Пользовательский поиск

Книга Зеркальное отражение. Содержание - Глава 42

Кол-во голосов: 0

– Но он же не знает ни слова по-русски, – заметила Пегги. – Что у нас из этого получится?

– У вас будет полтора часа плавания на корабле и десятичасовой переход на подводной лодке, чтобы обучить его основам, – сказал Ахо. – Ну вот, кажется, это все. Вопросы есть?

– Никак нет, сэр, – ответил Джордж.

Пегги молча покачала головой.

– В таком случае, все замечательно, – улыбнулся майор. – Желаю удачи.

Подхватив тяжелый рюкзак со снаряжением, Джордж поспешил было следом за майором Ахо, но тот, выйдя в коридор, закрыл за собой дверь.

Молодой американец едва успел остановиться, чтобы не наскочить на закрытую дверь.

– Ох уж эти офицеры! – с негодованием вздохнул он, берясь за ручку.

– Не надо! – рявкнула Пегги.

– Прошу прощения? – удивленно обернулся Джордж.

– Поставь свой рюкзак, – продолжала Пегги. – Мы с тобой еще никуда не идем.

– Что вы хотите сказать?

Она достала из шкафчика моментальный фотоаппарат.

– Улыбнись!

* * *

Когда майор Ахо выходил из здания, за ним наблюдала женщина, которая прогуливалась с собачкой вдоль спокойных вод Южного причала. Валя приехала сюда на велосипеде от дома давнишнего агента ФСБ, бывшего финского полицейского, вышедшего на пенсию. Прислонив велосипед к фонарному столбу, она сама отошла подальше от луча света. Скрывшись в надежной темноте, Валя дала отдохнуть собаке, запыхавшейся после недолгой пробежки, – свирепого стаффордширского терьера, с чьей помощью она расправилась с британским шпионом в Санкт-Петербурге, сменил симпатичный, спокойный спаниель. Здесь Вале не нужно было никого устранять: ее задача заключалась в том, чтобы проследить и доложить полковнику Росскому.

Российский операционный центр без труда проводил американский самолет до Хельсинки; еще проще Вале было проводить майора и его нового американского друга из аэропорта до Президентского дворца. Теперь водитель ждал в машине за углом, на Канавакату, рядом с величественным Успенским собором, а Валя наблюдала за тем, чем занимаются финский офицер и американский шпион.

"Точнее, два шпиона", – мысленно поправила себя Валя, увидев, что Ахо вернулся к своей машине в сопровождении двух человек.

Убедившись, что все трое сели в машину, Валя дернула собаку за ошейник, и та громко залаяла – дважды, затем два раза и еще два раза.

– Рути, успокойся! – крикнула Валя, снова дернув за поводок.

Прекрасно вышколенная собака умолкла.

Майор Ахо огляделся вокруг, но, не увидев никого в темноте, сел в машину на переднее правое сиденье. Остальные двое устроились сзади. Русская разведчица убедилась, что "Вольво" ее напарника, предупрежденного лаем, свернуло на Эспланаду. Они заранее условились, что напарник проследит за машиной, после чего вернется к ней; она же сама решила остаться и проверить, что больше никто не выйдет из этого крыла дворца. Не исключено, что противник, потеряв двух агентов, предпримет чрезвычайные меры предосторожности, чтобы защитить остальных. Некоторые страны для обеспечения безопасности своих людей готовы пойти на все: пять лет назад, когда Валя только начинала работать в разведке, ее начальник стал жертвой подставной операции, которую английская служба Д-16 проводила, прикрывая настоящую операцию. Уволенный с позором из разведки, он покончил с собой. Валя Сапарова не собиралась повторить его ошибку.

Продолжая прогуливаться по набережной, она слушала спокойный плеск воды о гранит, наблюдая за редкими машинами и еще более редкими прохожими, которые появлялись на Эспланаде.

И вдруг на ее лице появилась довольная усмешка: из Президентского дворца вышли двое, подозрительно похожие на тех, кто незадолго до этого уехал вместе с финским офицером...

Глава 35

Вторник, 01.08, Санкт-Петербург

Совершая полеты в космос, генерал Орлов привык к строгому распорядку дня: определенное время отводилось на еду, сон, работу, личную гигиену и на физические упражнения. Затем, начав учить других, он продолжал соблюдать четкий режим, потому что это существенно облегчало жизнь.

Однако за те два года, что Орлов руководил Операционным центром, от строгого распорядка дня не осталось и следа, поскольку ему всегда не хватало времени. Он почти забросил занятия спортом, по поводу чего очень переживал. В течение последних нескольких недель, по мере приближения начала работы центра, Орлов перестал и высыпаться, что также не могло не сказаться на его самочувствии.

Генерал был готов к тому, что сегодня ему придется задержаться на работе допоздна, разглаживая шероховатости в работе различных систем, хотя их оказалось на удивление мало. В случае необходимости можно даже было задействовать оперативников из спецназа полковника Росского, размещенных в городе Пушкин в окрестностях Петербурга. К счастью, Росский получил сообщение о том, что сотрудникам Федеральной службы безопасности удалось обнаружить и задержать официанта, работавшего на британского шпиона, и его сейчас доставляют в Санкт-Петербург. Несомненно, его удастся убедить помочь выманить из нор остальных агентов – это даст больший эффект, чем скорая и жестокая расправа Росского над двумя разведчиками. Орлов ни на минуту не поверил в то, что английский шпион сам покончил с собой, и сожалел о том, что не смог его допросить.

В любой работе случаются неудачи, под которые приходится подстраиваться. Орлов оставался сосредоточенный и внимательным. Однако он очень не любил ждать – особенно недостающих элементов мозаики. Когда ему во время космического полета приходилось устанавливать неисправность, под рукой у него всегда был перечень тестов. Сейчас же ему оставалось только сидеть, коротая время второстепенными мелочами, и дожидаться поступления информации.

Сообщение от Вали Сапаровой поступило в 01.09 – в Хельсинки только-только минула полночь. Поскольку российская разведчица не хотела рисковать, постоянно нося при себе радиостанцию защищенной связи, она просто воспользовалась услугами международной телефонной связи, позвонив из обычного телефона-автомата на улице финской столицы в Санкт-Петербург, на телефонный коммутатор. И уже оттуда сотрудник Операционного центра переадресовал ее вызов на связистов в Эрмитаже. Делалось это для того, чтобы нельзя было проследить входящие и исходящие звонки центра.

Сообщения, поступающие от агентов по открытым линиям связи, имели форму личных бесед с друзьями, родственниками или соседями. Если оперативник не начинал разговор с просьбы переговорить с каким-то конкретным человеком, это служило для центра сигналом не обращать внимания на содержание. Иногда агенты прибегали к подобным методам, чтобы сбить с толку контрразведчиков, которые подслушивали разговоры, пытаясь понять их смысл. Но как только речь заходила о погоде, слушатель понимал, что далее последует собственно сообщение.

Валя спросила, может ли она поговорить с дядей Борисом. Этим именем она называла полковника Росского, которого тотчас же предупредил о звонке оператор, дежурящий за одним из девяти компьютеров, подключенных к линиям телефонной и радиосвязи. Схватив наушники с микрофоном, Росский тотчас же ответил на звонок. Генерал Орлов взял у оператора параллельно подключенные наушники и прижал их к уху. Цифровой магнитофон записывал разговор.

– Драгоценная моя птичка, – ответил Росский, – ну, как тебе гостится у твоего короля?

Кодовым именем "король" полковник воспользовался, чтобы посторонний человек, подслушавший разговор, не понял, о ком идет речь.

– Очень хорошо, – ответила Валя. – Извините, что звоню так поздно, но я была очень занята. Погода стоит просто прекрасная, и я весь день знакомилась с достопримечательностями города.

– Рад за тебя.

– Я и сейчас гуляю с собакой, звоню из телефона-автомата. Король уехал в аэропорт провожать двух своих приятелей, но мне не захотелось ехать вместе с ним. Вместо этого я прокатилась на велосипеде в порт.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru