Пользовательский поиск

Книга Зеркальное отражение. Содержание - Глава 29

Кол-во голосов: 0

За мгновение до того, как Ли нажал на спусковой крючок, у него за спиной прогремели выстрелы. Несколько пуль впилось ему в плечо и спину.

Ли этого не ожидал. Его правая рука дернулась вверх, и он не попал в носовое шасси. Все четыре пули попали в крыло и фюзеляж.

Развернувшись, агент ФБР увидел позади, стоящего Кена Савару, залитого кровью.

– Ну почему ты не мог... оставаться в стороне, – задыхаясь, прошептал японский солдат, падая на колени. – Не отпустил меня одного...

Собрав остатки сил, Ли вложил их в правую руку и направил свой пистолет на Савару.

– Ты хотел идти один? – спросил он. – Так уходи же! – С этими словами Ли всадил предателю пулю в лоб.

Савара рухнул на бетон рядом с ним. Ли повернулся к самолету. Судорожно пытаясь набрать в легкие воздух, он смотрел на то, как техники продолжают заправлять самолет. Этого просто не может быть! Борца с преступностью предал его напарник, и он умирает, истекая кровью на скользком от машинного масла бетоне. Никто не спешит на помощь, вдалеке не раздается вой сирен, преступников не арестовывают, вообще никто не обращает на него внимания...

Саймон Ли умер с тем чувством, что он потерпел полное поражение.

Полчаса спустя "Гольфстрим" поднялся в воздух и направился в сторону России. В темноте никто из экипажа и наземного персонала не заметил тонкую струйку черного дыма, которая вытекала из правого двигателя набирающего высоту самолета.

Глава 21

Понедельник, 12.30, Вашингтон

Заказав в столовой обед на вынос, Лоуэлл Коффи и Марта Маколл со своими помощниками уселись за работу в обшитом деревом кабинете юридического консультанта, отыскивая безопасный проход через минное поле международных законов и соглашений, без чего не обходилась ни одна операция "Бомбардира".

Президент Финляндии разрешил международной группе "Бомбардир" прибыть в страну с целью исследования уровня радиации в районе Финского залива. Заместитель Коффи Андреа Стемпель общалась по телефону с хельсинкским отделением Интерпола, договариваясь о машине и поддельных российских визах для троих членов группы. Рядом, удобно устроившись на кожаной кушетке, помощник Стемпель Джеффри Драйфус изучал завещания, составленные коммандос из "Бомбардира". Если в бумагах найдутся какие-то неточности, связанные с изменением в семейном положении, рождением новых детей и приобретением имущества, изменения и дополнения будут отправлены по факсу на борт самолета, чтобы их должным образом подписали и засвидетельствовали прямо в воздухе.

Сами же Коффи и Маколл, усевшись перед монитором, составляли набросок "поисков", пространного документа, который Коффи надо будет еще до приземления самолета с "Бомбардиром" представить объединенной комиссии Конгресса по делам разведки, в которую входят восемь человек от сената и от Палаты представителей. Уже были обговорены типы используемого оружия, характер предстоящей операции, ее продолжительность и другие ограничения. Случалось, Коффи приходилось разрабатывать настолько подробные "поиски", что в них строго оговаривались используемые радиочастоты и время начала и окончания операции с точностью до минуты. Какой бы напряженной и кропотливой ни была работа, на самом деле существовали строгие международные законы, и одобрение комиссии не давало группе права действовать на территории России. Однако без него членам "Бомбардира", захваченным с поличным, пришлось бы отдуваться самим; все государственные органы от них официально открестились бы. Но если одобрение будет получено, Соединенные Штаты приложат все силы, чтобы через дипломатические каналы без шума вызволить попавших в беду коммандос.

Дальше по коридору, за кабинетами Майка Роджерса и Анны Фаррис, находился строгий и опрятный командный центр Боба Герберта. Вытянутое продолговатое помещение было заставлено мощными компьютерами, выстроившимися вдоль узкого стола; три стены занимали подробные карты мира, а на четвертой, дальней, были установлены двенадцать телевизионных мониторов. Большую часть времени их экраны оставались погашенными. Однако сейчас на пяти светились изображения европейской части России, Украины и Польши, полученные со спутников.

В разведывательном сообществе уже давно ведутся споры относительно сравнительных достоинств электронно-технических средств разведки, в первую очередь космических, и достоверной информации, добываемой агентурным путем. В идеале разведчикам нужно и то, и другое. Им хочется иметь возможность считать показания автомобильного спидометра со спутника, находящегося на орбите, и обладать ушами на земле, способными доложить о совещании, проходящем за закрытыми дверями. Космическая разведка является чистой. Абсолютно исключена возможность захвата с последующими допросами, можно не бояться перебежчиков и двойных агентов, "сливающих" дезинформацию. Однако при этом спутник не обладает способностью агента на месте различать действительные и ложные цели.

Космической разведкой для нужд Пентагона, ЦРУ, ФБР и Опцентра занимался Отдел национальной разведки, в высшей степени закрытое ведомство в составе Министерства обороны. Возглавляемое дотошным в мелочах Стивеном Вьенсом, однокурсником и близким приятелем Мэтта Столла, оно имело в своем распоряжении несколько групп телевизионных мониторов, расставленных в десять рядов по десять штук. Все они наблюдали за различными регионами мира, изображение на каждом обновлялось раз в 0,89 секунды. Таким образом в режиме реального времени в минуту сменялись шестьдесят семь черно-белых кадров различной степени увеличения. Кроме того, в настоящее время ОНР проводил испытания новейшего спутника системы орбитальных мониторов аудиоизображения (МАИ). В будущем эта система должна была позволить получать подробные изображения внутренних отсеков подводных лодок и самолетов за счет анализа акустических сигналов, производимых экипажем и оборудованием.

Три спутника ОНР наблюдали за перемещениями войск на границе России и Украины, а два следили за Польшей. Через источник в Организации Объединенных Наций Боб Герберт выяснил, что полякам очень не нравится демонстрация силы со стороны России. Хотя Варшава до сих пор не отдала приказ о мобилизации вооруженных сил, во всех частях отменены отпуска и увольнения, а силы безопасности получили негласное распоряжение присматривать за украинцами, живущими и работающими в приграничных районах Польши. Вьенс и Герберт сошлись во мнении, что за Польшей следует наблюдать внимательно; все свежие снимки из космоса направлялись прямо в отдел Герберта, где их изучали аналитики.

В копии распорядка дня российских солдат, расположенных в районе Белгорода, Боб Герберт и его аналитики не обнаружили ничего необычного. На протяжении двух суток он оставался неизменным:

Распорядок дня

05.50 Подъем

06.00 Утреннее построение

06.10 – 07.10 Физическая подготовка

07.10 – 07.15 Заправка кроватей

07.15 – 07.20 Утренний осмотр

07.20 – 07.40 Отдача приказов на предстоящий день

07.40 – 07.45 Мытье рук

07.45 – 08.15 Завтрак

08.15 – 08.30 Уборка

08.30 – 09.00 Подготовка к службе

09.00 – 14.50 Боевые занятия

14.50 – 15.00 Подготовка к обеду

15.00 – 15.30 Обед

15.30 – 15.40 Послеобеденный чай

15.40 – 16.10 Личное время

16.10 – 16.50 Чистка и осмотр оружия и снаряжения

16.50 – 18.40 Уборка территории и казарм

18.40 – 19.20 Развод караула

19.20 – 19.30 Мытье рук

19.30 – 20.00 Ужин

20.00 – 20.30 Просмотр выпуска телевизионных новостей

20.30 – 21.30 Личное время

21.30 – 21.45 Вечернее построение

21.45 – 21.55 Вечерний осмотр

22.00 Отбой

Продолжая следить за российскими войсками, Герберт и его люди параллельно пытались собрать для Чарли Скуайра и его "Бомбардира" информацию о ситуации в Эрмитаже. Разведывательные спутники не зафиксировали никаких необычных перемещений; Мэтту Столлу и его техникам также не удалось отладить программы, которые позволили бы спутнику МАИ отфильтровать шум внутренних помещений музея. Наибольшее отчаяние вызывало отсутствие агентов на месте. В Москве действовали разведчики из Египта, Японии и Колумбии, однако в Санкт-Петербурге не было никого – впрочем, Герберт все равно не собирался ни с кем делиться предположением, что в Эрмитаже зреет что-то подозрительное. Нельзя было исключать, что у этих стран возникнет желание принять сторону России. После окончания "холодной войны" наступила новая эпоха; прежние связи рвались, но, что гораздо важнее, постоянно возникали новые. И Герберт не хотел никого подталкивать к дружбе с Россией, даже если это означало, что "Бомбардиру" придется потратить чуть больше времени, изучая ситуацию на месте и определяя конкретные цели операции.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru