Пользовательский поиск

Книга Во тьме. Содержание - Глава 41

Кол-во голосов: 0

Пока катафалк приближался к ней, она медленно опустила руку, прижала пистолет к бедру и сняла предохранитель.

«Он не застанет меня врасплох, – сказала она себе. – Даже если круто свернет в мою сторону».

Но он не свернул.

Когда дверь со стороны пассажира оказалась прямо перед Джейн, катафалк остановился.

О Боже! Что он делает!

Окно медленно, с тихим жужжанием опустилось.

Джейн наклонилась, заглянула в автомобиль и увидела водителя.

Это был огромный мужчина, весь в черном одеянии. На голове у него красовалась фуражка, которую обычно носят таксисты.

– Подвезти? – прошептал он.

Джейн хотелось броситься бежать, но ноги как будто окаменели.

Брейс у него.

Так подвезти? – снова поинтересовался он.

– Да.

– Надо бы ходить на высоких каблуках, – усмехнулся он и нажал на газ.

Покрышки завизжали и бешено закрутились на месте, выбрасывая из-под себя гравий и синий дым.

В тот момент, когда катафалк сорвался с места, Джейн нырнула в открытое окно. Все произошло настолько неожиданно, что она невольно вскрикнула, сильно ударившись бедром. Плечом она уткнулась в спинку сиденья. Голова, сильно дернувшись, причинила нестерпимую боль. По инерции ее отбросило назад, но уже через мгновение она снова согнулась пополам и уткнулась лицом в подушку сиденья.

Левой рукой она снова попыталась оттолкнуться, как-то оторвать голову от сиденья, но не смогла. Джейн знала – где водитель, но не видела его. Она хотела воспользоваться пистолетом, но неожиданно, вскрикнув, выронила его на пол.

"Интересно, сломал ли он мне руку? – подумала она. – Какого черта я стала корчить из себя каскадера и нырять в окно?

Это же не кино, дура!

Теперь мне, наверное, придется об этом пожалеть".

Ей показалось, что кисть ее руки уже больше никогда не согнется. Но все было не так страшно. Джейн непроизвольно выдохнула и задрожала от боли.

– А ты крута, милая, – прошептал водитель. – Конечно, ты не всегда поступаешь разумно, но ты очень храбрая. Это же просто кайф, – пробормотал он и захихикал.

Отпустив ей руку, он схватил ее за шею и сильно придавил лбом к сиденью.

– Да, – прошипел он. – Твой дорогуша здесь, с нами, рядом. В этом катафалке. Кроме его уха, конечно. Вся эта ван-гоговская фигня, которой он занимается, в нашем гробу.

«В нашем гробу? В том самом, которым она воспользовалась в старом доме на кладбище?»

– О да, конечно. Ты ведь сдержишь свое слово и придешь на чудесное рандеву, как мы договаривались? Правда ведь?

– Да, – выдавила из себя Джейн.

– А теперь получи удовольствие от поездки.

Продолжая держать ее голову одной рукой, он сделал резкий поворот. Ее ноги швырнуло в разные стороны. Казалось, она вот-вот вылетит из катафалка. Джейн вскрикнула от ужаса и от боли одновременно, когда крепкие пальцы еще сильнее впились в ее шею.

Когда разворот закончился, ноги снова ударились о дверцу машины. Они безвольно болтались, а катафалк медленно набирал скорость.

"Где же люди? Кто-то ведь должен быть!

Кто-то ведь должен видеть, как этот чертов катафалк несется через город с половиной меня, торчащей из окна!"

Город был совсем небольшим, и Джейн поняла, когда он остался позади. На подушку сиденья перестал падать свет уличных фонарей, и кто-то как будто включил на полную громкость жужжание проносящихся жуков и пение птиц.

Несмотря на охвативший ее ужас и неудобное положение, она почувствовала сильный аромат сосновых деревьев. Влажный прохладный воздух трепал полы халата и обнаженное тело.

– Ну как тебе нравится поездка?

– Да пошел ты...

– Как невежливо, – весело заключил водитель.

Он затормозил и повернул направо. Покрышки неистово завизжали, и катафалк снова ринулся вперед. На этот раз уже не по асфальту, а по изрытой, посыпанной гравием дороге.

Оконная рама причиняла неимоверные страдания. Джейн безвольно болталась на ее острых краях. Голова была по-прежнему крепко прижата к подушке, а ноги болтались снаружи, то и дело ударяясь о дверь. Иногда в них попадали куски камней, выброшенные из-под передних колес. Кусты и молодая поросль, растущая вдоль дороги, больно хлестали ее.

– Доброй ночи, дорогая. Будь там, или тебе придется платить по счетам.

Наконец рука отпустила ее шею.

Глава 41

Джейн пришла в себя.

Голова раскалывалась от невыносимой боли, и ее слегка подташнивало.

Прямо над ней на фоне голубого неба висели зеленые ветви. Под ней земля была мягкой и немного пружинистой, но в некоторых местах что-то давило и кололо.

Ей понадобилось всего несколько секунд, чтобы вспомнить о катафалке.

Доброй ночи, дорогая. Будь там, или тебе придется платить по счетам.

Уже в следующее мгновение после этих слов она страшно ударилась обо что-то затылком. Она плохо помнила, как вылетела из машины, как катилась по крутому склону.

Кажется, это было так давно.

Всего пару часов назад?

Посмотрев на небо и почувствовав свежесть воздуха, Джейн решила, что уже раннее утро. Может быть, часов семь.

А до полуночи ей нужно попасть в церковь.

Джейн подняла голову, приподнялась на локтях и застонала, когда боль снова нахлынула на нее.

Халат был по-прежнему на ней, но правый рукав был оторван и слетел с плеча, полы были широко раскрыты. Ноги пострадали больше всего: на них были многочисленные порезы и царапины, которые распухли и кровоточили. В волосах на лобке застряло несколько сосновых иголок. Живот, который пострадал меньше, чем ноги, был покрыт пятнами крови и грязи. Он был тоже расцарапан, поэтому она не сразу нашла следы ПОВИНУЙСЯ. Груди тоже были в грязи, но здесь, можно сказать, она легко отделалась – сверху вниз шла небольшая двухдюймовая царапина к правому соску. Крови почти не было.

На твоей коже мы напишем целую книгу.

Неужели все к этому идет? Похоже.

Затем она подумала об ухе Брейса.

Это моя вина. Это я во всем виновата.

А теперь МИР запер его в гробу.

Нашем гробу.

"Я уже лежала в нем в одной сорочке. Тогда Брейс нашел меня и ужасно расстроился. Теперь он сам оказался в гробу. Без уха.

Занимаясь своей ван-гоговской бестолковой работой".

Она даже не хотела думать о таких вещах.

– Вот и не думай! – сказала она себе. – Лучше предприми что-нибудь.

Она села, часто заморгала глазами и невольно застонала, когда боль снова вспыхнула у нее в голове. Шея так болела, что Джейн казалось, что она не удержит голову. Нестерпимая боль пронзила все тело.

«Так, – подумала она. – К чему же я пришла? Стала абсолютной развалиной с тех пор, как МИР насел на меня. Сначала ударилась головой на гриве Безумного Коня, это было в первый раз... нет, это было не в первый раз. Сначала непроизвольно раскрылся нож... тогда, на библиотечной лестнице... и порезал сосок. Он уже тогда застал меня врасплох».

Неплохо погуляла...

Пытаясь подняться, она невольно закрыла глаза. Ее слегка качнуло. В правом кармане халата лежало что-то тяжелое.

Джейн сунула в него руку и вытащила пистолет.

Он отдал его мне?

Порывшись в другом кармане, она нашла ключи от комнаты в мотеле.

«Должно быть, после того, как МИР вышвырнул меня из машины, он спустился ко мне...» – подумала она.

Облокотившись на стоящее поблизости дерево, Джейн легко вынула магазин пистолета. Патроны были на месте. В патроннике также торчал патрон. Пистолет был заряжен.

«Надо было выстрелить сразу, как только я нырнула в машину, – подумала она. – Просто взять и спустить курок».

Тот, кто сомневается, – всегда проигрывает.

Ну теперь уж, в следующий раз, – пробормотала она, – ты своего дождешься.

От этих слов голова разболелась еще сильнее. Джейн положила пистолет в карман, запахнула полы халата и завязала его поясом. Оттолкнувшись от дерева, она сделала несколько неуверенных, заплетающихся шагов, а затем стала подниматься по склону. Оказавшись наверху, она увидела следы своего падения: глубокие борозды на земле, покрытые мертвыми сосновыми иголками, молодая поросль со сломанными ветками, белыми внутри, и влажные, вывернутые из земли разных форм камни.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru