Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Бэтмэн. Содержание - Глава 9. Хранительница снов

Кол-во голосов: 0

– А ты просто болотная уродина! Две костяшки – и ничего более! Сейчас я с тобой окончательно расправлюсь! А то еще твои дружки придут и начнут разбираться, куда же подевались твои мозги, твоя психическая энергия!

Галюник ловко освободил Лео, подхватил черепашку под руки и потащил к окну.

– Завтра сторожа обнаружат мертвую черепаху на лужайке под окном моего кабинета! Служба безопасности придет ко мне и спросит: «Мистер Македонски, вы не видели случайно, как с неба падала большая зеленая уродина?» И что ответит мистер Македонски? Мистер Ганс Македонски ответит, что он поздно вечером работал, и ничего не видел и ничего не слышал. Ха-ха-ха-ха!… А потом они спросят, – возбужденно фантазировал обезумевший Галюник, – почему это возле черепашки лежит начальник цеха. А потому, ответит мистер Македонски, что начальник цеха тоже покончил с собой. И предсмертную записку оставил.

С этими словами Галюник схватил ручку и на листке бумаги вывел:

«Я ухожу из этой жизни по собственной воле. Мне стыдно, что я не помогал такому изобретателю, как Ганс Македонски. Прощайте все – начальник исследовательской лаборатории Кроуф».

– А сейчас распишемся, почерк-то у меня мистера Кроуфа, ведь я выпил все его мысли, высосал его мозговую энергию, и могу писать его почерком! – хихикнул Галюник.

Бросив записку на стол, Галюник подхватил черепашку под руки, подтащил ее к раскрытому окну, усадил на подоконник и столкнул вниз.

Микеланджело, Донателло и Рафаэль как раз в то время, когда полусумасшедший Галюник мучил в кресле попавшего туда по неосторожности Леонардо, задержались на крыше по следующей причине…

Неожиданно наружная охрана завода «Крылан и компания» заметила подозрительные тени на здании стала светить лучом прожектора на крышу. Черепашки скрылись за торчащими трубами вентиляционных шахт и некоторое время сидели в неподвижности. Когда охранники успокоились, трое друзей подбежали к тому месту, с которого можно было спуститься, чтобы попасть в комнату, в коей был их друг Леонардо. Убедившись, что охранники перестали вообще интересоваться крышей, Рафаэль и Донателло спустили Микеланджело на тросике вниз посмотреть, что твориться в комнате.

В тот момент, когда Микеланджело приблизился к окну, Галюник поднял неподвижного Леонардо на подоконник. Изрыгая проклятия, лохматый сумасшедший неожиданно столкнул Леонардо с подоконника.

В ту же секунду Микеланджело отпустил захват в кассете, в которой помещался тросик и скользнул вслед за падающим Леонардо. Он догнал его и успел ухватить за беспомощно болтающуюся руку.

Леонардо, очевидно, находился в беспамятстве.

Вскоре один за другим приземлились Донателло и Рафаэль.

– Что с ним? – тревожно спросил Донателло.

– Если бы я знал, – мрачно произнес Микеланджело. – Как только я приблизился к окну, оно распахнулось и тот дурак выбросил нашего неподвижного друга в окно!

– Я сейчас пойду разберусь с этим негодяем! – рассвирепел Донателло.

– Подожди, – произнес Рафаэль, – мы не знаем, что с Лео. Возможно, этот лохматый экспериментатор сделал так, что Лео не сможет обойтись без его помощи!

– Да, похоже, что это так, – согласился Микеланджело. – Лео находится в странном состоянии: живой, теплый, рефлексы все сохранены, смотрит, глаза моргают; зрачки на свет сужаются, а вот не отвечает. Лео, Лео! – толкнул Микеланджело своего товарища.

– Черт бы побрал этих ученых! – воскликнул Донателло. – Вечно из-за них всякие беды! Это же в этом столетии они придумали атомную бомбу и взорвали ее! В этом, в двадцатом столетии, они придумали химическое оружие, в этом столетии они придумали использовать разные болезни для того, чтобы убить других людей.

– Не горячись, Донателло, – произнес Рафаэль, – лучше подумай, что мы будем делать?

– Ясно что! Нам нужна помощь Эйприл.

– Но мы не знаем, где она находится! – воскликнул Донателло.

Тут Микеланджело взял инициативу на себя.

– Мы отнесем Лео в Машину времени, – сказал он. – А сами займемся этим ученым придурком. Согласны?

Черепашкам-ниндзя ничего не оставалось делать, как согласиться с предложением товарища.

Глава 9. Хранительница снов

Галюник расхаживал по собственной квартире, заставленной невероятным количеством различной аппаратуры, и разговаривал сам с собой:

– Я большой умница, великий изобретатель! Теперь я умнее любого из людей, потому что в голове у меня полно чужих мыслей!

Галюник неожиданно схватился за голову.

– Нет, все плохо, плохо, – бормотал он, – мне нужно выдумать имя, которое бы соответствовало моему величию! А то меня, Ганса Македонски, дразнят за глаза Галюником. Я хотел бы быть похожим на Бэтмэна, который спасает людей. Нет, Бэтмэн это не то, этого мало, это всего лишь мышь летучая, летающая пакость.

Галюник взлохматил и без того лохматые волосы.

– А впрочем, с этим – с избранием нового великого имени, приличествующего моему гению, я не буду спешить. Первым делом мне необходимо отомстить этому дураку, Барту Крылану. Ах-ах, что он возомнил о себе! Создал завод по производству обыкновенных ящиков с кинескопами, а вот я – Ганс Македонски придумал насос по перекачке психической энергии, который сделает меня властелином мира!

Следует сказать, что Ганс Македонски был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном месте работы, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история обязательно происходила. То он устраивал короткое замыкание во всех цехах предприятия, на котором работал, то неожиданно из строя выходило очень ценное оборудование. Разумеется, отовсюду Ганса выгоняли с треском. Если же этого не случалось, то все-таки Галюник что-нибудь да вытворял такое, чего другие никак не могли себе позволить: или сломает очень важную радиодеталь, или сопрет новенький прибор да такой дорогой, что аж самому сделается совестно.

А больше всего Ганс Македонски любил врать. И врал он совершенно безо всякой нужды, просто так, чтобы тренировать свою фантазию.

То он рассказывал всем, что вступил в контакт с инопланетянами, и они открыли ему способ летать по воздуху без самолетов или вертолетов, с помощью особого прибора, который есть у него дома.

Когда заинтересованные приятели приходили посмотреть чудо-аппарат, Галюник начинал говорить, что аппарат немного испортился. То Ганс Македонски врал, что ему удалось найти химическую формулу бессмертия. Вещество, которое Галюник предлагал желающим жить вечно, оказывалось обычной питьевой содой, смешанной с сахаром и лимонной кислотой. Затем оригинальный ученый досочинялся до того, что стал всем рассказывать, будто у него в квартире установлен маленький ядерный реактор, который он смастерил сам, и на котором он каждое утро готовит себе кофе.

Разумеется, уже не находилось ни одного простофили, который бы поверил в россказни новоявленного барона Мюнхаузена. Потому что ровным счетом ничего: ни летательного прибора, ни формулы бессмертия, ни квартирного ядерного реактора у Галюника не было, а была только его буйная фантазия.

Врунишкой Ганс Македонски стал в детстве. Он был единственным сыном старого профессора радиоэлектроники и домохозяйки, которые в своем чаде – маленьком Гансике – души не чаяли.

Отец рассказывал ему различные фантастические сказки, в которые мальчик верил. Но пришло время, когда его сверстники перестали верить в Санта Клауса, а Ганс по-прежнему в него верил.

В довершение ко всему маленького Гансика в детстве всячески баловали. Ему покупали все, что он требовал. Но с игрушками мальчик поступал странно. В нем сидел дух разрушения и анализа. Не было ни одной игрушки, которую он бы не распотрошил. Мишки были со вспоротыми животами, рыбки разрезаны пополам. От грузовичков оставались только колесики и кабинки.

Когда игрушки надоели меленькому Гансу, он добрался до папиных часов. Мальчик развинтил их на мельчайшие детальки, а когда собрал, они почему-то шли в обратную сторону. Мальчик тогда подумал, что он повернул время, а родители обрадовались новому таланту их любимца, чем и закрепили в его характере склонность делать все наоборот.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru