Пользовательский поиск

Книга Тотальный контроль. Содержание - Примечание автора

Кол-во голосов: 0

Соер посмотрел на чашку в своей руке.

— Он хотел поступить правильно, Сидней. Он не мог, как это сделали бы большинство людей, оставить без внимания то, что обнаружил. Он решил, что это так нельзя оставить. Настоящий герой. Он очень рисковал, но я знаю, он сделал это ради вас и Эми. У меня не было случая встретиться с ним, но я знаю, что он любил вас.

Соер не хотел говорить Сидней, что вознаграждение государства в значительной мере подвигнуло Джейсона Арчера на решение собирать доказательства против «Трайтона».

Она смотрела на него полными слез глазами.

— Если он нас так любил, почему он взялся за столь опасное дело... Я этого никак не могу понять. Боже, я чувствую себя так, словно теряла его дважды. Вы знаете, что значит испытать подобное?

Соер некоторое время обдумывал ее слова, откашлялся и тихо сказал:

— У меня есть друг, которого раздирают противоречия. Он так любил свою жену и детей, что ради них был готов пойти на все. На все.

— Ли...

Он поднял руку.

— Пожалуйста, Сидней, позвольте мне договорить. Надо собраться с силами, чтобы сказать это. — Она села и Соер продолжил: — Он их так любил, что старался найти им безопасное место в этом мире. Он старался так долго, что причинил ужасное горе тем самым людям, которых так любил. Но он этого не понимал. А когда понял, было уже поздно. — К его горлу подступил огромный комок, он отпил глоток сидра. — Так что видите, иногда люди во имя самых благородных целей совершают самые глупые поступки. — Его глаза мерцали. — Джейсон любил вас, Сидней. В конце жизненного пути лишь это имеет значение. Это единственное, что надо хранить в своей памяти.

Некоторое время оба, не нарушая тишины, смотрели на огонь.

Соер посмотрел на нее.

— Что вы собираетесь теперь делать?

Сидней пожала плечами.

— "Тайлер Стоун" потерял двух самых крупных клиентов — «Трайтон» и РТГ. Однако Генри Уортон был очень добр. Он сказал, что я могу вернуться. Но я не знаю, смогу ли. — Она прикрыла рот полотенцем, затем ее рука упала на колени. — Похоже, у меня нет выбора. Джейсон не застраховал свою жизнь на большую сумму. Наши сбережения почти кончились. А появление еще одного ребенка... — Она печально покачала головой.

Соер выждал некоторое время, засунул руку в карман костюма и медленно вытащил конверт.

— Вероятно, это поможет.

Она протерла глаза.

— Что это?

— Откройте.

Она вытащила полоску бумаги, лежавшую в конверте. Наконец подняла голову.

— Что это?

— Это чек на два миллиона долларов. Не думаю, что с ним будут какие-то проблемы, если учесть, что чек выдало министерство финансов Соединенных Штатов.

— Ли, я ничего не понимаю.

— Правительство обещало вознаграждение в два миллиона долларов за информацию, которая позволит арестовать человека или людей, виновных во взрыве самолета.

— Но я же ничего не сделала. Я ничем эти деньги не заслужила.

— А я впервые в жизни вручаю чек на такую огромную сумму и собираюсь сказать при этом то, что думаю.

— Что?

— Что эта сумма слишком мала. Что во всем мире не найдется достаточно денег.

— Ли, я не могу это принять.

— Вы уже приняли. Этот чек — лишь пустая формальность. Деньги уже положены на специальный счет на ваше имя. Чарльз Тидман — президент Федерального резервного банка в Сан-Франциско — уже собрал команду главных финансовых советников с тем, чтобы внести на ваше имя необходимые деньги. Совершенно добровольно. Тидман был ближайшим другом Либермана. Он просил передать вам свои самые искренние соболезнования и благодарность.

Сначала правительство Соединенных Штатов не хотело вознаграждать Сидней Арчер. Ли Соер потратил целый день, ведя переговоры с представителями Конгресса и Белого дома, и заставил их изменить свое мнение. Все твердо стояли на том, что не должны быть преданы гласности подробности о манипуляции американским финансовым рынком. Соер весьма тонко дал понять, что вместе с Сидней Арчер выставит на аукцион дискету, которую отобрал у Фрэнка Харди возле скалы в штате Мэн.

Это быстро изменило их решение относительно вознаграждения. Правда, еще пришлось швырнуть стул в кабинете министра юстиции.

— Деньги не облагаются налогом, — добавил он. — Так что вы неплохо обеспечены на оставшуюся жизнь.

Сидней вытерла глаза и положила чек обратно в конверт. На несколько минут воцарилась тишина. В камине потрескивал огонь. Наконец, Соер посмотрел на часы и поставил чашку с сидром.

— Уже поздно. У вас, наверно, много дел. А мне надо возвращаться на работу.

Соер поднялся.

— Разве вы никогда не отдыхаете?

— Нет, когда могу обойтись без отдыха. К тому же чем мне еще заниматься?

Она тоже встала и, прежде чем он успел попрощаться, обвила руками его могучие плечи и прижалась к нему.

— Спасибо.

Он едва расслышал ее слова, в этом не было необходимости. Тело Сидней излучало такое же тепло, как и огонь в камине. Он обнял ее, и несколько минут оба стояли так перед мерцающим камином, держа в объятиях друг друга. Все громче слышалось пение людей на улице.

Когда они, наконец, отпустили друг друга, Соер нежно взял ее за руку.

— Я всегда буду рядом с вами, Сидней. Всегда.

— Я знаю, — ответила она шепотом.

Когда он пошел к двери, Сидней сказала:

— Этот ваш Друг, Ли... можете сказать ему, что еще не поздно.

* * *

Проезжая по улице, Соер на темном небе увидел полную луну. Он тихо напевал рождественскую песенку собственного сочинения. Он не вернется на работу. Он некоторое время побудет с Рэем Джексоном, поиграет с его детьми, может быть, выпьет немного коктейля со своим партнером и его женой. Завтра он с опозданием пойдет покупать подарки. Вытащит старый пластиковый мешок и преподнесет своим детям сюрприз. Черт подери, это же Рождество. Он отстегнул значок агента ФБР и вытащил пистолет из кобуры. Положил их рядом с собой на сиденье. Пока «Седан» ехал вдоль дороги, он устало улыбнулся. Следующее дело может немного подождать.

Примечание автора

Самолет «Маринер Л-500», описанный на страницах этой книги, является плодом воображения, хотя ряд общих технических характеристик позаимствован из области коммерческой авиации. Узнав это, некоторые любители авиации могут тут же сказать, что взрыв на рейсе 3223 — чистая фантазия. Работая над этой книгой, я не ставил перед собой цель написать руководство для ненормальных людей.

Что же касается Федерального резервного фонда, то признаюсь — меня, как романиста, неотразимо влекла мысль о существовании горстки людей, встречающихся в обстановке полной секретности и в значительной степени почти бесконтрольно управляющих судьбой экономики страны. По правде говоря, я, скорее всего, преуменьшил роль той железной хватки, при помощи которой фонд держит в своих руках наши жизни. Все-таки, если говорить честно, то фонд в течение многих лет мастерски проводил экономику страны через довольно опасные рифы. Работа в этом учреждении нелегка и отнюдь не относится к сфере точных наук. Хотя результаты деятельности фонда могут болезненно ударить по карману многих, можно с уверенностью сказать, что им руководят интересы блага всей страны. Однако концентрация огромной власти в руках столь ограниченного круга людей не исключает соблазна сорвать огромные прибыли. Тем более соблазна написать об этом!

Что же касается затронутых в «Тотальном контроле» новшеств компьютерной технологии, то все они, если исходить из моих исследовательских способностей, совершенно правдоподобны, а может быть, уже нашли полномасштабное применение или даже начали устаревать. Но в это трудно поверить. Многочисленные достоинства компьютерной технологии, несомненно, важны. Однако благо даже в таких огромных масштабах неизбежно имеет и отрицательную сторону. По мере того, как компьютеры все больше вливаются во всемирную сеть, пропорционально увеличивается риск, что какой-то человек в один прекрасный день может взять под «тотальный контроль» важные стороны нашей жизни. Недаром же Соер в романе задал вопрос: «А что если им окажется плохой парень?»

116
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru