Пользовательский поиск

Книга Затерянный город. Содержание - Глава 40

Кол-во голосов: 0

Завала открыл капот, порылся в моторе, потом попросил Остина попробовать еще раз.

Мотор машины запыхтел, а Завала поднял руку.

– Были оборваны провода аккумулятора, – гордо пояснил он.

Через полчаса они стали понимать, где находятся, а еще через полчаса наконец-то выбрались из тоннеля.

– И куда мы теперь? – спросил Завала, глядя на друга. Остин не раздумывал:

– В шато Фошаров.

Глава 40

Когда Скай была еще девочкой, отец часто водил ее в собор Парижской Богоматери, где она впервые увидела горгулью. [26]Гротескные лица показались ей похожими на каких-то монстров из самых страшных кошмаров. Она немного успокоилась, когда отец объяснил, что это всего лишь водосточная труба. Правда, девочка никак не могла понять, почему архитекторы и скульпторы сделали страшных чудовищ, вместо того чтобы посвятить свое искусство изображению прекрасного. Потом детские кошмары постепенно забылись. И вот сейчас, когда Скай открыла глаза, перед ней снова вспыхнул давно забытый образ горгульи. Более того, ужасная горгулья разговаривала с ней.

– Добро пожаловать, мадемуазель, – произнес человек, не разжимая губ. – Нам очень не хватало вас.

Ужасное лицо горгульи принадлежало Марселю, начальнику охранного отряда шато Фошаров.

– Я скоро вернусь, – пообещал он, ухмыляясь. – Не заставляйте меня ждать слишком долго.

Она закрыла глаза, всеми силами пытаясь подавить подступающую к горлу тошноту, а когда справилась с недомоганием и снова открыла глаза, громилы поблизости не было. Скай обвела глазами комнату и узнала: здесь она совсем недавно переодевалась для костюмированного бала. А потом вспомнила, как ездила в Прованс, как уже подошла к своему дому, где ее подозвала какая-то американская супружеская пара, почувствовала легкий укол в бок и провалилась в темную бездну.

«Господи, значит, меня похитили и привезли сюда».

Она села на койке и свесила вниз ноги. Во рту чувствовался горьковатый привкус меди, вероятно, оставшийся от какого-то вещества, которое ввели, чтобы она потеряла сознание. Скай сделала глубокий вдох и встала с койки. Комната поплыла перед глазами, но она все же добралась до ванной комнаты.

После того как тошнота отпустила ее, Скай подняла голову и посмотрела на себя в зеркало. Лицо было мертвенно-бледным, а на него мокрыми спутанными прядями спадали волосы. Она умылась холодной водой и ощутила некоторое облегчение. Поправила пальцами волосы, расправила смятую юбку.

Когда через несколько минут в комнату без стука вошел Марсель, Скай была почти в порядке. Здоровяк кивнул, приказывая следовать за ним. Они вышли в длинный коридор, прошли мимо портретной галереи. В самом конце коридора Скай хотела было посмотреть на портрет Жюля Фошара, но его там уже не было. Вместо него на стене выделялось темное пятно. Еще через минуту оба остановились перед дверью кабинета мадам Фошар.

Марсель улыбнулся, окинул молодую женщину взглядом с ног до головы, а потом деликатно постучал в дверь и, открыв ее, втолкнул туда Скай.

Она сразу заметила, что в комнате не одна. Спиной к ней за огромным столом мадам Фошар сидела какая-то светловолосая женщина и смотрела в окно. Услышав шум, она резко повернулась к двери и уставилась на Скай.

Женщина лет сорока с небольшим, с кремовой кожей, на фоне которой ярко выделялись серо-голубые глаза. Она с трудом разжала красные от помады губы.

– Добрый день, мадемуазель. Мы давно ждали вашего возвращения. Вы так неожиданно покинули нас в тот вечер.

Скай с недоумением уставилась на незнакомку, пытаясь сообразить, что все это значит и не является ли следствием наркотического опьянения.

– Садитесь, – решительно сказала та, указывая на стул перед ее письменным столом.

Скай молча подчинилась, двигаясь, как зомби.

Женщина с любопытством разглядывала ее.

– Что с вами? Вы выглядите слегка рассеянной.

А Скай ощущала себя скорее растерянной, чем рассеянной. Голос этой особы средних лет чем-то напоминал ей уже знакомый голос мадам Фошар, но в нем не было абсолютно никаких признаков сухости, и только твердость произносимых слов напоминала о прежней владелице. В голове Скай промелькнуло даже сумасшедшее предположение, что у Расин, вероятно, есть дочь или по крайней мере талантливый двойник.

В конце концов она обрела дар речи:

– Это что-то вроде трюка?

– Никаких трюков, – мило улыбнулась женщина. – Все, что вы видите, – истинная правда.

– Мадам Фошар? – невольно вырвалось у Скай.

– Она самая, моя дорогая, – сказала женщина с кривой усмешкой. – Только сейчас я молодая, а вы – старая.

Скай все еще недоверчиво таращила глаза.

– Вы должны сообщить мне имя вашего пластического хирурга.

Мадам Фошар покраснела от гнева, но быстро справилась с собой и, встав из-за стола, грациозно обошла его вокруг. Затем остановилась перед Скай, наклонилась, взяла ее руку и провела по своей щеке.

– Ну что, вы все еще полагаете, что это результат работы пластического хирурга?

Кожа была теплой и упругой, без каких бы то ни было шрамов, не говоря уже о морщинах.

– Невероятно, – едва слышно прошептала Скай.

Мадам Фошар отпустила ее руку, а потом выпрямилась и вернулась на свое место, демонстрируя попутно гонкие прямые пальцы без малейших следов старческих морщин.

– Не волнуйтесь, – сказала она, – вы не сошли с ума. Я та самая хозяйка дома, которая пригласила вас с мистером Остином на свой костюмированный бал. Надеюсь, с ним все в порядке?

– Понятия не имею, – откровенно призналась Скай. – Я не видела его уже несколько дней. А как вы?…

– Хотите знать, как я превратилась из злобной старухи в цветущую красавицу? – перебила ее мадам Фошар с мечтательной улыбкой на губах. – О, это долгая история. Впрочем, она не была бы столь долгой, если бы Жюль Фошар не потерял наш замечательный шлем. – Имя своего родственника она произнесла с нескрываемым раздражением. – Мы бы могли сэкономить много лет и денег, потраченных на дополнительные исследования.

– Не понимаю вас.

– Вы ведь эксперт по античному оружию, – улыбнулась мадам Фошар. – Скажите откровенно, что вам известно об этом шлеме?

– Ну, он сделан очень давно, – неуверенно протянула Скай. – Лет пятьсот назад, а может, и больше. Сталь самого высокого качества. Могу предположить, что такой стали тогда просто не было, а для изготовления шлема использовали металл из какого-нибудь метеорита.

Мадам Фошар удивленно вскинула бровь.

– Очень хорошо. Этот металл действительно космического происхождения, и он спас жизни многих представителей рода Фошаров. Шлем неоднократно переделывали, а в конце концов он достался истинным лидерам нашего семейства. И поэтому, если хотите знать, он по праву принадлежит мне, а не моему брату Жюлю!

Последние слова долго доходили до сознания Скай, все еще затуманенного наркотиком.

– Ваш брат! – воскликнула она.

– Совершенно верно, Жюль был на год моложе меня.

Скай попыталась произвести в уме расчеты, но ничего не получилось. Мозги отказывались работать после случившегося.

– Значит, вам сейчас…

– Никогда не говорите так с пожилой женщиной, – предупредила ее мадам Фошар с загадочной улыбкой. – Но я избавлю вас от подобных проблем. Да, я давно перешагнула столетний рубеж.

Скай изумленно покачала головой:

– Не могу поверить.

– Меня поражает ваш скептицизм, – сказала мадам Фошар, но удовлетворение на ее лице свидетельствовало об обратном. – Хотите услышать некоторые подробности?

Скай колебалась – любознательность ученого вступила в противоречие с отвращением к этой особе.

– Я помню, что произошло с бедным Кавендишем только из-за того, что он знал слишком много о вашем семействе.

– Лорд Кавендиш был занудлив и к тому же чересчур болтлив. Но вы не обольщайтесь, моя дорогая. Вы тоже научитесь предвидеть будущее, когда доживете до моих лет. Вы не нужны мне мертвая, вы мне нужны в качестве наживки, и это сейчас гораздо более ценно.

вернуться

26

В готической архитектуре выступающая водосточная труба в виде фантастической фигуры.

91
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru