Пользовательский поиск

Книга Затерянный город. Содержание - Глава 38

Кол-во голосов: 0

– Мне казалось, ты обещал мне комнату смеха, – громко закричал он другу, пытаясь перебороть грохот воды. – Но я что-то не вижу здесь ни комнаты, ни смеха.

– Я обещал тебе не только комнату смеха, но и водные аттракционы!

Через десять минут вода упала настолько, что они могли спуститься в тоннель. Остин спустился первым и немного подождал, раздумывая над тем, возможен ли еще один такой прорыв воды. Однако выбора у них не было, и, отбросив дурные мысли, оба быстро пошли вперед, петляя по извилистым коридорам. В одном месте воды было столько, что им пришлось преодолевать препятствие чуть ли не вплавь. Остин снова посмотрел на карту. Судя по всему, до лаборатории осталось несколько минут ходьбы. Наконец они добрели до огромной металлической двери, каких было немало в этом тоннеле. Но эта отличалась от всех остальных – металл был разорван на части и свисал с петель, как кожура на апельсине.

Завала подошел к двери и провел рукой по рваному краю.

– Это, должно быть, та самая дверь, которую взорвал кто-то из боевиков Фошара.

Остин снова раскрыл карту.

– Мы здесь, – ткнул он пальцем. – Если пройдем через эту дверь и свернем направо, через полмили будем в лаборатории. Думаю, нужно вести себя как мож-344 но тише и быть начеку.

– Я постараюсь, крепко сожму зубы, чтобы не стучали, – пошутил Завала, – хотя сделать это будет очень трудно.

Легкомысленная болтовня была обманчивой. Оба прекрасно сознавали – опасность может подстерегать за каждым поворотом. Именно поэтому они еще раз проверили оружие и стали продвигаться вперед с предельной осторожностью. Как только вошли в главный тоннель, Остин коротко обрисовал другу внутреннее помещение лаборатории, не исключая того ледяного щита, в который вмерзло тело Жюля Фошара.

Уже на подходе к лаборатории Завала снова стал припадать на одну ногу. Сказывался сильный ушиб колена. Он попросил Остина идти вперед и пообещал, что догонит его через пару минут. Остин хотел было проверить лабораторные трейлеры, но в окнах было темно, и он решил, что Эмиль со своими бандитами поджидает их в помещении лаборатории. И только через минуту понял, что ошибся. Не успел он открыть дверь лаборатории, как сзади послышался чей-то голос, потребовавший по-французски поднять руки вверх. Остин подчинился и медленно повернулся.

В слабом свете лампы он различил грузную фигуру Себастьяна, который стоял, нацелив на него пистолет.

– Привет, – сказал Себастьян подчеркнуто деликатно. – Господин Эмиль уже ждет вас.

Глава 38

Для Траутов, которые большую часть дня провели на колесах, небольшое придорожное бистро было как источник свежей воды в знойной пустыне. Они оставили машину на стоянке и поспешили внутрь, где заняли уютный столик возле окна, с чудесным видом на цветочную клумбу. Их вели голод и жажда, но им еще и крупно повезло: готовили в этом заведении превосходно, а молодой владелец оказался настолько словоохотливым, что мог заменить собой информационный справочник Торговой палаты.

Услышав, что Пол и Гэмей говорят по-английски, он тут же подошел к ним и представился. Его звали Бертран, или просто Берт. Несколько лет он проработал шеф-поваром в одном из ресторанов Нью-Йорка, а потом вернулся во Францию и открыл свое небольшое заведение. Берт был рад поговорить с гостями на американском английском, и они терпеливо ответили на его вопросы. Особенно он интересовался американским футболом и был самым настоящим фанатом команды «Джетс». А будучи истинным французом, он выразил восхищение внешним видом Гэмей и ее необычным именем.

– C'est belle, – лопотал он. – C'est très belle. [23]

– Да, это была идея моего отца, – призналась она. – Он был крупным знатоком вин и всегда говорил, что мои волосы напоминают ему о знаменитом сорте винограда «божоле».

Берт посмотрел на Гэмей оценивающим взглядом, а ПОТОМ МИЛО улыбнулся:

– Ваш отец был счастливым человеком, имея такую замечательную дочь. А вы, месье Траут, несомненно, являетесь счастливым человеком, имея такую прекрасную жену.

– Благодарю вас, – сказал Пол и обнял жену за плечи, как бы давая понять хозяину, что тот может сколько угодно смотреть на его сокровище, но прикасаться к ней не имеет права.

Берт понимающе улыбнулся и вновь превратился в профессионального и гостеприимного хозяина:

– Вы здесь по делам или путешествуете?

– И то и другое, – уклончиво ответила Гэмей.

– У нас в районе Вашингтона есть несколько винных магазинов, – поспешил пояснить Пол, используя специально придуманную ими легенду. С этими словами он протянул Берту визитную карточку, которую в спешке отпечатал в одной из мастерских на территории парижского аэропорта. – Мы просто ездим по вашей стране и присматриваемся к местным винам, которые могли бы заинтересовать наших покупателей.

Берт восторженно захлопал в ладоши:

– В таком случае вы и ваша супруга попали именно туда, куда вам нужно, месье Траут. Вино, которое вы сейчас пьете, производится в небольшом поместье недалеко отсюда. Могу дать вам рекомендательное письмо владельцу.

Гэмей сделала глоток из бокала.

– Крепкое красное, из ранних сортов винограда, очень живое, немножко невыдержанное и с сильным привкусом малины…

– Да, в нем есть какой-то привкус, что мне всегда нравится, – добавил Пол. – Мне кажется, это объясняется небольшим количеством перца.

Откровенно говоря, Пол и Гэмей предпочитали светлое пиво, а их познания в вине ограничивались содержащейся на этикетке информацией, но Берт деликатно кивнул головой:

– Сразу видно, что вы истинные ценители и знатоки.

– Благодарю, – мило улыбнулась Гэмей. – А у вас есть еще какие-нибудь редкие сорта вин?

– Да, мадам Траут, – быстро отреагировал он. – И немало. – Берт написал на салфетке несколько названий, а Пол тут же спрятал ее в карман.

– Нам тут много рассказывали еще об одном винодельческом поместье, – спокойно продолжала Гэмей. – Как оно называется, дорогой?

– Фошар? – сказал Пол после небольшой паузы.

– Да, именно так. – Она повернулась к Бертрану. – У вас, случайно, нет такого вина?

– Mon Dieu. [24]К великому сожалению, ничего подобного у меня нет. Знаете, это превосходное вино производится в очень ограниченных количествах и продается только самым богатым клиентам, в основном европейцам и американцам. Даже если бы оно было у меня, я все равно не предложил бы его моим посетителям ввиду его фантастической дороговизны. Думаю, речь может идти о тысяче долларов за бутылку.

– Неужели? – воодушевилась Гэмей. – Нам бы очень хотелось посетить это хозяйство и посмотреть, из каких сортов винограда делают такое дорогое вино.

Берт задумался, и на его красивом лице появилось что-то вроде тревоги.

– Вообще говоря, эти виноградники не так далеко отсюда, но семейство Фошаров… как бы сказать… Короче говоря, они немного странные люди.

– В каком смысле?

– Не очень доброжелательны. Их практически никто не видит. – Он развел руками. – Это очень древний род, о его представителях ходят самые разные слухи.

– Слухи?

– Нелепые бабьи сплетни… Вы же знаете, что фермеры очень суеверны. Говорят, что Фошары – кровопийцы.

– Что вы имеете в виду? Вампиры? – уточнила Гэмей с недоверчивой улыбкой.

– Да, мадам. – И Берт несколько нервно рассмеялся. – Мне кажется, что у них чересчур много денег и они очень опасаются, что их могут украсть. Откровенно говоря, они не совсем типичные люди для этих мест. Местные жители отличаются исключительным дружелюбием и мирным нравом. Очень надеюсь, что это семейство не произведет на вас дурное впечатление.

– О, это невозможно после вашего прекрасного вина, очень вкусной еды и поразительного гостеприимства, – сказала Гэмей с вежливой улыбкой.

Берт зарделся от удовольствия и набросал на второй салфетке план дороги до поместья Фошаров. При этом он добавил, что гости, конечно, могут взглянуть на их виноградники издалека, но как только приблизятся к поместью, увидят строгое предупреждение-. «Проход запрещен». После этого они по-дружески распрощались, обнялись, поцеловали друг друга в щеку на французский манер и направились к машине.

вернуться

23

Это красиво, очень красиво (фр.).

вернуться

24

Боже мой (фр.).

86
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru