Пользовательский поиск

Книга Во тьме. Содержание - Глава 30

Кол-во голосов: 0

– Ну да.

– Но это может продолжаться еще... ну, не знаю, недели, месяцы. Кто знает?

– Но не дольше, чем ты сама пожелаешь участвовать в игре.

«Боже мой, – подумала она, – он в точности повторяет Брейса».

– Эта игра – сумасбродство, – продолжал Клэй. – Но, как мне кажется, ты и сама это уже поняла.

– Может быть. Может, это и безумие, но дело выгодное. И вносит в мою жизнь какое-то разнообразие.

– Что ж, но лично я не желаю иметь с ней ничего общего.

– Включая меня?

– Боюсь, что да. Как мне это представляется, ты играешь в русскую рулетку, а этот МИР – что-то вроде револьвера. И мне не хотелось бы привязываться к тебе сильнее, чем я это уже сделал, чтобы затем на моих глазах ты разнесла себе череп.

– Это совсем не так, – возразила Джейн.

– Ну, по крайней мере, так это выглядит со стороны. Но, как бы там ни было, где меня найти, ты знаешь.

– О'кей.

– Будь поосторожней, хорошо?

– Ладно. – И она протянула ему руку. – Пожать руку хотя бы можно?

– Конечно.

Он бережно взял протянутую руку и нежно пожал ее.

– Пока, – буркнула Джейн и поспешила прочь.

– Неплохо все закончилось, – подумала она про себя. – Лучше и представить нельзя было. О чем, черт побери, думал МИР, посылая меня к такому парню, как Клэй? Вероятно, ошибка. Наверное, спутал адрес, или еще что-нибудь в этом роде".

Не плачь.

Джейн почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.

Не смей!

"Может, в этом смысл его Игры – заставлять меня плакать. Что ж, а я не буду. Только не на этот раз. Он послал меня к Клэю, просто чтобы показать, чего мне недостает. Но я не клюну на его удочку.

Во всяком случае, Клэй, вероятно, внутри ублюдок. Не может он быть таким же хорошим, каким хочет казаться. Нет таких.

И Брейс как нельзя лучшее тому подтверждение".

– Кому они нужны, что тот, что другой, – пробормотала она.

Когда Джейн открыла дверцу машины, на водительском сиденье лежал конверт.

– Спасибо, спасибо, – произнесла она, поднимая его.

Сев в машину, она заперла дверь, включила внутренний свет и разорвала конверт. Пачка купюр показалась ей вдвое толще той, которую она получила утром.

Двести пятьдесят шесть, если не изменяет память.

Неплохая плата за двух с половиной часовое развлечение парня, которому от тебя ничего такого и не надо было, ну разве что немного общения. Больше, чем десять тысяч баксов в час.

"Если МИР так и будет повышать ставки, – подумала она, – то я смогу провести старость в объятиях роскоши.

Как бы эти объятия не оказались для меня единственными".

Ха-ха, – кисло хихикнула она и тронулась с места, не читая записки.

Глава 30

"Моя красавица!

Завтра вечером, Мэйр-Хэйтс, 901, гала-представление.

Тем временем не чувствуй себя одиноко. У тебя есть я. Сегодня я тебя навещу.

Но не дожидайся.

С любовью к моей прелестной, кипятком писающей шлюшке, МИР".

Кипятком писающей шлюшке.

Зачем надо было так грубо?

– Он не был бы МИРом, – сказала она себе, – если бы не был таким грубым и гадким негодяем.

Часть его шарма.

Вот именно.

Первый раз она прочла записку сразу по возвращении домой, как раз перед тем, как спрятать деньги. Теперь, сидя в пижаме на краю кровати, она перечитывала ее вновь.

– Не только грубый, – подумала она, – но и самодовольный. Словно под впечатлением, что я жду не дождусь его появления.

– У меня для тебя секрет, МИР, – произнесла вслух она. – Мне наплевать, появишься ты или нет. Знаешь, что я имею в виду? Все равно я никогда не смогу тебя увидеть, так что какая разница?

«Может, на этот раз, – подумала она, – мне действительно следует попытаться не заснуть до его прихода?»

Не получится. Он как Санта-Клаус – не придет, пока ты не уснешь.

Почему бы не попробовать еще раз оставить ему послание?

Сердце стало биться чаще.

«Не следует делать из этого привычку», – подумала она.

Скинув кофту, Джейн подошла к туалетному столику, где оставила фломастер, и приблизилась к зеркалу. На участке слегка загоревшей кожи между грудями и поясом пижамных штанов она написала:

Разбуди меня. Покажись. Пожалуйста.

Утром на спине Джейн обнаружила:

Прекрасно развлекся. Как плохо, Что ты проспала все это.

– Вот как, – пробормотала она. – И что же ты понимаешь под этим прекрасным развлечением, МИР? Упражнения в чистописании? Если бы было что-нибудь посерьезнее, – успокаивала она себя, – я бы не проспала.

Не будь так уверена. Могло быть намного больше этого.

"Ну что в этом необычайного? – подумала она. – Он может делать все, что вздумается, – и, вероятно, именно это и делал. Остановить его невозможно.

Да я и не пыталась.

Даже наоборот, если на то пошло".

Задрав вверх голову, она сказала в потолок:

– Лучшее, что бы ты мог сделать, МИР, это разбудить меня в следующий раз.

МИР, разумеется, ничего не ответил.

Спустив штаны, Джейн стала себя внимательно оглядывать. Письмена на спине, похоже, были единственными свидетельствами визита МИРа.

Поставив вариться кофе, Джейн отправилась в душ смывать надписи. Как обычно, они оттирались с трудом. Покончив с этим, она надела купальник и с чашечкой кофе и книгой вышла во двор, чтобы понежиться в лучах утреннего солнца.

Выпив кофе, Джейн вынесла из дому гантели и начала делать с ними упражнения на одеяле до полного изнеможения, вспотев и запыхавшись в конце концов.

Вернувшись в дом, она еще раз приняла душ. Под конец полностью закрутила горячую воду и стояла под ледяными струями, сжавшись и сцепив зубы. Но задерживаться в душе не стала – времени оставалось мало и не хотелось опаздывать на работу.

Схватив полотенце, она мокрой выбежала из ванной комнаты, вытираясь на ходу. В спальню она вошла почти сухой.

Натягивая трусики, Джейн решила надеть джинсовые кюлоты и блузон с короткими рукавами – костюм, который она обычно носила на работе, и после библиотеки пойти сразу же по адресу на Мэйр-Хэйтс.

– Наверное, это дом, – решила она.

МИР написал о «гала-представлении». Это может означать, что там будет вечеринка.

Ага, вечеринка на двоих, как прошлой ночью.

С другой стороны, можно допустить, что на этот раз он действительно имел в виду именно вечеринку.

Слово «Хэйтс» в названии улицы придавало словосочетанию налет какой-то элегантности. Что, если это где-то в фешенебельном районе города и ей доведется присутствовать на настоящем светском рауте?

Крайне маловероятно.

С такой же легкостью там может оказаться грязная старая развалина вроде того мерзкого дома у кладбища.

Да и вообще там может быть все, что угодно.

– Так что надо быть готовой ко всему, – напомнила она себе.

За десять минут Джейн оделась, причесалась и собралась. Из дома она вышла, держа по бумажному пакету в каждой руке. В одном были сложены синие джинсы, замшевая рубашка и пара кроссовок. В другом пара голубых туфелек и аккуратно свернутое вечернее платье, которое этот сукин сын Кен купил ей, чтобы она надела на бал в загородном доме его родителей.

Две недели назад она бы в него просто не влезла.

Но прежде чем положить его в пакет, Джейн быстро его накинула и убедилась, что оно прекрасно на ней сидит.

В зеркале у нее был потрясающий вид.

Теперь просто не верилось, что когда-то она действительно наряжалась в такой туалет – элегантный, но ужасно обтягивающий и откровенный. Разумеется, по настоянию Кена.

Он вечно на чем-нибудь настаивал.

Джейн помнила, какие тогда приводила доводы против:

– Я не могу это надеть. Боже, как ты не понимаешь, все будут на меня пялиться.

На что Кен ответил:

– А я и хочу, чтобы они пялились. Хочу, чтобы они слюной истекли. Что мне от тебя проку, если тебя даже нельзя показать?

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru