Пользовательский поиск

Книга Затерянный город. Страница 53

Кол-во голосов: 0

– Что происходит? – недоуменно спросила Скай.

– Фошары не привыкли, когда на публике выворачивают их грязное белье, тем более в присутствии столь важных гостей.

Остин видел, как мадам Фошар наклонилась к сыну и что-то прошептала тому на ухо. Эмиль улыбнулся, встал из-за стола и вышел из комнаты в сопровождении Марселя. Он вернулся минут через десять, когда официанты уже подавали бренди, и без угрюмого слуги. Подойдя к матери, наклонился, что-то сказал, при этом бросив косой взгляд в сторону Остина и Скай. Мадам Фошар молча кивнула головой, сохраняя на лице маску полного равнодушия. Эпизод был очень коротким, но Остин сделал соответствующие выводы. Он по губам Эмиля прочитал, что после Кавендиша смертный приговор был вынесен ему и его спутнице.

Через несколько минут в комнату с чувством выполненного долга вернулся Марсель. Едва слуга появился на пороге, Эмиль вскочил со стула и хлопнул в ладоши:

– Дамы и господа, Маска Красной Смерти и принц Просперо подготовили для вас незабываемое развлечение, которое достойно завершит сегодняшний праздник.

Он сделал знак одному из слуг, который зажег факел от горящей свечи, и передал его Эмилю. Соблюдая все правила церемониального обряда, Эмиль достал ключ с изображением черепа и направился в дальний конец оружейной комнаты. Там он остановился перед деревянной дверью, на которой были изображены череп и кости, и сунул ключ в замочную скважину. Дверь медленно отворилась, и в комнату ворвался затхлый воздух сырого подземелья.

– Если не испугаетесь, прошу следовать за мной, – торжественно объявил он со зловещей ухмылкой на губах. Не дожидаясь ответа, шагнул через порог и исчез в темном помещении.

Нервно хихикая, гости стали с шумом подниматься из-за стола, не оставляя при этом свои бокалы с вином. Вереница медленно потянулась к темному входу. Остин схватил локоть Скай и сжал, удерживая от дурного примера.

– Сделай вид, что ты ужасно пьяна и не можешь подняться с места, – сказал он ей на ухо.

– Мне действительно хочется напиться, – грустно ответила она. – Merde, [17]к нам идет эта жуткая тварь.

Мадам Фошар грациозно подошла к ним и натянуто улыбнулась:

– Маска Красной Смерти должна немного отдохнуть. Очень сожалею, месье Остин, что не успела познакомиться с вами поближе.

– Я тоже, мадам, – ответил Остин с легким поклоном. – Сэр Кавендиш произнес очень забавный тост, – добавил он, нарочито растягивая слова.

– Великосветские семьи часто являются объектом всевозможных слухов и домыслов, – холодно отозвалась хозяйка и повернулась к Скай: – Бал-маскарад подошел к концу. Полагаю, сейчас вы должны признать, что в ваших руках находится драгоценная реликвия нашей семьи.

– Что вы имеете в виду?

– Не надо дурачить меня, дорогая, я ведь знаю, что наш шлем находится у вас.

– Значит, это вы подослали того ужасного человека?

– Себастьяна? О нет, это верный пес моего сына. Если вас это может хоть как-то утешить, то могу признаться: глупец будет уничтожен за все свои непростительные ошибки. Впрочем, ничего страшного, мы все равно заставим вас сказать, где находится наша собственность. Что же до вас, месье Остин, я должна попрощаться с вами.

– До скорой встречи, – хитро улыбнулся тот, покачивая головой.

Она посмотрела на него с неизбывной грустью:

– Разумеется, до скорой встречи.

Мадам Фошар резко повернулась и направилась к двери в сопровождении целой армии слуг и охранников. Марсель, стоявший неподалеку, подошел к ним сразу же после того, как удалилась хозяйка дома.

– Месье Эмиль будет чрезвычайно разочарован, – сообщил он с едкой ухмылкой профессионального гангстера, – если вы пропустите шоу, которое он подготовил специально для вас.

– Мы не позволим себе этого ни за что на свете, – примерно такой же ухмылкой ответил ему Остин.

Марсель зажег еще один факел и показал им рукой на мощную деревянную дверь. Вся процессия спускалась вниз по короткой каменной лестнице до прохода шириной около шести футов. По мере спуска в чрево старинного замка смех и разговоры постепенно затихли, и воцарилась мертвая тишина. Было такое впечатление, что люди спустились в преисподнюю, где вряд ли стоит ожидать чего-то хорошего. Впечатление усилилось, когда они оказались в длинном тоннеле с небольшими нишами, в которых отчетливо виднелись потемневшие человеческие кости. Эмиль остановился перед одной из полок, взял наугад первый попавшийся череп и высоко поднял его над своей головой. На гостей уставились пустые глазницы, будто насме хающиеся над чрезмерной доверчивостью этих странных людей в странных костюмах.

– Добро пожаловать в катакомбы шато Фошар, – торжественно объявил Эмиль с повадками многоопытного гида Диснейленда. – Прошу познакомиться с одним из моих предков. Извините, если он покажется вам несколько смущенным. Дело в том, что он не часто видит столь многочисленных гостей в своих покоях.

Он швырнул череп в нишу, где тот занял свое место наряду с другими костями, и быстро зашагал вперед, показывая гостям, что те не должны отставать от него, если не хотят пропустить настоящее шоу. Вскоре тоннель закончился анфиладой больших и совершенно пустых помещений, которые, по словам Эмиля, когда-то служили пыточными камерами. В каждой были установлены жаровни, которые переливались в тусклом свете факелов. И только минуту спустя гости разглядели восковые фигуры людей, отсвечивающие странным желтоватым светом. Бледные лица были исполнены настолько искусно, что никто бы не удивился, если бы они вдруг стали двигаться. В одной из комнат огромная обезьяна удерживала какую-то женщину в дымовой трубе. В другой комнате какой-то мужчина выкапывал себя из могилы. И все комнаты так или иначе были заполнены образами из ужасающих рассказов Эдгара По.

Эмиль подошел к Остину и впился в него злобным взглядом, который вполне соответствовал окружающей обстановке.

– Ну, месье Остин, как вам мое шоу?

– Не видел ничего более интересного с тех пор, как посетил Музей восковых фигур мадам Тюссо.

– Вы льстите мне. Браво! Но это не все. Самое интересное еще впереди.

Эмиль продолжил путь, пока не вошел в пещеру, в которой все слабо освещенные предметы так или иначе напоминали о жертвах беспощадной Красной Смерти. В центре помещения на полу была круглая яма, над ней медленно раскачивался маятник с острыми блестящими ножами. На дне ямы виднелась какая-то черная птица, вокруг которой копошилась стая прожорливых крыс. Это была сцена из рассказа Э. По «Колодец и маятник», в котором рассказывалось о жертве испанской инквизиции. Только на сей раз в колодце была не просто жертва, а тучное тело лорда Кавендиша, – англичанин был привязан к столу крепкими ремнями.

– Вы, вероятно, обратили внимание на небольшие изменения в этой сцене, – прокомментировал Эмиль, ехидно ухмыляясь. – Крысы, которые копошатся вокруг мертвого тела птицы, самые что ни на есть настоящие. Впрочем, то же самое можно сказать и о жертве. Мистер Кавендиш – хороший парень, как любят говорить англичане, поэтому он любезно согласился принять самое активное участие в нашем шоу.

Пока Эмиль наслаждался слабыми аплодисментами гостей, Кавендиш отчаянно задергал конечностями, пытаясь освободиться от ремней.

Маятник опускался все ниже и ниже, пока до тела несчастного английского лорда не осталось несколько дюймов.

– Его сейчас убьют! – не выдержала какая-то женщина.

– И не просто убьют – из него получится неплохая нарезка, – отозвался Эмиль с каким-то нездоровым возбуждением, а потом понизил голос до таинственного шепота-. – Думаю, на самом деле лорд Кавендиш представляет собой огромный кусок мяса, не более. Не волнуйтесь, друзья мои, лезвие этого маятника сделано из дерева. Неужели вы думаете, что мы можем раскромсать нашего гостя на мелкие кусочки? Впрочем, если вас это сильно напрягает…

Он щелкнул пальцами, и огромный маятник медленно остановился. Кавендиш сделал несколько конвульсивных движений и замер.

вернуться

17

Дерьмо (фр.)

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru