Пользовательский поиск

Книга Зеркальное отражение. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

– Да, такая проблема есть, – согласился Роджерс. – Однако она не имеет никакого отношения к нынешней ситуации.

– Это еще почему? – спросил Рахлин.

– Все дело в том, – сказал Роджерс, – что эти ребята из ячейки "Грозная" ничего не выгадали.

– Что вы имеете в виду? – спросила Тоби Грумет, которая до сих пор молчала, стенографируя разговор для своего шефа.

– Предположим, произойдет вторжение, – начал Роджерс, – скажем, Россия нападет на Украину. Мы все равно не станем вмешиваться.

– Это еще почему? – удивилась Грумет.

– Потому что это будет означать объявление войны России, – продолжал Роджерс. – А что нам делать дальше? У нас нет возможности эффективно вести обычную наземную войну. Это было наглядно доказано на Гаити и в Сомали. Если мы попробуем что-либо предпринять, потери будут очень большие, и телевидение тотчас же раструбит о них на весь мир. Общественное мнение и Конгресс выкрутят нам руки быстрее, чем выгоняют из церкви игроков в кости. А ограничиться одними ракетами и бомбардировками мы не сможем из-за неизбежных жертв из числа мирных жителей.

– У меня уже ручьями текут огромные слезы, как у Бетти Буп[12], – презрительно промолвил Беркоу. – Война есть война. Без жертв не обойтись. И, если не ошибаюсь, именно русские первыми дали этот залп по мирным жителям Нью-Йорка.

– У нас нет никаких данных, подтверждающих, что эту акцию одобрило российское правительство, – заметил Идженс.

– Совершенно верно, – подтвердил государственный секретарь Линкольн. – И, если честно, можете думать обо мне что хотите, но лично я не желал бы, чтобы мы вели войну в Восточной Европе, даже справедливую. Германия и Франция нас не поддержат. Возможно, они даже не одобрят наши действия. Вполне вероятно, и НАТО отвернется от нас. А затраты на усмирение России и послевоенное восстановление затронутых государств окажутся неисчислимыми.

– Да уж, – с нескрываемым презрением произнес Беркоу, – лучше возвести новую линию Мажино и отгородиться от врага, как это сделали поросенок Ниф-Ниф из сказки, построивший домик из соломы. Лично я категорически не согласен с таким подходом. Мое мнение – нужно отправиться прямо в логово Большого страшного волка, выжечь его дотла напалмом, а из того, что останется, сшить шубу. Понимаю, что подобный подход не является политически разумным, однако начали все это не мы.

– Скажите мне вот что, – обратился к Роджерсу Линкольн. – Японцы прислали вам коробку шоколадных конфет с благодарственной открыткой за то, что вы не дали Северной Корее стереть Токио с лица земли своими ракетами "нодон"?

– Я старался не ради того, чтобы меня дружески потрепали по плечу, – возразил Роджерс. – Я сделал это потому, что так нужно.

– И все мы очень гордимся вами, – согласился Линкольн, – и все же счет потерь – двое погибших американцев и ни одного японца.

Вмешался президент:

– Здесь я на стороне Майка, однако мы отходим от той проблемы, которая у нас на руках: кто стоит за взрывом в тоннеле и что этим людям надо? – Он взглянул на часы. – В десять минут двенадцатого я должен выступить в прямом эфире с обращением к нации по поводу трагедии в Нью-Йорке. Тоби, будьте добры, подкорректируйте текст обращения, добавив информацию о том, что террорист был задержан по горячим следам, благодаря слаженным действиям ФБР, ЦРУ и других спецслужб, хорошо?

Кивнув, заместитель помощника по вопросам национальной безопасности направилась к ближайшему телефону.

Президент повернулся к Роджерсу:

– Генерал, вы именно поэтому посоветовали мне капитулировать перед террористом? Потому что нам все равно придется выполнить его требования?

– Нет, сэр, – возразил Роджерс. – На самом деле мы не капитулировали. Мы лишь отвлекли его внимание.

Откинувшись назад, Лоуренс сплел руки на затылке.

– От чего?

– От нашего ответного удара, – сказал Роджерс.

– И по кому же будет нанесен наш удар? – спросил Беркоу. – Долбанный ублюдок сам признался, на кого работает, и сдался без сопротивления.

– Но мы последуем за ниточкой в обратную сторону, – возразил Роджерс.

– Мы вас внимательно слушаем, – сказал президент.

Подавшись вперед, Роджерс поставил локти на колени:

– Сэр, ячейка "Грозная" названа в честь царя Ивана Грозного...

– Почему-то это меня нисколько не удивляет, – пробормотал Рахлин.

– Еще со времен русской революции эти люди действуют не ради денег, а во имя политических целей, – продолжал Роджерс. – Во время войны они были "пятой колонной" в нацистской Германии, впоследствии, в годы "холодной войны", устраивали мелкие пакости здесь, в Штатах. Так, нам удалось установить, что именно "Грозная" стояла за авариями первых беспилотных космических ракет, запущенных Центром космических полетов имени Маршалла.

– Откуда ячейка получает финансирование? – спросил Паркер.

– До самого недавнего времени, – ответил Роджерс, – этих людей опекали различные политические силы националистического и экстремистского толка, которым требовалась поддержка террористов. В середине восьмидесятых "Грозную" распустил Горбачев, после чего оставшиеся члены ячейки перебрались в Соединенные Штаты и Латинскую Америку, где объединили усилия с набирающей силы русской мафией, ведя борьбу против прозападного руководства новой России.

– Значит, Жанина они просто ненавидят, – заметил Линкольн.

– Вы попали в самую точку, – подтвердил Роджерс.

– Но если "Грозная" не связана с официальным российским правительством, – сказал президент, – как может она планировать какие-то действия в Восточной Европе? Никакую хоть сколько-нибудь значимую военную операцию невозможно осуществить без одобрения Кремля. Это не Чечня, где горстка генералов диктовала военную политику президенту Ельцину.

– Проклятие, – заметил Рахлин. – Лично я никогда не сомневался в том, что Ельцин не контролирует свое окружение.

– Совершенно верно, – согласился Роджерс. – Так что и сейчас в стенах Кремля может идти тайная борьба. То, что произошло в 1994 году в Чечне, явилось первым шагом к децентрализации власти в России. Это огромная страна, простирающаяся на восемь часовых поясов. Предположим, кто-то наконец опомнился и сказал: "Россия как динозавр, и ей для работы необходимо минимум два головных мозга".

Президент внимательно посмотрел на Роджерса:

– А действительно, кто-то уже задавался таким вопросом?

– Перед самым взрывом, господин президент, – ответил Роджерс, – мы перехватили заказ на рогалики, отправленный из Санкт-Петербурга в одну нью-йоркскую пекарню.

– Заказ на рогалики? – переспросил Беркоу. – Выражайтесь пояснее.

– Такой же была и моя первая реакция, – сказал Роджерс. – Наши люди бились над этой загадкой, однако увидеть в ней какой-то смысл стало возможно только после взрыва. Взяв тоннель под Ист-Ривер за отправную точку, наша ведущая криптограф предположила, что речь идет о плане Нью-Йорка.

– А остальные точки обозначают запасные цели? – спросил Идженс. – В конце концов, у террористов, атаковавших башни Всемирного торгового центра, также были запасные цели, в том числе тоннель имени Линкольна.

– Не думаю, – возразил Роджерс. – Наш аналитик пришел к выводу, что речь скорее идет об остановках на пути приготовления бомбы. Далее, Ларри, тут вы меня поддержите. Вот уже два месяца мы фиксируем интенсивное микроволновое излучение в районе Невы в Санкт-Петербурге.

– Определенно, там что-то варится, – подтвердил Рахлин.

– Сначала мы думали, что источником излучения является новая телевизионная студия, созданная в Эрмитаже, – продолжал Роджерс. – Однако теперь мы считаем, что телестудия является лишь прикрытием для какой-то совершенно секретной деятельности.

– Второй "головной мозг" динозавра, – сказал Линкольн.

– Вот именно, – согласился Роджерс. – Как выяснилось, финансирование осуществлялось из фондов Министерства внутренних дел, которое возглавляет Николай Догин.

вернуться

12

Персонаж американских мультфильмов двадцатых годов, экзальтированная дамочка с огромными глазами и беспорядком в туалете, первый мультобраз, запрещенный цензурой.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru