Пользовательский поиск

Книга Седьмой авианосец. Содержание - 13. 7 декабря 1983 года

Кол-во голосов: 0

— Я этого не говорил. Я говорил, что решение коммандера… — Эвери показал на Белла, — было с военной точки зрения правильным.

Брент повернулся к Марку Аллену.

— Вы с этим, кажется, не согласны, адмирал?

Марк Аллен зашевелился на своем стуле, затем сказал:

— Если необходимо возложить на кого-то бремя вины, что ж, пусть оно ляжет на мои плечи.

— Адмирал, — воскликнул Брент. — Вы же предупреждали…

— Я был старшим офицером.

— Консультантом, — напомнил Брент.

— Нет, выслушайте меня, — нетерпеливо покачал головой Аллен. — Воцарилось молчание, и он продолжил: — Я вполне мог выйти на высшее руководство военно-морских сил. Я даже мог вступить в контакт с верховным главнокомандующим. Но, — тут он кивнул в сторону Мейсона, — отсутствовало абсолютное доказательство существования авианосца. — И затем с горечью в голосе он закончил: — Я позволил, чтобы был дан этот самый сигнал Рип ван Нип. Я-то понимал, что моя карьера в безопасности…

Упала та самая тяжкая тишина, когда каждому предоставилась возможность взглянуть в глубины собственного «я». Открылась дверь, и в кабинет вошла Памела Уорд. Ее лицо было изможденным. Белл посмотрел на нее, явно обрадованный тем, что можно как-то разрядить обстановку.

— Ну, как работа над русским шифром, лейтенант? — спросил он.

Все трое мужчин в кабинете разом устремили свои взгляды на женщину, которая осталась стоять в дверях. Она сказала высоким, срывающимся голосом:

— Пробелы… Все дело в пробелах. Такое дорогостоящее сложное оборудование, а с пробелами мы никак не могли справиться…

— Она посмотрела на длинную распечатку.

— Русский самолет обнаружил авианосец без кораблей сопровождения. — Она начала читать: — «Вижу неопознанный авианосец. Длина триста метров, семьдесят в бимсе, одна наклонная труба, палуба, способная принимать летательные аппараты. На палубе их нет. Похоже на вертолетоносец». — Она оторвалась от бумаги. — Текст был повторен девять раз. На десятом связь прервалась на слове «палуба».

— Черт! Черт возьми! — Белл стукнул кулаком по столу.

Вошел старшина, подал коммандеру какое-то очередное донесение и снова удалился. Коммандер посмотрел на листок и сказал: — Японское радио передает специальное сообщение.

Он щелкнул рычажком. После небольшой паузы послышался низкий глухой голос из динамика на стене:

— Сегодня страшная трагедия постигла Перл-Харбор. Во имя гуманности мы просим понимания и, если возможно, милосердия. К сожалению, у нас нет полного документального подтверждения случившегося, но судя по всему, седьмой авианосец императорского флота «Йонага» в свое время получил приказ нанести удар по Перл-Харбору седьмого декабря сорок первого года. Этот корабль был приписан к сверхсекретной группе Семьсот тридцать один. Именно в силу этого обстоятельства не велись обычные документация и учет, и не существует информации даже о том, когда и как было построено это судно. Официально «Йонага» вообще не поступал на вооружение императорского военно-морского флота. Подавляющее большинство документов, относившихся к деятельности группы Семьсот тридцать один, не сохранилось, они были уничтожены либо в результате воздушных налетов противника, либо по инициативе самих сотрудников этого секретного подразделения. Тем не менее есть основания полагать, что «Йонага» был послан на тщательно законспирированную военную базу в Сибири перед самым началом военных действий в сорок первом году. Затем авианосец исчез бесследно. Не существует никаких сведений о том, что все эти десятилетия он поддерживал с кем бы то ни было связь. Можно лишь предположить, что в группе Семьсот тридцать один его считали погибшим и пытались уничтожить все свидетельства о том, что он когда-либо существовал. На самом деле авианосец вовсе не погиб. Судя по всему, в течение четырех с лишним десятилетий он был заперт на своей тайной стоянке и, как это ни трагично, совсем недавно получил возможность покинуть эту базу. — Голос сделался вдруг хриплым. Возникла небольшая пауза. Затем выступавший заговорил снова с какой-то новой решимостью. — Вряд ли найдутся люди или нации, которые смогут сейчас понять нас. В первую очередь, это относится к странам Запада: людям этой культуры особенно сложно осознать, в какой степени японцы преданы своему императору. Тем не менее мы просим американцев понять, что члены экипажа «Йонаги», независимо от того, правы они или нет, выполняли приказ. Такая слепая верность однажды полученному приказу может показаться неправдоподобной, однако для тех, кто понимает, как устроено японское сознание, это будет выглядеть абсолютно логичным и понятным. — Говоривший запнулся, замолчал. Американцы сидели, глядя прямо перед собой, словно люди, созерцавшие криптограмму. Снова заговорил скорбный голос: — Итак, эти люди лишь выполняли приказ. Умение выполнять приказ — отличительное свойство всех, кто носит военную форму. И мы просим американцев сделать над собой усилие и взглянуть на случившееся под этим углом. Пожалуйста, не уничтожайте этих людей. Мы постарались связаться с ними на наших прежних частотах военно-морского флота. Их передатчик функционирует очень плохо, но нам удалось понять, что они следуют в Токийский залив. Пожалуйста, сохраните им жизнь. Мы сами ужасаемся трагедии Перл-Харбора. Но мы уже с лихвой заплатили нашей кровью за то, что совершили и эти и другие военные. Пожалуйста, проявите милосердие в этот скорбный час. Оставьте им жизнь. — Снова говоривший поперхнулся словами и замолчал. Однако еще через мгновение сообщение продолжилось: — На борту «Йонаги» есть американский пленный. Его зовут Росс, Теодор Росс. Он служил в военно-морском флоте, теперь в отставке.

Эти слова вызвали в кабинете Белла бурю восторженных возгласов. Все окружили Брента Росса, хлопали его по плечу, а Памела Уорд протиснулась к нему и поцеловала в щеку. Постепенно ликование стихло.

— Господи, ну наконец-то хоть какие-то хорошие новости, — тихо сказал Брент. Он прижал к себе Памелу и спрятал в ее волосах свои увлажнившиеся глаза.

— Брент, — тихо сказал Белл. — Я договорюсь насчет самолета в Токио. Мы встретим седьмой авианосец. — Он обернулся к Марку Аллену. — А вы, адмирал?

— Да, я тоже полетел бы туда, — сказал адмирал.

Белл перевел взгляд на кэптена Мейсона Эвери, который стоял чуть в стороне и смотрел широко раскрытыми глазами на обнявшуюся парочку.

— А вы, кэптен? — спросил он, но Эвери Мейсон не ответил. Он стоял и смотрел, стиснув зубы.

13. 7 декабря 1983 года

Несмотря на внушительные потери, экипаж «Йонаги» ликовал. Как только подполковник Симицу радостно провозгласил: «Тора, тора, тора!», по кораблю пронеслась лавина криков «банзай». Восторги усиливались с каждым новым сообщением Симицу о подвигах летчиков. Когда выяснилось, что ударной группе Симицу удалось потопить линкор «Нью-Джерси», моряки пришли в состояние полного экстаза.

Теперь же, когда самолеты стали возвращаться с задания, ликующие моряки заполонили все служебные мостики вдоль полетной палубы. Они размахивали флагами, оглашали палубу радостными воплями. Тед Росс, который стоял на флагманском мостике рядом с адмиралом Фудзитой, насчитал всего-навсего шесть «Айти», семь «Накадзим», а также семь «Мицубиси». Из поврежденных бомбардировщиков было извлечено с десяток убитых и раненых членов экипажа.

Но все это никак не могло омрачить праздничного настроения. Когда на палубу садился очередной самолет, Фудзита и Кавамото начинали неистово дубасить друг друга маленькими костлявыми кулачками. Они громко смеялись, подпрыгивали от переполнявших их чувств.

— Мы покорили гору Нитака. Банзай! — кричали они.

Наконец над авианосцем навис последний самолет и безупречно сел на три точки. Это была машина Симицу. Глядя, как подполковник выбирается из кабины, Росс почувствовал, что у него застучало в висках, а в груди и животе появилась странная пустота. Вся ярость, вся ненависть обрушились на этого человека. Странным образом Росс никак не мог заставить себя возненавидеть адмирала Фудзиту.

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru