Пользовательский поиск

Книга Седьмой авианосец. Содержание - 2. 2 декабря 1983 года

Кол-во голосов: 0

— Есть лечь в дрейф! — отозвался Брент, поднимаясь из-за стола. Широко улыбаясь, он протянул руку высокому стройному энсину с каштановыми волосами и пронзительными карими глазами. Держа в руке бокал с какой-то выпивкой, он, пошатываясь, продвигался к их столу. За ним шел еще один энсин — темноволосый крепыш. Казалось, он был сделан из камня и твердого дерева. У него в руках ничего не было.

— Джефф! Рад тебя видеть, Джефф Фоулджер, — сказал Брент, пожимая руку подошедшему приятелю.

— А это Майк Хьюз, — сообщил Джефф, махнув в сторону своего спутника рукой с бокалом, отчего часть содержимого выплеснулась на пол. Мужчины обменялись рукопожатиями, после чего Брент представил Фоулджера и Хьюза Памеле.

— Присаживайтесь, — предложил молодым людям Брент.

— Спасибо, — отозвался Фоулджер, — но в баре нас ждут полные бокалы. Неверной рукой он показал на дверной проем, ведший в темный альков. — Просто хотел поприветствовать тебя… — Хьюз между тем, сохраняя молчание, изучал Памелу. В отличие от своего говорливого спутника, он держался на ногах твердо и не шатался.

— Мы только что прилетели из Чикаго в майковой «Сессне-441», — доложил Бренту Джефф, а потом, ухмыльнувшись, добавил: — В Вашингтоне захватили пару кисок и подбросили их до Денвера. Стали членами клуба Одной Мили над Средним Западом.

— Это точно, — подтвердил Хьюз гулким басом. — Я врубил автопилот и занялся своим делом. Отлично повеселились, — сказал он и рыгнул.

— Да, полет получился незабываемый, — подтвердил Джефф, глядя куда-то в пространство. — Работали в поте лица всю дорогу над Средним Западом.

— Прямо уж! — пренебрежительно фыркнул Хьюз. — Ты выдохся еще до Детройта. Я-то, по крайней мере, продержался до Вичиты.

— Зато потом… — хихикнул Джефф.

— В следующий раз поработаем над Тихим океаном на высоте тысяча футов, — пообещал Хьюз, не спуская глаз с Памелы. Он был очень похож на охотничью собаку, учуявшую дичь. Памела спокойно встретила этот взгляд и не отвела глаз.

— Мы празднуем, дружище, — сообщил Джефф Бренту, — потому как получили назначение на «большой Джей».

— На «большой Джей»? — переспросила Памела, внезапно ожив.

— Би-би-шестьдесят два. Линкор «Нью-Джерси», — весело пояснил Фоулджер. — Перед вами два новых помощника командира БЧ оружия. Завтра мы вылетаем в Перл. — Он попытался распрямить свою узкую грудь, но вместо этого пошатнулся.

— Осторожно! — отозвался Брент, протягивая ему руку.

— «Томагавки», «Гарпуны», «Вулканы», шестнадцатидюймовые снаряды, — продолжал Фоулджер, решительно отказываясь от подпорки. — Мы в состоянии справиться в одиночку со всем флотом Иванов.

— А ты любишь зрелых женщин, энсин, — перебил приятеля Хьюз, буравя своими черными глазами Брента.

Брент почувствовал, как в груди у него нагревается, постепенно раскаляясь, спираль, которая посылает сигналы тревоги по всему телу, заставляя напрягаться мускулы и сжиматься кулаки. Этот человек использовал в своих интересах деликатную ситуацию, провоцируя его воинственные инстинкты, которые проклинали правила цивилизованного существования, мешавшие вступить в поединок. Цивилизация требовала действий не от мускулов, а от мозга, но ее влияние слабело на глазах.

— А ну, кончай, — буркнул Брент неожиданному сопернику. — У тебя слишком длинный язык.

Хьюз дернул головой так, словно его только что ударили. Не успел он открыть рот, чтобы что-то сказать, между ними с поднятыми руками возник Джефф.

— Кончайте, парни, — сказал он. — Отбой, отбой! Не надо поднимать волну, Брент. Майк сильно надрался, вот и все. Он сам не знает, что несет. Все в порядке, все в полном порядке. Верно я говорю, парни?

Майк не спускал глаз с Брента. Он фыркнул.

— Конечно, все в порядке. Но все было бы еще нормальнее, если бы на «большом Джее» имелись бабы. Тогда долгие плавания показались бы гораздо короче, верно я говорю, дружище Росс?

Не успел Брент что-то ответить, он почувствовал, как Памела взяла его за руку и сказала:

— Наверное, женщины были бы там очень даже к месту. Они помогли бы помощникам командира БЧ оружия повысить свой Ай-Кью![8]

Буравя Брента глазами, горевшими как угли, из-под густых черных бровей, Хьюз прорычал:

— Ты хорошо плаваешь за своим письменным столом, энсин. Все ваше геройство, береговые крысы, состоит в том, чтобы тра…

Здоровяк Хьюз не успел докончить фразу. Кулак Брента метнулся, словно кобра, угодив противнику в зубы, отчего во все стороны брызнули кровь и слюни. Хьюз отшатнулся назад, зажав рот рукой, сплевывая кровь. Он быстро принял боевую стойку, расставив пошире ноги, сжал кулаки. Брент, стиснув зубы и прищурившись, шагнул в его сторону. На его шее, как веревки, натянулись жилы. В зале воцарилось гробовое молчание. Все собравшиеся устремили взоры на двух противников.

— Отставить! — крикнула Памела, вставая из-за стола. Хватит. Я здесь старший по званию офицер. Ну-ка кончайте, иначе я позову патруль и вы оба окажетесь на гауптвахте. Это я вам обещаю.

Медленно противники повернулись и посмотрели на лейтенанта Уорд. Они поняли, что она права насчет своего старшинства, а кроме того, по ее выражению лица, по тому, как были поджаты ее губы, они увидели, что она вполне готова выполнить свою угрозу.

Затем в зале возникла легкая суматоха, и из кухни выбежал хозяин ресторанчика в поварском колпаке и белом халате.

— Что тут происходит? — встревоженно выкрикнул он, оглядывая собравшихся.

— Ничего, — коротко ответила Памела.

— Дружеская дискуссия, — сообщил ему Джефф. Он внезапно утратил прежнюю расхлябанность и, перестав шататься, крепко и решительно взял за руку своего приятеля. Здоровяк-энсин неохотно подчинился призывам Джеффа и отступил.

— Все в полном порядке, — уверил Джефф хозяина. — Никаких проблем.

Но Брент прекрасно понимал, что это совсем не так, и проблемы оставались. Впрочем, он надеялся, что они еще увидятся с Майком Хьюзом, а увидевшись, разберутся, кто есть кто в военно-морских силах США.

Впрочем, он был готов выяснить это с Хьюзом когда угодно. Хоть сейчас.

2. 2 декабря 1983 года

Примерно миллиард лет тому назад, в археозойскую эру, северная часть Тихого океана бурлила, словно котел на плите. Это давали о себе знать многочисленные вулканы. В результате деятельности восьми с лишним десятков таких вулканов с океанского дна поднялись острова, впоследствии получившие название Алеутских. Они образовали своеобразную дугу, протянувшись на тысячу сто миль от Аляски на запад, напоминая собой гигантский кинжал. Острие этого кинжала оказалось нацелено на полуостров Камчатка. Самый кончик этого кинжала, остров Атту, выступает из воды, словно закругленный серый могильный камень. Столетиями мореходы, проходившие мимо этого большого камня — пятнадцать миль в ширину и тридцать пять в длину — и державшие курс на Командорские острова в двухстах милях от Атту, с благоговейным страхом взирали на один из самых мрачных ландшафтов на земном шаре. Отвесные склоны гор вулканического происхождения с вершинами, достигавшими трех тысяч футов, голые заболоченные долины и изрезанные бухточками берега, окаймленные белой полосой прибоя, — все это напоминало о том, что эти края шутить не любят.

Эти промерзшие, пустынные, каменистые берега стали домом для рыбаков-алеутов, потомков переселенцев из России восемнадцатого-девятнадцатого столетий. Они ютятся в убогих землянках, носят куртки с капюшонами и брюки из тюленьих шкур и существуют исключительно промыслом рыбы и тюленей. Но здешние воды с их непредсказуемыми ветрами, туманами и снежными бурями коварны и опасны. Службе Береговой охраны США, патрулирующей Берингово море, снова и снова приходилось высылать на остров вертолеты в поисках пропавших рыбаков.

В десять ноль-ноль утра 2 декабря лейтенант Соломон Ливайн из летного отряда Береговой охраны США вел свой вертолет «Сикорский НН—52» над южной оконечностью острова Атту. Худой, угловатый, кареглазый и большеносый лейтенант постоянно наклонялся то вперед, то вправо, ругая на все корки приборную панель, заслонявшую ему обозрение, ручку управления, рукоятку шага винта и педали рулей, не дававшие покоя его рукам и ногам. Доставалось комбинезону, в котором томилось его тело, а также шуму и вибрации. Шлемофон не заглушал ни рева двигателя «Дженерал электрик Т—58», ни стрекотания трехлопастного несущего винта.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru