Пользовательский поиск

Книга Седьмой авианосец. Содержание - 5. 5 декабря 1983 года

Кол-во голосов: 0

Ковороденко повторил текст, Андрей улыбнулся. Он знал, что донесение будет принято на военно-морской базе во Владивостоке и переправлено в Москву. Потом мощные передатчики дадут сигнал спутнику «Молния», а тот, в свою очередь, передаст его новой атомной подлодке, находящейся севернее острова Уэйк. Компьютеры автоматически передадут информацию ракетам подлодки. Затем одно нажатие кнопки — и в считанные минуты авианосец превратится в радиоактивную пыль.

— Американские истребители постоянно лезут на нас, прямо как британская кавалерия лезла на наши батареи при Балаклаве, — мрачно изрек Андрей. — Ну что ж, пора нам русским, вернуть должок. — Он двинул ручку вперед. — Пройдем-ка на бреющем от кормы до носа, пусть узнают, что такое форсаж! — Это вызвало большое одобрение у экипажа, в наушниках Андрея раздался веселый гогот. — Затем сделаем над ним круг и узнаем все, что нужно. Готовность четыре. Занять места по боевому расписанию! Это новая модель! — И с этими словами Васильев прибавил газу.

— Чертов туман! — буркнул Боканович.

Майор Васильев прищурился, подался вперед.

— Вот она, птичка, — процедил он сквозь зубы. — Дальность, Гиви!

— Пять тысяч метров.

— Скорость, Гриша! — Андрей крепко стиснул завибрировавшую колонку, пристально вглядываясь перед собой.

— Триста сорок, товарищ майор! — И затем с нотками тревоги в голосе добавил: — Высота двадцать метров.

— Отлично, — сказал Андрей, глядя в боковое окно на море, серое пятно с белыми полосками. — Сейчас мы пройдемся над ними. Может, наш форсаж их разбудит. А то, по-моему, они там все дрыхнут. — Он взял колонку на себя, выровнял машину чуть не у самой воды, и авианосец стал расти и шириться, превращаться в серого исполина. До него оставались считанные метры. Григорий Боканович испуганно ерзал в кресле.

— Ну! — крикнул Васильев. — Дави. На всю катушку!

Григорий двинул оба РУДа.

Сорок тысяч фунтов тяги несли ревущее крылатое чудовище вперед. Андрей затаил дыхание. Самолет был уже у самого корабля, причем так низко, что полетная палуба по сути дела была выше их. Григорий фыркал, словно перепуганный конь.

Когда корабль превратился в серую стену, заслонив Васильеву весь обзор, майор рванул колонку — сначала на себя, потом от себя. «Туполев» оставил корму в каких-то пяти метрах под собой, едва не проехавшись брюхом по полетной палубе.

— Форсаж! — крикнул Васильев второму пилоту, и Боканович двинул рычаг, отчего загорелись две красные лампочки на приборной доске. «Туполева» тянули уже не сорок, а шестьдесят тысяч фунтов, и он несся, как обезумевший заяц.

Самолет промчался над полетной палубой в считанные доли секунды со скоростью 550 узлов, отразившись тучей в стеклах рубок. Матросы разбегались во все стороны, как перепуганные мыши. Еще мгновение, и самолет проскочил нос корабля.

— Убрать форсаж, — крикнул Андрей, беря колонку на себя, сбавляя газ и давя правую педаль. Григорий убрал защелку. Красные лампочки погасли.

«Туполев» сбросил скорость и пошел на разворот.

— Теперь они поняли, что мы туточки, — сказал Андрей и, выровняв машину на трехстах метрах, начал облет авианосца. Он слышал в наушниках веселый смех членов экипажа. — А теперь мы тихо-мирно покружим над ними. Первый раз вижу такую посудину. Это все-таки, наверное, новая модель вертолетоносца. — Повернувшись к Бокановичу, он сказал: — Лейтенант, нужно подробное описание этого зверя. — И добавил в микрофон, обращаясь к Ковороденко: — Михаил, срочно передать шифровку описания.

— Есть!

— Покружим над самой жестянкой, поглядим, что это за птица.

Внезапно туман рассеялся, и огромный корабль засверкал под лучами солнца.

— Михаил, — скомандовал Васильев. — Передавай: «Вижу неопознанный авианосец, длина триста метров, семьдесят в бимсе. Одна наклонная труба, есть палуба, способная принимать летательные средства. Таковых на палубе не имеется. Похоже на вертолетоносец». — Он заработал рычагами управления, продолжая облет на высоте тысячи метров.

— Товарищ майор! — крикнул Боканович, вглядываясь в корабль через окуляры бинокля. — Вон их зенитки!

— Точно.

— У них, видать, пара сотен пушек малого калибра. Да и покрупнее тоже имеются.

— Странно, — пробормотал Андрей, задумчиво поглаживая ручку. Затем внезапно спросил: — Гиви, а где же самолеты-вертолеты?

— По-прежнему пеленг ноль — девять — ноль, дальность пятьдесят, скорость сто сорок.

— Григорий, ты их видишь?

Второй пилот поднял голову и снова впился в бинокль.

— Никак нет, товарищ майор. Они слишком далеко, и туман мешает.

— Сейчас мы снизимся до двадцати метров. И еще разок над ними пройдемся. Тогда их вертолеты разлетятся, как воробьи.

— Товарищ майор, — подал голос Гиви. — Объекты в воздухе. Два отделились, приближаются со скоростью триста.

— Вот-вот! Секретная модель вертолетоносца с новыми сверхбыстрыми машинами, — сказал майор Васильев, потянул ручку, нажал на педаль руля. Самолет снизился, выровнялся прямо по курсу корабля и пошел ему навстречу. — Здравствуйте, янки, — крикнул Васильев. — А вот и мы!

Снова он услышал в наушниках гогот экипажа.

Все шло отлично.

Лучше не придумать.

5. 5 декабря 1983 года

— Это еще что такое? — осведомился Эдмундсон. Он сидел на койке и показывал на металлический поднос с какими-то длинными ломтиками.

— Сырая рыба. Японцы обожают ее. Называется сасими. — Порох Росс ткнул пальцем в серую, вязкую массу-А это моржатина или тюленина, называется адзараси. А вот это, — он приподнял пучок чего-то косматого и коричневого, — жареные морские водоросли, нори-но-темпура. — Увидев это, Эдмундсон с отвращением поморщился, он сказал: — Съешь, Тодд. Это полезно для организма. Придает силы. Зажми нос и угощайся.

— Я не умею есть палочками, капитан.

— Тогда действуй руками. Эмили Пост[20] за нами не следит, — добавил Росс с улыбкой, надеясь немножко ободрить своего юного спутника.

Эдмундсон слабо улыбнулся, закрыл глаза и начал жевать. Он жевал, пока не съел все, что было на его подносе.

— Молодчина, Тодд, — сказал Росс, видя, что Эдмундсон и впрямь несколько повеселел. Подкрепившись, он поставил оба подноса на маленький столик, наглухо принайтованный к палубе.

Внезапно корабль стал поворачивать.

— Капитан, мы меняем курс, — сказал Эдмундсон, выпрямляясь.

— Я это заметил. Взяли право на борт, против ветра. Тут ведь в основном западные ветры.

— Да? А я-то думал, норд-осты…

— Это не обязательно, особенно если мы южнее Алеутских островов. Норд-осты начинаются на сорок восьмом градусе северной широты.

— Ничего не могу понять, капитан. Ведь, если они решили двигаться к Перл-Харбору, им следует взять курс на юго-восток, верно?

— Вовсе необязательно, — задумчиво отозвался Росс. — К тому же, если они решили поднять в воздух самолеты, корабль должен идти против ветра. — Словно подтверждая правоту Росса, вдруг заработал один самолетный двигатель, потом к нему присоединился второй, и наконец загремел хор из десятка авиамоторов.

Тодд повернул голову, стал прислушиваться.

— Может, мы ошиблись насчет Перл-Харбора, капитан? Может, их все-таки интересует Датч-Харбор?

— Все может быть. Мы вполне могли ошибиться. Но они поднимают в воздух машины по самым разным причинам — разведка, тренировочные полеты…

— Но если их интересует Перл-Харбор, тогда они идут в неверном направлении, шкипер.

— Да, Тодд. Пока да! Но когда самолеты взлетят, авианосец снова изменит курс и пойдет на восток. Чтобы самолеты могли сесть, им надо идти по ветру. — Росс соорудил из пальцев пирамиду и стал задумчиво ее изучать. — Мне кажется, мы сейчас находимся на ста семидесяти пяти градусах восточной долготы. Перл-Харбор — расположен на ста пятидесяти восьми градусах западной долготы. Они вполне могут сделать крюк и выйти на долготу Перла.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru