Пользовательский поиск

Книга Зеркальное отражение. Содержание - Глава 37

Кол-во голосов: 0

Герберт постучал по лбу:

– Итак, если предположить, что заправилой является Догин и что у него тесные связи с русской мафией, весьма вероятно, он задумал государственный переворот. И оружие ему не нужно. Оружие есть у Косыгина.

– Да, – решительно произнес Роджерс. – То же самое я уже говорил Полю. Догину нужны деньги, чтобы покупать политиков и журналистов, а также помощь извне. И эти деньги ему, скорее всего, согласился дать Шович в обмен на какие-то гарантии на будущее.

– Возможно, – согласился Герберт. – А может быть, Догин собирается получить деньги, продав наркотики, полученные от Шовича. Если так, он станет далеко не первым государственным деятелем, который пошел на такое. Разве что масштабы будут несоизмеримо большими. Догин может попросить российских дипломатов, которые симпатизируют его взглядам, развозить отраву по всему миру, пользуясь своей неприкосновенностью.

– Разумно, – подтвердил Роджерс. – Дипломаты забирают наркотики и возвращаются с валютой.

– Значит, прибывшие во Владивосток ящики вписываются в общую картину, – заключил Герберт. – В них или наркотики, или деньги, или и то и другое.

– Но знаешь, что во всем этом самое страшное? – сказал Роджерс. – Даже если Жанину удастся вывести Догина на чистую воду, он все равно не сможет ни черта предпринять. Если новый российский президент начнет действовать, произойдет одно из двух.

Первый вариант развития событий, – начал рассуждать вслух Роджерс, – Жанин одерживает верх над Догиным, но при этом вся верхушка власти подвергается такой основательной встряске, что это отпугивает напрочь иностранных инвесторов, которые нужны Жанину для возрождения российской экономики. Результат: Россия оказывается в еще более худшем состоянии, чем была до этого.

Второй вариант, – продолжал Роджерс, – Жанин вынуждает своих противников выступить до того, как те будут полностью готовы, что приводит к длительной и кровопролитной гражданской войне, и одному богу известно, в чьих руках будет находиться все это время ядерное оружие. Для нас главное, чтобы Россия оставалась тем, чем были Панама при президенте Норьеге и Иран при шахе. В первую очередь нам важна стабильность правящего режима, а не его легитимность.

– Резонный довод, – согласился Герберт. – Итак, как, по-твоему, поступит президент Лоуренс?

– Так же в точности, как он поступил вчера вечером, – ответил Роджерс. – Никак. Он не может предупредить Жанина, опасаясь возможных утечек. И не может предложить военную помощь. Этот вариант мы начисто отмели. Так или иначе, любой предупредительный удар таит в себе опасность. Ни в коем случае нельзя загонять Догина и его дружков в подполье, где они по-прежнему будут представлять огромную угрозу.

– А как наш президент объяснит свое бездействие членам НАТО? – спросил Герберт. – Там полно заячьих душонок, которые тем не менее любят размахивать саблями.

– Возможно, Лоуренс к ним присоединится, – ответил Роджерс, – но скорее, насколько я его знаю, он укутается в неоизоляционизм и предложит НАТО решать свои проблемы самим. Такая позиция будет как нельзя лучше соответствовать настроениям американского общества. Особенно в свете недавнего взрыва в нью-йоркском тоннеле.

Герберт погрузился в задумчивое молчание, постукивая ладонью по кожаному подлокотнику кресла-каталки. Вдруг снова запищал телефон на столе. Герберт проверил номер звонящего по базе данных. Звонили из ОНР. Герберт переключил телефон на громкоговорящую связь, чтобы было слышно и Роджерсу.

– Боб, – сразу перешел к делу Стивен Вьенс, – подключить УЭЭПА мы еще не успели, но нам удалось проследить за первым грузовиком, покинувшим аэропорт. Он направился прямиком на железнодорожный вокзал.

– Какая сейчас в тех краях погода? – спросил Герберт.

– Ужасная, – ответил Вьенс, – чем, скорее всего, все это и объясняется. На Владивосток обрушился мощный снегопад. На самом деле во власти циклона оказался весь регион, и, по прогнозам синоптиков, непогода продержится минимум сорок восемь часов.

– Значит, Догин или Косыгин решили перегрузить груз из вынужденного приземлиться самолета в железнодорожный состав, – сказал Герберт. – На вокзале ничего странного не происходит?

– Ничего, – ответил Вьенс. – Состав стоит у крытой платформы. Однако у нас есть расписание движения всех поездов, и мы проследим за тем составом, который тронется вне графика.

– Спасибо, – поблагодарил Герберт. – Держи меня в курсе.

После того как Вьенс окончил разговор, начальник разведывательного отдела задумался над тем, что означает перегрузка секретного груза на железнодорожный состав – где его будет легко идентифицировать и проследить, и где он будет уязвимым.

– Значит, речь идет о чем-то очень важном, – пробормотал он.

– Это ты о чем? – спросил Роджерс.

– Я говорю, несомненно, груз представляет собой что-то очень важное, – сказал Герберт. – В противном случае русские бы просто переждали ураган.

– Согласен, – сказал Роджерс. – И мало того, что груз жизненно важен, сейчас он на какое-то время оказался беззащитным.

Герберт не сразу сообразил, что имел в виду Роджерс.

– Нет, Майк, груз не беззащитен, – нахмурившись, заметил он. – Состав направляется в глубь российской территории, он в тысячах миль от ближайшей границы дружественного нам государства. "Бомбардир" находится в Финляндии; одним прыжком оттуда до Приморья никак не добраться.

– Тут ты совершенно прав, – согласился Роджерс. – С другой стороны, это самый простой способ обуздать Догина. Не будет денег, не будет и игры.

– Господи, Майк, – воскликнул Герберт, – ты только подумай, что говоришь! Поль является убежденным сторонником дипломатии и выступает против применения силы. Он ни за что не даст свое согласие на...

– Подожди, – остановил его Роджерс.

Подойдя к столу Герберта, генерал позвонил помощнику директора.

– Стив, – спросил генерал, – Поль еще не возвращался с совещания в отделе тактического и стратегического планирования?

– По-моему, нет, – ответил Стивен Беннет.

– Спроси у него, сможет ли он зайти в кабинет к Бобу Герберту. Есть одно неотложное дело.

– Хорошо, – сказал Беннет.

Положив трубку, Роджерс заявил:

– А вот мы сейчас и выясним, даст ли он свое согласие.

– Даже если тебе удастся убедить Поля, – не сдавался Герберт, – комиссия Конгресса ни за что на свете не санкционирует подобную операцию.

– Комиссия уже одобрила один визит "Бомбардира" в Россию, – возразил Роджерс. – Даррел с Мартой уговорят ее одобрить и второй.

– А если им все же не удастся?

– Боб, – спросил Роджерс, – а ты бы сам как поступил?

Герберт ответил не сразу.

– Господи, Майк, – наконец произнес он, – ты прекрасно знаешь, как бы я поступил.

– Ты послал бы "Бомбардира" на Дальний Восток, потому что это дело нужно сделать, и ребята Скуайрса подходят для этого задания лучше всех. Послушай, – продолжал Роджерс, – после Северной Кореи мы оба бросали комки земли на гроб Бейса Мора, – кстати, я лично принимал участие в той операции. Мне приходилось участвовать и в других операциях, в ходе которых гибли наши люди. Однако это нас не остановит. Именно ради этого и был создан "Бомбардир".

Раздался звонок, и Герберт открыл дверь, впуская Худа.

Как только директор Опцентра посмотрел на Герберта, его взгляд наполнился беспокойством.

– Боб, вижу, ты чем-то очень встревожен. Что случилось?

Роджерс ввел Худа в курс последних событий. Присев на край стола, тот молча выслушал рассказ генерала о ситуации в России и его идею насчет "Бомбардира".

Когда Роджерс закончил, Худ спросил:

– Как, по-твоему, к этому отнесутся террористы? Не будет ли это нарушением нашей сделки?

– Нет, – уверенно произнес Роджерс. – Они совершенно определенно порекомендовали нам воздержаться от каких-либо действий в Восточной Европе. О Сибири речь не шла. В любом случае они не успеют опомниться, как мы уже нанесем удар и возвратимся назад.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru