Пользовательский поиск

Книга Черепашки-ниндзя и Баркулаб фон Гарт. Содержание - ОТКРОВЕНИЯ ПО ДОКТОРУ КРУЗУ

Кол-во голосов: 0

Как сказал отец-учитель, так и сделал. До конца дней он обучал черепашек истории и литературе. Одновременно они осваивали тонкости боевых искусств, и уже в скором времени владели каратэ, дзюдо, ушу.

Прожив до девяноста лет, старик умер, а черепашки только к этому времени достигли зрелого возраста, и им предстояла еще долгая жизнь.

Итак, шли столетия, а черепашки нисколько не старели. На их глазах разворачивались все исторические события, которые они могли видеть благодаря способности передвигаться во времени и пространстве.

Везде, в каждом событии черепашки принимали участие. Спасали безвинных, сражались на стороне правды. Они стремились к справедливости, потому что помнили слова своего учителя: «Вы не злые существа, как хотел того злой волшебник. Вы не коварные, а добрые и справедливые, и потому ваш долг, используя магическую силу, помогать людям, попавшим в беду, в несчастье. Объясняйте заблудшим их истинное предназначение, спасайте несчастных и обездоленных, а злых не жалейте – не то они после отомстят вам». В трудные минуты, когда опасность, казалось, была смертельная, черепашки вспоминали эти слова и приободряли друг друга.

– Не кисни, Леонардо, лучше вспомни-ка, что говорил нам отец! – хлопал по плечу друга Рафаэль.

– А я и не кисну, просто мне едва не отрубили руку! – отвечал Леонардо.

– Что за беда! – подхватывал Донателло. – Вот если бы тебе отрубили голову!… А рука, что? Отрастет новая!

И черепашки начинали хохотать так, что враги останавливались в недоумении: не сошли ли эти демоны с ума? А тем того и надо было. Воспользовавшись замешательством, черепашки переходили в наступление и побеждали.

Теперь, спустя столетия, они поселились в невзрачном, провинциальном городке, на границе Штатов и Канады. Но выбор свой сделали не случайно. Их так допекли журналисты, телевизионщики и просто любопытные, когда они жили в Нью-Йорке, что черепашки без всяких сожалений перебрались в Гронвей.

Здесь у них завелись друзья – молоденькая Эйприл, хорошо разбирающаяся в компьютерах и обучившая компьютерной премудрости черепашек, и неунывающий спортсмен Джек, который занимался десятью видами спорта одновременно. Особое предпочтение он отдавал хоккею и бейсболу. Поэтому черепашки упражнялись не только в борьбе, но приобретали навыки игры и в хоккей, и в бейсбол.

Сегодня, 16 апреля 1993 года, Эйприл, как обычно, влетела в дом к черепашкам вся запыхавшаяся и необыкновенно веселая.

Эйприл была девушка лет двадцати, белокурая, с вьющимися волосами. Обычно она ходила в джинсах и свободных рубахах навыпуск, но сегодня пришла в изящном мини и белоснежной кофточке.

– Уф, устала! – сказала она, бросив разноцветные пакеты с подарками на стол.

Надо сказать, что Эйприл любила делать подарки, особенно своим друзьям.

– А вы знаете, братцы, у меня сегодня праздник. Ведь я ухожу в отпуск. Мой шеф, бездельник Грей, наконец соизволил дать мне передышку. Я работаю на него как лошадь, и никакой благодарности. Только одна радость – увидеться с вами да с Джеком.

– В отпуск? – переспросил Микеланджело. – А что же мы будем делать без тебя?

– Ой, не создавайте проблем, – доставая из пакета голубую куртку, сказала Эйприл. – Ведь вы в любой момент можете очутиться на другом конце земли. А вот это тебе, Мик, – подала она куртку. – Носи на здоровье.

– И потом, – продолжила она, – я всего лишь хочу смотаться в Европу. А это, Рафаэль, тебе, – обратилась девушка к Рафу, вытаскивая из мешка бейсбольную шапочку большого размера.

– Спасибо, Эйприл, – сказал Раф, поцеловав девушку в щеку.

– Я думаю, что майка с номером Шакила О'Нила тебе подойдет, Лео, – вручая пакет Леонардо, с улыбкой произнесла Эйприл. – И, наконец, гвоздь программы – бриджи для Донателло! Ведь он у нас любит мини, не правда ли? – не в силах сдержаться, засмеялась девушка.

Черепашки с удовольствием присоединились к Эйприл, и в комнате долго звучал хохот.

– Ну, ладно, пора за работу. Пока полистайте прессу, а я подготовлю компьютеры, – вытирая выступившие от смеха слезы, сказала Эйприл.

– Дай мне «Ньюс вик»!

– А мне «Нью-Йорк тайме»! Просьбы посыпались со всех сторон. Получив газеты, все принялись за чтение. Шуршание газет прервал странно взвизгнувший Лео.

Все вопросительно повернулись к нему. Лео секунду помолчал, а затем начал читать:

– В связи с вышеизложенным, уместно вспомнить, что год назад в округе Рокуэлл был совершен ряд преступлений, заставивших содрогнуться не только местных жителей, но и весь мир. Десять человек были зверски убиты. Раны были нанесены острыми предметами: огромным ножом, отточенным костылем, бумерангом, дисковой пилой. Характерной деталью является то, что все жертвы получили смертельный удар в шею со стороны затылка. Полиция отметила, что убитые были разного социального происхождения, разных вероисповеданий и профессий. Никакой связи между убитыми выявить не удалось. Полиция склоняется к мысли, что преступления – дело рук маньяка…

– Да, страшная штука, – промолвил Мик.

– Конечно, – заволновался Лео, – но вам это ничего не напоминает, черепахи?

Друзья задумались. Им, конечно, было что вспомнить. За долгие столетия они были свидетелями и прекрасных, и устрашающих событий.

Вдруг Рафаэль воскликнул:

– Припомните, во времена крестоносцев объявился один кровожадный злодей, убивающий так же – костылем в шею!

– Действительно, было такое, – согласился Донателло.

– Да, и я хорошо помню, – подтвердил Мик. – огромный, как гора, на лице – белая маска. В наше время она бы напомнила хоккейную маску вратаря.

Эйприл, слушавшая до сих пор с неотрывным вниманием, сказала:

– А что, если нам, друзья, обратиться к компьютеру? Ведь это великая вещь, мы можем запросто узнать, как звали вашего знакомого.

Всем скопом черепашки двинулись за Эйприл, которая привычно, как машинистка, защелкала пальцами по клавиатуре ЭВМ.

На экране замелькали цифры, схемы и целые текстовые выдержки на разных языках. Одна картинка сменяла другую, начали появляться изображения городов, селений и целых стран, затем на экране замелькали портреты мужчин, по одежде и прическе которых можно было определить эпоху, в которой они жили. Попадались и изображения мертвецов, каким-то образом запечатленных в памяти компьютера.

– Кажется, нащупала, – хриплым от волнения голосом проговорила девушка.

Черепахи приникли к экрану, словно хотели проникнуть внутрь. Беспрерывной чередой забегали мелкие строки и, наконец, красная, с призывным писком, точка замелькала на экране. Выступила четкая строка: Баркулаб фон Гарт.

– Вот, – сказала Эйприл. – Так звали вашего злодея. И компьютер показал, что убийства в древней Германии и в округе Рокуэлл дело рук одного человека. Это точно!

ОТКРОВЕНИЯ ПО ДОКТОРУ КРУЗУ

В клинике доктора Круза был обычай, заведенный им же самим еще в первые годы работы. Этот обычай, подкрепленный теорией доктора, сводился к тому, что каждый вечер в субботу больные собирались в уютной гостиной, где могли почувствовать себя довольно свободно, разумеется, в той мере, в какой позволяли стены сего учреждения, но с тем условием, что каждый из них должен был, говоря словами доктора Круза, «жить в группе, прежде, чем сможет функционировать в нормальном обществе». Группа показывала, где у кого непорядок, и кто нормальный, а кто нет.

Доктор Круз очень любил подобные собрания, всегда сам лично открывал и вел их. Он обычно рассказывал, что цель таких собраний – демократическое отделение, полностью управляемое пациентами, их голосами, стремящееся выпустить их обратно на улицу, во внешний мир, достойными гражданами. Всякое мелкое недовольство, всякую жалобу, все, что кому-либо из присутствующих хотелось бы изменить, надо было высказывать перед группой и обсуждать, а не гноить в себе. И каждый должен чувствовать себя свободно среди окружающих до такой степени, чтобы без утайки обсуждать эмоциональные проблемы с больными и медиками.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru