Пользовательский поиск

Книга Тотальный контроль. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

— Мне очень жаль вашего мужа.

Сидней неясно ощущала, что Гемблу очень неловко. Его руки постоянно двигались, словно подыскивая положение, соответствующее маневрам его чересчур активной мысли. Выпив еще глоток бренди, Сидней взглянула на него.

— Спасибо, — выдавила она.

— Я не знал его лично. В такой большой компании, как «Трайтон», черт подери, радуешься, если знаешь десять процентов менеджеров. — Гембл вздохнул и, словно заметив непрекращающийся танец своих рук, сложил их на коленях. — Конечно, мне была известна его репутация, он быстро продвигался вверх. Судя по всему, из него вышел бы очень хороший руководитель.

При этих словах Сидней поморщилась. Она вспомнила новость, которую ей сообщил Джейсон в то утро. Новая работа, пост вице-президента, новая жизнь для них всех. А теперь? Она быстро допила бренди и сумела подавить вырывавшиеся рыдания. Когда она снова взглянула на Гембла, он смотрел ей прямо в глаза. — Мне бы хотелось кое-что узнать прямо здесь, хотя сейчас чертовски неподходящее время. Я понимаю.

Он умолк и продолжал изучать ее лицо. Сидней снова собралась с силами. Стараясь подавить дрожь, она пальцами инстинктивно вцепилась в подлокотники. Проглотила огромный комок, застрявший в горле. Глаза председателя уже не смотрели ласково.

— Ваш муж находился на самолете, летевшем в Лос-Анджелес. — Он нервно облизал губы и наклонился к ней. — Его дома не было.

Сидней механически кивнула, точно зная, каким будет следующий вопрос.

— Вы это знали?

В одно мгновение Сидней показалось, будто она летит сквозь густые облака без помощи самолета стоимостью в 25 миллионов долларов. Казалось, что время остановилось, однако на самом деле прошло всего несколько секунд, прежде чем она ответила.

— Нет.

Никогда раньше ей не приходилось врать клиенту. Это слово сорвалось с губ раньше, чем она осознала, что говорит. Она не сомневалась, что он ей не верит. Но отступать было поздно. Гембл несколько секунд внимательно изучал черты ее лица, затем сел на свое место. Какое-то время он сидел неподвижно, словно удовлетворенный тем, что задал свой вопрос. Вдруг он похлопал Сидней по руке и встал.

— Когда приземлимся, я попрошу отвезти вас домой на своем лимузине. У вас дети есть?

— Дочка. — Сидней подняла на него взгляд, удивленная, что допрос так неожиданно закончился.

— Просто скажите водителю, куда вас отвезти, и он заедет за вашей дочкой. Она в центре дневного ухода? — Сидней кивнула. Гембл покачал головой. — Все дети сегодня находятся на ежедневке.

Сидней вспомнила, как собиралась остаться дома и воспитывать Эми. Теперь она мать-одиночка. От этого открытия у нее чуть не закружилась голова. Если бы Гембл не стоял рядом, она бы рухнула на пол. Она подняла голову и увидела, что Гембл смотрит на нее, одной рукой робко потирая лоб. — Вам еще что-нибудь нужно?

Ей удалось поднять свой стакан.

— Спасибо, это немного помогло.

Он взял стакан.

— Спиртное обычно помогает. — Он собрался уходить, затем остановился. — «Трайтон» хорошо заботится о своих сотрудниках, Сидней. Если вам что-нибудь понадобится — деньги, организация похорон, помощь ребенку или по дому и все такое, — у нас есть люди, которые этим занимаются. Не стесняйтесь, звоните нам.

— Обязательно. Спасибо.

— И если вы захотите поговорить еще... о делах, — в задумчивости он поднял брови, — вы знаете, где меня найти.

Он ушел, и Ричард Лукас спокойно занял свой пост часового. Самолет мчался дальше. Ей хотелось лишь одного — обнять свою дочь.

Глава 11

Сидя на краю кровати, мужчина разделся до трусов. Солнце еще не взошло. У него было сильное мускулистое тело. На левом бицепсе свернулась татуированная змея. Три упакованные сумки стояли наготове около двери спальни. Американский паспорт, кипа авиабилетов, деньги и документы ждали его, как и было обещано. Они находились в маленькой кожаной сумочке, лежавшей поверх больших дорожных сумок. Ему придется снова изменить имя, не впервые, впрочем, в его заполненной преступлениями жизни.

Больше он не будет заправлять самолеты топливом. Ему теперь не нужна работа. Электронный перевод денег на оффшорный счет был подтвержден. Сейчас он получил богатство, которое всю жизнь ускользало от него, несмотря на все старания. Хотя за ним тянулся длинный след преступлений, его руки все же дрожали, когда он снимал шиньон, овальные черепахового цвета очки и темные контактные линзы. Хотя, вероятно, пройдут недели, прежде чем кто-нибудь поймет, что произошло, в его профессии всегда надо готовиться к худшему. Поэтому следует уносить ноги и как можно дальше. Он был готов к этому.

Память вернула его к недавним событиям. Избавившись от содержания пластикового контейнера, он выкинул его в воды Потомака. Там его никогда не отыщут. Отпечатков пальцев и других физических следов он не оставлял. Когда обнаружится его связь с крушением самолета, он будет уже далеко. Более того, имя, под которым он последние два месяца скрывался, заведет их в полный тупик.

Он и раньше убивал, но, разумеется, не так обезличенно и не в таких крупных масштабах. Он всегда находил повод для убийства, если не сам лично, то по заказу того, кто его нанимал. На этот раз количество убитых и полная анонимность вызвали боль даже в его ожесточенном сердце. Он не задерживался, чтобы узнать, кто сел на борт самолета. Ему за эту работу заплатили, и он сделал ее. Он будет тратить находившиеся в его распоряжении огромные суммы денег и забудет, как он их заработал. Ему казалось, что для этого потребуется не так уж много времени.

Он сел перед маленьким зеркалом, стоявшим на столике в спальне. Новый костюм, не идущий по элегантности ни в какое сравнение с одеждой, которую он только что сбросил, висел на двери. Он сложил руку чашечкой и низко нагнул голову, сосредоточенно вставляя контактные линзы, которые сообщат его едва заметно карим глазам ярко-голубой цвет.

Он встал, чтобы посмотреть на результат в зеркало, и почувствовал, как прямо в затылок уперлось продолговатое дуло «Сиг П229». Его восприятие обострилось до предела. Так бывает, когда человека охватывает панический страх. Он заметил, что глушитель почти удвоил длину компактного 9-миллиметрового пистолета.

Почувствовав прикосновение холодного металла к коже, увидев в зеркале отражение темных глаз и решительно сжатого рта, он впал в полную прострацию, длившуюся не больше секунды. На его лице часто появлялось подобное выражение перед тем, как он убивал. Отнять жизнь у другого человека было для него серьезным делом. Сейчас же он наблюдал в зеркале, как на другом лице отражались те же ритуальные эмоции. Затем увидел с растущим удивлением, как на лице того, кто вот-вот убьет его, появился гнев, переходящий в неподдельное отвращение. Перед убийством он подобных эмоций не проявлял. Глаза жертвы, следившей за тем, как сжимается палец на спусковом крючке, расширились. Его губы зашевелились, чтобы произнести что-то, вероятно, ругательство, однако слова не успели сорваться с губ: пуля вышибла его мозги. От удара тело качнулось назад, а затем подалось вперед и рухнуло на маленький столик. Убийца затолкал обмякший труп лицом вниз в небольшую щель между стеной и кроватью и разрядил оставшиеся одиннадцать пуль из магазина «Сиг» в верхнюю часть туловища уже мертвого мужчины. Хотя сердце жертвы больше не качало кровь, пятна темного цвета величиной с монету в десять центов появились у каждого пулевого отверстия, точно это били крохотные фонтаны нефти. Автоматический пистолет приземлился рядом с телом.

Стрелявший спокойно вышел из комнаты и задержался лишь для того, чтобы сделать два дела. Сначала он сгреб кожаную сумочку с новым удостоверением личности убитого. Затем в коридоре нажал кнопку на стене, включив кондиционер на полную мощность. Через десять секунд входная дверь квартиры открылась и закрылась. В квартире воцарилась тишина. В спальне бежевый ковер быстро приобретал отвратительный темно-красный цвет. Вклад в оффшорном банке будет доведен до нуля и закрыт в течение часа, поскольку деньги их владельцу больше не понадобятся.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru