Пользовательский поиск

Книга Возвращение седьмого авианосца. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

— Сначала… — Брент задумчиво помолчал. — Сначала и подполковник Мацухара был таким же.

— Да. И тому были причины. Он тоже потерял всех родных.

— Тот же налет на Токио, адмирал. — Росс постучал огромным кулаком себе по лбу. — Но он изменился.

— Когда вы это поняли?

— Это началось на той токийской улочке, где я дрался с теми двумя фанатиками саббаховцами. Я был вне себя — собирался разбитой бутылкой перерезать горло одному из них.

— Вы знаете, почему Мацухара сохранил ему жизнь?

Удивленный вопросом, Брент поднял глаза.

— Почему? Ну, я думаю…

Аллен оборвал его.

— Вы той самой бутылкой выбили арабу глаза, разорвали нос, превратили его лицо в кровавое месиво. В принципе лица-то уже и не осталось. По самурайским понятиям, жизнь для него была значительно более сильным наказанием, чем смерть. Почему, вы думаете, японец перерезал глотку другому арабу? Я слышал его разговор с адмиралом Фудзитой. Оба они посчитали, что это была хорошая мысль.

Брент подался вперед.

— Я с ними согласен. Почему нет? — Он медленно выпрямился. — Кавамото, Хиронака, Ацуми, Такамура, Кодзима да и остальные члены экипажа, мне кажется, приняли нас. В общем, они относятся к нам с уважением, и это мне нравится.

— Правильно, Брент. Они переросли старую ненависть или забыли о ней на время благодаря адмиралу Фудзите.

— Мы нужны адмиралу, чтобы помочь ему сохранить свой пост.

— Не только для этого, Брент. Он очень любит вас.

Брент обвел рукой пространство вокруг.

— Я просто часть оборудования, и у меня самые лучшие глаза на корабле.

— Знаю. Но вы для него как внук.

— Правнук, адмирал. — Первый раз за время разговора Брент засмеялся и добавил: — Он пожертвовал своим правнуком ради «Йонаги».

— Да, Брент. Он пожертвовал собой.

6

Авианосец «Йонага» двигался на северо-восток со скоростью восемнадцать узлов. Погода резко изменилась. Через несколько дней авианосец вошел в «лошадиные» широты, пересек тропик Козерога и оказался в тропической зоне; стояла жаркая, влажная, изнуряющая погода. Ограниченная в передвижении тесным пространством мостика, Кэтрин обычно проводила утренние часы рядом с Брентом, не ища себе другой компании. Считая женщину арестанткой, Фудзита игнорировал ее присутствие на мостике, он обычно осматривал горизонт в бинокль или нервно ходил из стороны в сторону, если не видел корабли эскорта на своих местах. Сразу же после пересечения экватора мостик охватило волнение, когда по радио было получено сообщение о взрыве нескольких нефтедобывающих платформ в Северном море. Чуть позже пришла радиограмма, что следует приготовиться к встрече летающей лодки: двухдвигательного патрульного бомбардировщика-амфибии PBY «Каталина». На «Йонагу» направлялся агент ЦРУ Фрэнк Демпстер с донесением слишком важным, чтобы его передавать по радио.

Стояло раннее утро, только что взлетели самолеты боевого патруля, «Йонага» находился всего в 30 минутах к северу от экватора и шестистах милях к северо-востоку от Маркизских островов, когда появилась летающая лодка. Вглядываясь вдаль с мостика, Брент наблюдал, как солнце неохотно выползало из-за горизонта, озаряя небо насыщенными красными и пурпурными тонами. Безграничное хлопковое поле махровых барашков облачков окрасилось бледно-золотым цветом, стирающим тени уходящей ночи с коротких крутых волн.

Молчание нарушил телефонист.

— Радар сообщает о неопознанном самолете, истинный пеленг три-ноль-ноль, дальность триста двадцать, сближение на ста двадцати узлах, адмирал.

— Отлично. На частоте связи с истребителями: перехват и сопровождение.

Двенадцать пар биноклей качнулись как один, словно выполняя хореографическое упражнение. Брент, регулируя фокус, подумал, что радиопередача была короткой, поэтому у адмирала просто нет другого выхода, и невольно почувствовал дискомфорт. Через некоторое время молодой американец нашел высоко на западе на голубом до рези в глазах небосводе три точки. Продолжая наблюдать, Брент разглядел гидросамолет, сопровождаемый двумя «Зеро», летящими по бокам и чуть сзади.

— Летающая лодка, относительный пеленг два-восемь-ноль, угол возвышения двадцать градусов, дальность двадцать пять, сэр.

— Очень хорошо, — ответил адмирал, поднимая бинокль. Хиронака и Кавамото тоже приникли к окулярам, а адмирал Марк Аллен встал рядом с Брентом. Фудзита отправил Кэтрин в ее каюту, чтобы на узком мостике было достаточно места для офицеров штаба.

— Не могу в это поверить, — произнес Марк Аллен. — Двухмоторный патрульный бомбардировщик-амфибия PBY—5. Эти старушки летали уже в тридцать шестом!

— Интересная конструкция, — заметил Фудзита. — Крыло похоже на зонтик.

— Да, — вступил в разговор Марк Аллен. — Свободнонесущее крыло со стабилизирующими поплавками на законцовках. Передовое решение для того времени.

Мужчины молча следили, как три самолета быстро снижаются, облетая авианосец в зоне досягаемости его пушек.

— Он, вероятно, сделает пару кругов, чтобы продемонстрировать нам свои опознавательные знаки.

— В самом деле умно, — фыркнул Фудзита. — Этот летчик понимает, что дистанция для наших артиллеристов куда важнее принадлежности. — Японцы засмеялись. Адмирал повернулся к телефонисту.

— Матрос Наоюки, сигнальному мостику вызвать командира эскорта сигнальным прожектором, сообщить, чтобы эсминец три взял на борт пассажира с летающей лодки. Вымпел на забортный фал правого борта. — Адмирал побарабанил по ограждению ветрозащитного экрана. — Сигнальному мостику попытаться привлечь внимание гидросамолета прожектором. Приказать ему сесть у меня по правому борту. — И добавил, обращаясь к Аллену: — Даже короткая передача на связной частоте истребителей может оказаться перехваченной вражескими пеленгаторами, адмирал Аллен.

Американец улыбнулся.

— Уверен, что много любопытных ушей ждут наших сигналов, сэр.

— Пилоты — отвратительные сигнальщики, — заметил Фудзита.

— Верно, адмирал. Но даже, если летчик не сможет прочесть международную морзянку, он посмотрит на флажный сигнал, — Марк Аллен указал на фал.

Спустя несколько минут, гул звездообразных двигателей перешел в рев, заглушая лязг шторок сигнальных прожекторов, и плотный строй самолетов низко прошел по левому борту. «Йонаги», заставив содрогнуться от носа до кормы батареи левого борта. PBY, с его двумя мощными двигателями «Пратт-Уитни», изящным свободнонесущим крылом, блестящим, как фольга, двухреданным корпусом, убранным трехколесным шасси, четырьмя пулеметами 50-го калибра, два из которых размещались в блистерной огневой установке в средней части фюзеляжа, был великолепным и элегантным самолетом. В кабине блеснула вспышка света.

— Он умеет читать, — сухо заметил адмирал. Все засмеялись шутке. А Фудзита добавил:

— Красивый самолет, красивый.

— Один из победителей в сражении у Мидуэя, — не подумав, сказал Марк Аллен.

— Где? — резко переспросил Фудзита.

Поняв свою оплошность, Аллен, запинаясь, ответил:

— Э-э… это самолет раннего обнаружения.

— Засекал наши корабли?

— Да, адмирал.

— Интересно, — сказал Фудзита ровным голосом. Брент улыбнулся сам себе.

В сопровождении офицеров штаба командир авианосца прошел к краю площадки мимо переговорной трубы и встал справа от боевой рубки. Телефонист переключился на другой разъем. Все внимательно смотрели в бинокли за корму, где PBY быстро снижался к морской поверхности, зафиксировав стабилизирующие поплавки в нижнем положении. «Зеро» покинули свои места в строю и унеслись ввысь.

— Скоро наш гость, Фрэнк Демпстер, поднимется на борт.

Летающая лодка, вздымая фюзеляжем и поплавками голубые завесы брызг, окантованные белым пенным кружевом, села, заплясав на волнах, как брошенная рукой галька, скачущая по водной глади. Потом, быстро погасив скорость на воде, самолет остановился, мягко покачиваясь и перекатываясь на морской зыби, как перелетная птица, нашедшая отдых в тихой заводи. К самолету медленно приблизился эсминец.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru