Пользовательский поиск

Книга Зеркальное отражение. Содержание - Глава 67

Кол-во голосов: 0

– Он организовал нашу переправку сюда. Мы здесь, чтобы выяснить, кто повинен в смерти одного британского бизнесмена...

– Официальный отчет о случившемся и останки покойного переданы посольству Великобритании, – остановил ее Росский.

– Кремированные останки, – уточнила женщина. – Англичане не верят в то, что бизнесмен скончался от сердечного приступа.

– Ну а мы не верим в то, что он был бизнесменом! – воскликнул Росский. – У вас остается еще девять минут на то, чтобы сдаться. В противном случае вы присоединитесь к своему мертвому дружку. Все очень просто.

– Вовсе ничего не просто, – вмешался в разговор Орлов.

Очень долго тишина в трубке нарушалась лишь треском статического электричества.

– С кем я говорю? – наконец спросила женщина.

– С самым высокопоставленным представителем армии в Петербурге, – ответил Орлов, обращаясь в первую очередь не к женщине, а к полковнику Росскому. – А вы кто такая? Только, пожалуйста, не надо излагать мне вашу "легенду".

– Справедливое желание, – согласилась женщина. – Мы офицеры разведки, работаем у министра обороны Финляндии Нисканена.

– Ложь! – взорвался Росский. – Нисканен ни за что не станет рисковать ради какого-то трупа!

– В Д-16 так и не смогли определиться по поводу стратегии действий, – объяснила женщина. – Поэтому они связались с ЦРУ, а оттуда их уже направили к министру Нисканену. В конечном счете было решено, что мне и моему товарищу нужно отправиться на место и установить причину гибели англичанина, – а затем попытаться наладить диалог, чтобы избежать ответных ударов.

– Вот как? – презрительно усмехнулся Росский. – Вы могли бы прилететь в Санкт-Петербург прямым рейсом со своими топорно подделанными паспортами и сразу же изложить свое дело. Однако же вы предпочли скрытно приплыть на борту карликовой подводной лодки, потому что не хотели, чтобы вас видели в аэропорту. Вы лжете!

– Какая магистраль пересекает Ботнический залив? – спросил Орлов.

– Магистраль номер два, – не задумываясь, ответила женщина.

– Сколько в Финляндии провинций?

– Двенадцать[18].

– Это ничего не доказывает! – вмешался Росский. – Она все это заучила!

– Совершенно верно, – подтвердила женщина. – В школе в Турку, где я родилась и выросла.

– Все это бессмысленно! – продолжал Росский. – Эта женщина нелегально проникла в нашу страну, и через четыре минуты мои люди ее задержат.

– Если смогут меня найти.

– Слева и впереди от вас театр имени Кирова, – торжествующим тоном произнес Росский. – А следом за вами едет зеленый "Мерседес". Если вы попытаетесь бежать, вас застрелят на месте.

Снова наступило молчание. Орлов понял, что хотя женщина, скорее всего, осмотрела машину в поисках радиопередатчиков, она, очевидно, не обратила внимания на сотовый телефон в багажнике. Это обычная практика у агентов, выполняющих оперативное задание. Детектор радиосигналов телефон не обнаружит, но с помощью него можно запеленговать машину, в которой он находится.

– Если с нами что-нибудь произойдет, – совершенно спокойным голосом заговорила женщина, – вы лишитесь возможности связаться напрямую с теми, кто вам противостоит. Сэр, я обращаюсь к вам, высокопоставленному военному, а не к этому грубияну.

– Вот как? – сказал Орлов. Несмотря ни на что, ему понравились слова женщины.

– Сэр, я уверена, что вы не просто самый высокопоставленный военный в Санкт-Петербурге. Не сомневаюсь, вы – генерал Сергей Орлов, и вы возглавляете разведывательный центр, недавно открытый в городе. Я также считаю, что результатов можно добиться, только если вы свяжетесь со своим противником в Вашингтоне. Если же вы меня убьете и вернете мой прах министру обороны Нисканену, это вам ничем не поможет.

На протяжении последних двух лет Орлов и его сотрудники безуспешно пытались разузнать что-либо о своем вашингтонском Doppelganger[19], зеркальном образе. О разведывательном центре, в задачи которого входило также разрешение кризисных ситуаций, осуществлявшем примерно такую же работу, как и российский Операционный центр. Агентам, внедренным в ЦРУ и ФБР, была поставлена задача любым способом выяснить все возможное. Однако Опцентр в Вашингтоне представлял собой ведомство молодое, значительно более компактное, проникнуть в которое было крайне сложно. И вот сейчас эта женщина сделала такое предложение – то ли потому, что она очень умная, то ли потому, что она очень напугана, – от которого Орлов не мог отказаться.

– Предположим, я соглашусь, – сказал он. – Как вы обеспечите связь с Вашингтоном?

– Соедините меня с майором Ахо в Президентском дворце, – ответила женщина. – Я организую все через него.

Орлов задумался над ее предложением. Хоть его и не покидало беспокойство по поводу того, что он идет на сделку с врагом, это чувство заглушалось удовлетворением: предпочтение отдается дипломатии, так как в противном случае не избежать кровопролития.

– Освободите нашего сотрудника, которого вы захватили в заложники, – наконец сказал Орлов, – и я дам вам шанс.

– Согласна, – без колебаний ответила женщина.

– Полковник Росский? – продолжал Орлов.

– Да, товарищ генерал? – натянуто произнес Росский.

– Никто не делает ни шага без моего прямого приказа. Это понятно?

– Понятно.

Орлов услышал шорох и приглушенные голоса. Он не мог определить, то ли это происходит в машине, то ли на станции метро "Технологический институт", где Росский встречается со своими агентами. В любом случае Орлов понимал, что полковник не будет сидеть сложа руки, он обязательно постарается спасти свое лицо... и позаботиться о том, чтобы двое шпионов не ушли от него.

Глава 56

Вторник, 07.35, Вашингтон

Поль Худ уже давно выяснил на собственном опыте, что парадокс разрешения кризисных ситуаций заключается в том, что отсекать голову Медузе неизменно приходится тогда, когда ты с ног валишься от усталости.

В последний раз его голова лежала на подушке, когда Худ был в гостинице в Лос-Анджелесе, у себя в номере вместе с семьей. И вот сейчас, больше чем через двадцать четыре часа, он сидел у себя в кабинете вместе с Майком Роджерсом, Бобом Гербертом, Анной Фаррис, Лоуэллом Коффи и Лиз Гордон и ждал первых сообщений от двух групп отряда "Бомбардир", готовых нанести удар по иностранному государству. В какие бы красивые слова это ни обернуть – этим придется заняться Анне, если бойцы будут обнаружены или захвачены в плен. "Бомбардир" занимается именно этим. Наносит удар по России.

Окружение Худа ждало сообщений от обеих групп, убивая время ничего не значащими разговорами, и он рассеянно слушал своих людей, размышляя о возможных последствиях того, что сейчас происходило на противоположном конце земного шара. Судя по отрешенному выражению лица Майка Роджерса, тот занимался тем же самым.

Сдвинув манжету, Коффи взглянул на часы.

Герберт нахмурился.

– Если каждую минуту смотреть на стрелки, время все равно не будет идти быстрее.

Встрепенувшись, Лиз поспешила на защиту Коффи:

– Успокойтесь, Боб, плохо от этого никому не будет.

Анна начала было что-то говорить, но в этот момент запищал телефон. Худ с силой ткнул кнопку громкоговорящей связи.

– Мистер Худ, – послышался голос Жучка Беннета, – вам вызов из Санкт-Петербурга, переправленный через кабинет майора Пентти Ахо.

– Давай его сюда, – ответил Худ. Ему показалось, что наступил жаркий летний полдень, воздух совершенно неподвижен и стало трудно дышать. – Боб, есть какие-нибудь догадки? – спросил он, нажав кнопку отключения микрофона.

– Возможно, нашего "бомбардира" схватили и заставили связаться с вами, – начал Боб. – Больше мне в голову ничего не приходит...

– Говорит Кристина, – послышался голос Пегги.

– Вот те на, – сказал Герберт. – "Кристина" – это кодовое слово, обозначающее, что Пегги на свободе. Если бы она, скажем так, застряла в трубе, то назвалась бы "Крингл".

вернуться

18

Административное деление Финляндии – шесть губерний. (Прим. пер.)

вернуться

19

Двойнике (нем.).

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru