Пользовательский поиск

Книга Тотальный контроль. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Глава 17

Охранник в униформе вел Ли Соера через огромный холл здания «Маринер Экклз», где на Конститьюшн Авеню находилась резиденция совета Федерального резервного фонда. Соер подумал, что размеры здания соответствуют огромному влиянию занимающей его организации. Поднявшись на второй этаж, Соер и его сопровождающий остановились у толстой двери из дерева. Охранник постучал. Они услышали: «Входите». Соер прошел в большой, уютно обставленный кабинет. Книжные шкафы, занимавшие все пространство от пола до потолка, много цвета мебель и витиеватая лепка производили мрачное впечатление. Толстые портьеры были задернуты. Зеленая лампа горела на большом, покрытом кожей письменном столе. Повсюду чувствовался запах сигар. Соер почти видел, как серые облака дыма плывут в воздухе, словно призрачные видения. Помещение напоминало ему рабочие кабинеты некоторых старых профессоров его колледжа. Неяркий огонь, горевший в камине, излучал тепло и свет.

Когда огромных размеров человек, сидевший за столом, обернулся к ним, все внимание Соера немедленно сосредоточилось на нем. С полного красного лица смотрели светло-голубые глаза, прячущиеся за веками, которые отвислая кожа и нависшие густые брови, каких Соеру раньше не доводилось видеть, уменьшили до размера узких щелок. Волосы были седые и густые, нос — широкий, его кончик казался даже краснее, чем лицо. В какой-то миг удивленному Соеру показалось, что перед ним Дед Мороз.

Человек встал из-за стола, и его громкий вежливый голос, плывший через всю комнату и окутавший Соера, рассеял подобное сомнение.

— Агент Соер, я Уолтер Бернс, вице-президент совета Федерального резервного фонда.

Соер прошел вперед и взял вялую руку. Бернс соответствовал росту Соера в шесть футов три дюйма, но весил по меньшей мере на сто фунтов больше, чем мощного телосложения агент ФБР. Когда Бернс сел, Соер отметил, что его движения отличает изящество, не свойственное крупным людям.

— Сэр, я признателен, что вы нашли время принять меня.

Бернс бросил на агента ФБР пронзительный взгляд.

— Насколько я понимаю, участие вашего бюро в этом деле означает, что случившееся с самолетом произошло не по чисто техническим причинам?

— Мы проверяем все возможные версии. Сейчас ничего нельзя исключать, мистер Бернс. — Лицо Соера оставалось непроницаемым.

— Меня зовут Уолтер, агент Соер. Поскольку мы оба члены иногда неуклюжей системы, известной как федеральное правительство, думаю, это дает нам возможность обращаться друг к другу по имени.

Соер ухмыльнулся.

— Меня зовут Ли.

— Чем могу вам помочь, Ли?

Звук дождя, бьющегося о стекло, и холод, казалось, внезапно наполнили воздух. Бернс поднялся и подошел к камину, рукой приглашая Соера пододвинуть свой стул поближе. Пока Бернс клал в камин лучины из медного ведра, Соер открыл записную книжку и быстро пробежал глазами некоторые записи. Когда Бернс сел напротив него, Соер был готов.

— Кажется, многие не представляют, что такое Федеральный резервный фонд. Я имею в виду людей, не связанных с финансовыми рынками.

Бернс потер один глаз, и Соеру показалось, что с уст собеседника сорвался смешок.

— Будь я азартным человеком, то поставил бы на то, что половина населения этой страны не имеет ни малейшего понятия о Федеральной резервной системе, а девять человек из десяти не представляют цели нашей деятельности. Должен признаться, подобная анонимность доставляет огромное удовольствие.

Соер молчал, затем нагнулся к собеседнику.

— Кому на руку смерть Артура Либермана? Я не имею в виду чью-либо личную выгоду. Меня интересует его профессиональная деятельность как председателя совета.

Глаза Бернса расширились, и щеки приобрели форму полумесяца, достигнув предела своих возможностей.

— Вы хотите сказать, что кто-то взорвал самолет, чтобы убить Артура? Простите, но мне кажется, что это утверждение притянуто за уши.

— Я не утверждаю, что произошло именно так. Сейчас мы рассматриваем все возможности. — Соер говорил тихим голосом, словно боясь, что его подслушивают. — Дело в том, что я просмотрел список пассажиров и среди них ваш коллега оказался единственной важной персоной. Если это умышленная акция, то одна из версий, которые приходят в голову, — убить председателя совета.

— Или запланировали террористический акт, а Артур просто по несчастью сел на этот самолет.

Соер покачал головой.

— Если это диверсия, тогда не думаю, что Либерман оказался на том самолете случайно.

Бернс откинулся на стуле и протянул ноги к камину.

— О Боже! — произнес он наконец, смотря в огонь.

Хотя ему очень подошел бы костюм-тройка с цепочкой, его нынешняя одежда — спортивная куртка из верблюжьей кожи, темно-голубой свитер с выглядывающей из него белой рубашкой, плиссированные широкие серые брюки и удобные черные туфли — тоже была ему к лицу. Соер заметил, что для тела подобных размеров у него удивительно маленькие ноги. Оба молчали не меньше минуты.

Соер наконец зашевелился.

— Думаю, не надо напоминать, что все сказанное вами сегодня носит строго конфиденциальный характер.

Голова Бернса повернулась к агенту ФБР.

— Я умею хорошо хранить секреты, Ли.

— Тогда вернемся к моему вопросу: кому это выгодно?

Бернс обдумывал ответ некоторое время, затем глубоко вздохнул.

— Экономика Соединенных Штатов — крупнейшая в мире. Поэтому от нее в мире многое зависит. Если какая-нибудь враждебная страна желает нанести вред нашей экономике или обрушить мировые финансовые рынки, то совершение подобного жестокого акта вполне служит данной цели. Не сомневаюсь, рынкам будет нанесен сокрушительный удар, если окажется, что его смерть была заранее запланирована. — Вице-президент печально покачал головой. — Не думал, что доживу до такого.

— А как насчет того, что в этой стране кто-то мог желать его смерти? — снова спросил Соер.

— За все время существования фонда вокруг него всегда распространялись ярко расписанные теории заговора, так что я вполне уверен — в этой стране найдутся люди, воспринимающие их, несмотря на всю абсурдность, весьма серьезно.

Глаза Соера сузились.

— Теории заговора?

Бернс хмыкнул, затем громко откашлялся.

— Некоторые считают, что фонд в действительности является для богатых семейств всего мира инструментом, при помощи которого бедных удается поставить на место. Или что мы получаем приказы от маленькой группы международных банкиров. Я даже слышал теорию, утверждающую, что нас используют как пешек в интересах инопланетян, которые проникли на все важнейшие правительственные посты. В моем свидетельстве о рождении, между прочим, говорится, что я родился в Бостоне.

Соер покачал головой.

— Боже, довольно сумасбродная идея.

— Вот именно. Как будто экономика с оборотом в семь триллионов долларов, дающая работу более чем ста миллионам людей, может управляться горсткой магнатов во фраках.

— Значит, одна из групп заговорщиков могла убить председателя в отместку за воображаемую коррупцию или несправедливость?

— Найдется не так уж много правительственных институтов, которые встречают такое непонимание и страх, как Федеральный резервный фонд. Когда вы впервые упомянули возможность диверсии, я сказал, что это надуманно. После некоторых размышлений должен сказать, что моя первоначальная реакция, вероятно, была не совсем корректной. Но взорвать самолет... — Бернс устало покачал головой.

Соер что-то быстро записывал.

— Я бы хотел побольше узнать о Либермане.

— Артур Либерман пользовался огромной популярностью во влиятельных финансовых кругах. Многие годы он являлся основным добытчиком денег на Уолл-Стрит, затем перешел на государственную службу. Артур называл вещи своими именами и, как правило, не ошибался в своих суждениях. Проведя серию искусных маневров, он поднимал финансовые рынки с того самого момента, как стал председателем. Он показал всем, кто хозяин. — Бернс умолк и подложил дров в камин. — Фактически он руководил фондом так, как, мне казалось, им руководил бы и я, если мне представилась бы подобная возможность.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru