спросил Леонардо, заглядывая в руки Микеланджело, где примостилось безобидное существо.

– Надо продезинфицировать ранку йодом и убедиться, что цела кость, – ответил Микеланджело и принялся за дело. Перевязанную чистым бинтиком мышь поместили в пустую коробку из-под пиццы.

Затем юные мутанты устроили настоящий праздник. Они уплетали изумительную пиццу с грецкими орехами, листали толстую книгу и разговаривали о летучих мышах.

– Так значит, летучие мыши – не грызуны? – спрашивал Леонардо.

– Совершенно верно, – отвечал ему Микеланджело, запивая большой кусок пиццы лимонадом, – они не родственники зайцам, бобрам и сусликам.

– А белка-летяга родственница летучим мышам? – поинтересовался Донателло.

– Нет, – ответил Микеланджело. – Вот здесь написано, что, может быть, это вечерница. Окраска у ее густого, высокого и шелковистого меха коричневато-рыжая сверху и более светлая снизу. Уши короткие, широкие, округленные.

– Раз ты говоришь, что это вечерница, – заметил Донателло, – то у нее, судя по описанию, должны быть узкие длинные крылья.

– Но мы же не сможем развернуть эти крылья, пока они не заживут, – заметил Микеланджело. – Ты лучше почитай, чем летучие мыши питаются, а то видишь, сейчас Лео угостит мышонка пиццей!

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru