Пользовательский поиск

Книга Возвращение седьмого авианосца. Содержание - 21

Кол-во голосов: 0

— Их потери?

Бернштейн скривился.

— Они потеряли все свои самолеты. Но четко повторяют снова и снова, что самолеты любой страны, воюющей против арабов, могут пользоваться их аэродромами.

— Несколько запоздалое предложение. — Фудзита посмотрел на Йоси Мацухару и подполковника Ямабуси и передвинул указку. — Индонезийские аэродромы находятся в Банджармасине, Баликпапане и Понтианаке. — Адмирал отступил назад. — И у нас по-прежнему остается Палаван. — Резиновый конец указки уткнулся южнее Сингапура. — Только сумасшедший попытается идти через пролив полным ходом и без огней. Если они будут идти всю ночь на шестнадцати узлах, у них есть надежда достичь Яванского моря к восьми ноль-ноль и оказаться примерно в двадцати милях южнее Сингапура и в сорока севернее Суматры. Посмотрите на эти острова: Капулауан Риау, Кепулауан Линагга, Сингкеп и прочие, находящиеся на пути их эсминцев. Маневр будет ограничен. — Фудзита постучал указкой по карте. — Как раз то, что нам нужно. — И к Ямабуси: — Мы пошлем ваши торпедоносцы ниже лучей РЛС.

И продолжал с новой энергией:

— Используйте эти острова для прикрытия. — Адмирал повернулся к Мацухаре. — Подполковник Мацухара, как вы знаете, пойдет на большой высоте с двадцатью семью «Зеро» и двадцатью семью «Айти». Он должен отвлечь на себя их воздушный патруль и сможет направлять вас, используя вашу рабочую частоту, или же это будем делать мы с боевого информационного поста. В любом случае данная операция потребует крайне точной согласованности действий во времени. — Адмирал постучал указкой по палубе. — Операцию начнем сегодня вечером в двадцать ноль-ноль, нанесение удара в шесть ноль-ноль завтра утром. В резерве будут находиться восемнадцать А6М2, девять D3A и девять B5N. Все остальное, что может летать, возьмите с собой.

— Банзай!

— Сэр, — сказал Марк Аллен, поднимая руку, — отличный план — зеркальное отражение Мидуэя. Заставить врага поднять голову и ударить торпедами с гребней волн. — Упоминание об унизительном поражении при Мидуэе, когда авианосцы «Кага», «Акаги», «Сорю» и «Хирю» были потоплены пикирующими бомбардировщиками, заставило помрачнеть лица японцев. Марк Аллен на ходу перестроился. — Но ваш план включает одну атаку с использованием свыше сотни самолетов. Я бы предложил две…

— Нет! — не дал ему договорить Фудзита, разозлившийся от упоминания о Мидуэе. — Мощный удар всеми силами!

— Но вы не сможете принять все возвращающиеся самолеты.

— Возможно, мы потеряем некоторые — смерть неизбежна для самурая. Но ударим по врагу со всей силы. Захлестнем его в назначенное время в выбранном нами месте. Тактически у нас нет другого выбора. — Аллен обреченно сел.

Закончив обсуждение с Алленом, Фудзита повернулся в сторону храма, японцы хлопнули в ладоши.

— Император Дзимму, — обратился адмирал к духу первого японского императора. — Посмотри, как твои сыновья бросают вызов врагам Великой Японии, и порадуйся вместе с Аматэрасу их уничтожению. Дозволь нам драться с истинным духом бусидо, вспоминая древний обет: «Если мой меч сломается, разреши драться руками. Если я потеряю руки, разреши нападать плечами. Если я лишусь плеч, разреши вцепиться в глотку врага зубами».

— Банзай! Банзай!

— Правильно! Правильно!

Марк Аллен молчал.

21

Стоя на возвышении перед доской и огромной морской картой на подставке, подполковник Мацухара обвел взглядом собравшихся на предполетный инструктаж и заполнивших до отказа комнату пятидесяти четырех летчиков-истребителей. И хотя наряду со старыми пилотами здесь было много вновь прибывших молодых людей, опыта им было не занимать. Они оказались самыми лучшими из сотен добровольцев. Преисполненные боевым духом ямато, они носили на голове повязку хатимаки, демонстрируя тем самым свою готовность и решимость умереть за императора. Подполковник знал, что многие носили и «пояс с тысячью стежков» — кусок полотна, над которым трудилась тысяча неизвестных мастеров, при этом каждый делал всего один стежок, освещая его словами молитвы; так они помогали воину встретить славную смерть. Все были одеты в коричневые летные комбинезоны с изображением восходящего солнца на левом плече и нашивками на правом и в шлемофоны на меховой подкладке с поднятыми наушниками. Перчатки, парашюты и кислородные маски грудой лежали у их ног. Каждый имел при себе планшет. Все выжидающе и внимательно смотрели на подполковника.

Йоси оперся на свой меч.

— Как вы знаете, мы ожидаем появления противника со стороны пролива сегодня утром в восемь ноль-ноль. — Не обращая внимания на указку, он вытащил меч из ножен. Раздался звон стали о сталь. Ткнув им в карту, Мацухара продолжал: — Мы приблизимся к цели на высоте шести тысяч метров, прикрывая двадцать семь D3A, идущих на пяти тысячах. — Он подождал, пока пилоты сделают пометки в планшетах. — Мы играем роль приманки. — Раздался тяжелый вздох. — Их радиолокаторы быстро обнаружат нас, и они попытаются перехватить нас с помощью всех истребителей, которые им только удастся поднять в воздух. Каждый матрос помнит Мидуэй, где мы потеряли четыре авианосца и оказались бессильны перед пикирующими бомбардировщиками. — В комнате повисла скорбная тишина. — Йоси продолжал: — Подполковник Кэндзо Ямабуси подойдет почти над самой водой, в мертвой зоне вражеских РЛС, и, используя в качестве прикрытия острова, нанесет удар по их авианосцам двадцатью семью бомбардировщиками B5N.

— Банзай!

Йоси поднял руки.

— Затем «Айти» нанесут бомбовый удар. — Он сделал паузу. — Что касается остального… Все это мы не раз обсуждали, но не лишним будет повторить, особенно для новых пилотов. Как обычно, позывной «Йонаги» — «Полюс», мой — «Ведущий Эдо». Я командую прикрытием сверху, а звенья, что идут со мной, имеют те же опознавательные цвета — голубой и зеленый. — Он указал на невысокого седовласого летчика. — «Золотое» звено лейтенанта Ариги прикроет торпедную атаку Ямабуси, а подполковник Окумия будет командовать «Оранжевыми» и «Пурпурными» — это боевой воздушный патруль из восемнадцати самолетов — и останется на авианосце.

Как вам известно, мы ожидаем участия «Мессершмиттов BF—109» и, возможно, нескольких других типов истребителей. «Мессершмитт» — скоростной самолет, вооруженный двумя двадцатимиллиметровыми пушками и двумя пулеметами калибра 7,7, то есть у них та же огневая мощь, что и у нас. Однако никому не сравниться с «Зеро». Вступайте с ними в групповой бой, но не нарушайте боевого порядка и не теряйте своих ведомых до тех пор, пока не получите приказ вести бой самостоятельно. — Он вонзил острие меча в стол. — Я лично собью любого, кто вздумает геройствовать и нарушит летную дисциплину. — Мацухара обвел взглядом напряженные лица, затем обернулся и жестом подозвал писаря, который направился к доске. — Запишите координаты. Мы начнем отсюда. — Меч взметнулся к карте. — Сто семь градусов долготы, два градуса тридцать минут северной широты. От цели нас будет отделять менее трехсот километров. — Некоторые с удивлением уставились на доску с цифрами.

— Это слишком близко, сэр, — возразил Арига. — Мы имеем большую дальность полета.

— Верно, лейтенант. Адмирал Фудзита пойдет курсом ноль-четыре-пять со скоростью восемнадцать узлов в час. Затем в течение получаса «Йонага» будет идти на два-два-пять и снова перейдет на ноль-четыре-пять. — Мацухара переждал, пока все запишут данные.

Когда пилоты оторвались от записей, он продолжил:

— Переговоры по рации начинать по моей команде. — Подполковник ударил мечом по карте. — Запасные аэродромы находятся здесь, в Палаване, Понтианаке, Палембанге, Банаке. В принципе можно пользоваться любым индонезийским аэродромом, но не сингапурским. Видимость в районе цели хорошая, облачность редкая, но на юге наблюдаются грозовые тучи. Ветер западный, порывами, до восьми узлов в час. Курс — два-два-ноль, обратный — ноль-девять-ноль; нам ни к чему наводить противника на «Йонагу». Скорость продвижения — сто четыре узла, на бедной смеси, конечно. Хорошие летчики-истребители стараются экономить топливо; не секрет, что на форсаже потребление топлива может увеличиться в два раза. — Мацухара направил острие меча на пилотов. — А вы, новички, запомните: на ведение огня у вас есть только шестнадцать секунд. Дисциплинированный летчик ведет огонь очередями от одной до двух секунд с расстояния менее двухсот метров. — Он подался вперед. — Старайтесь поразить цель с пятидесяти метров. Это уже наверняка, поэтому все великие летчики прошлого всегда вели огонь на очень близком расстоянии. Пусть ваш противник растрачивает свой боезапас.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru