Пользовательский поиск

Книга Считать виновной. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

– Закончили?

– Да.

– Вот и хорошо. Потому что я не намерен стоять здесь и слушать всю эту чепуху. Во-первых, невестка меня нисколько не интересует. И никогда не интересовала. Когда Ричард женился на ней, я едва удержался, чтобы не послать ему свои соболезнования. Во-вторых, мне наплевать, кому достанется «Геральд». Уж мне эта ноша точно не нужна. Газета с самого начала была детищем Ричарда. И в-третьих… – Чейз остановился, словно собираясь с духом перед тем, как сказать что-то важное. – В-третьих, – негромко закончил он, – я не Тримейн.

Миранда вскинула голову.

– Что вы хотите этим сказать? Вы же братья с Ричардом.

– Единоутробные.

– То есть… – Она смотрела в эти темные цыганские глаза и видела в черных как уголь зрачках свое отражение.

Чейз кивнул:

– Да. Отец знал. Не думаю, что мать ему сказала, но этого и не требовалось. Ему достаточно было посмотреть на меня, чтобы все понять. – Он горько усмехнулся. – Самое смешное, что я сам ничего не видел. Рос, тянулся за братом, старался изо всех сил, но все отцовское внимание доставалось Ричарду. Мать пыталась что-то сделать. До самой своей смерти она была моим лучшим другом. А потом мы остались втроем. – Он опустился на стул, потер лоб, словно пытаясь стереть воспоминания.

– И когда вы узнали? – мягко спросила Миранда. – Что он не ваш отец?

– Только много лет спустя, когда умирал отец. Знаете, как в романах, признание на смертном одре. Вот только тайну он открыл не мне, а Ричарду, который так и остался любимчиком до самого конца. – Чейз устало откинулся на спинку кресла, закрыл глаза. – Потом, когда зачитали завещание, я никак не мог понять, почему меня совершенно исключили. Нет, отец оставил вполне достаточно, чтобы начать бизнес. Но и только. Тогда я подумал, что дело в моей женитьбе, против которой он возражал с самого начала. Разумеется, меня это задело, но я принял его волю. А вот моя супруга не смирилась и устроила скандал. Стала кричать, что это несправедливо, а Ричард не сдержался и все выложил. Раскрыл большую тайну. Что его брат – бастард.

– Тогда вы и уехали с острова?

Он кивнул:

– Возвращался потом пару раз, чтобы сделать приятное жене. После развода, как мне тогда казалось, оборвалась последняя ниточка. В общем, больше я сюда уже не приезжал. До этого раза.

Чейз замолчал, как будто ушел в воспоминания и перебирал старые обиды. Теперь понятно, почему они такие непохожие. В нем нет ничего от Тримейнов. Он не такой, как Ричард. Он совсем другой человек.

Человек, которого я могла бы полюбить.

Словно почувствовав ее взгляд и что-то новое в этом взгляде, Чейз вдруг поднялся, прошел с нарочитым безразличием к сетчатой двери и остановился, глядя в сторону леса.

– Может быть, вы и правы.

– Насчет чего?

– Насчет того, что случившееся между вами и Ричардом стоит теперь между нами.

– И что, если так?

– Тогда все это ошибка. Вы, я… Тогда нам не по пути.

Глаза вдруг защипало, и Миранда опустила голову, пряча свою боль даже от этой, прямой как доска, спины.

– Значит, нам нельзя… нельзя… – прошептала она.

– Нельзя. – Чейз повернулся, и Миранда почти против воли подняла голову. – Мы не можем быть вместе, и на то есть много причин. А то, что произошло между нами, было… – он пожал плечами, – обычным влечением, не более того.

Не более того. То есть мелочью, которую даже не стоит принимать во внимание в масштабе целой жизни. Мелочью, ради которой рисковать сердцем – глупо.

– И все же…

– Да? – Взгляд метнулся к нему в безумном, отчаянном прыжке надежды.

– Мы не можем просто разойтись. После всего, что было… Смерти Ричарда… пожара… – Он обвел взглядом заваленную книгами комнату. – И вот этого.

– Вы не доверяете мне, но все же хотите моей помощи?

– Вы единственная, кто заинтересован в том, чтобы идти до конца.

Она устало рассмеялась:

– Тут вы правы. Итак, что дальше?

– Я намерен поговорить с Тони Граффамом.

– Мне поехать с вами?

– Нет. Я съезжу один. А вы пока заканчивайте здесь. Нужно еще наверху все просмотреть.

Миранда огляделась – сколько же здесь книг, газет, бумаг! – и покачала головой:

– Знать бы, что искать. За чем приходил вор.

– Что-то мне подсказывает, что оно все еще здесь.

– Что?

Уже открыв дверь, Чейз бросил через плечо:

– Узнаете, когда найдете.

Глава 11

Фред Никельс назвал Тони Граффама скользким и тупым позером. И оказался прав по обоим пунктам. Шелковый костюм, пестрый, с преобладанием красного галстук и золотая печатка на мизинце. Офис под стать хозяину, много блестящего и показного, но мало содержательного: мягкий ковер, новенькие кожаные кресла, но ни книг на полках, ни бумаг на столе, ни даже секретарши в приемной. Единственное украшение – большая карта северного берега Шефердс-Айленд на стене. Чейз узнал место с первого взгляда по характерному изгибу бухты.

– Послушайте, это просто охота на ведьм какая-то! – жалобно запротестовал Граффам. – Сначала полиция, теперь вы. – Он так и остался за широким полированным столом и даже не вышел, чтобы пожать гостю руку. – Думаете, я вот так просто пойду и убью кого-то? Да? А чего ради? Из-за какого-то участка? Я что, похож на идиота?

На последний вопрос Чейз из вежливости не ответил.

– Но вы же обращались к владельцу с предложением продать Роуз-Хилл?

– Конечно. Это самый лакомый кусок.

– И мой брат отказался продавать.

– Послушайте, мне очень жаль, что с вашим братом такое случилось. Трагедия, настоящая трагедия. Как вы понимаете, мы были с ним не в самых лучших отношениях. Я никак не мог с ним договориться. О проекте и слушать не желал. Злился, кричал. А что тут такого? Обычное деловое предложение, так ведь?

– У меня сложилось впечатление, что речь идет не просто о сделке. «Стоун коуст траст» преподносится как природоохранный проект.

– Так оно и есть. Я предложил вашему брату отличную цену. «Охрана природы» никогда бы ему столько не заплатила. К тому же он сохранил бы за собой пожизненное право пользоваться коттеджем. Сказочные условия!

– Да уж.

– Получив Роуз-Хилл, мы могли бы расширить парк до самых холмов. Построили бы подъемники. Смотровые площадки. Подъездные дороги.

– Подъездные дороги?

– Для обслуживания, разумеется. Проложили бы новые пешеходные дорожки, чтобы люди получили лучший доступ к природе. Даже инвалиды. Я имею в виду людей с ограниченной мобильностью.

– Вижу, вы все продумали.

– Да, – улыбнулся Граффам. – Мы все предусмотрели.

– А при чем здесь Хемлок-Хайтс?

Граффам нахмурился:

– Извините?

– Хемлок-Хайтс. По-моему, именно так вы планировали назвать новый проект.

– Мы ничего такого не планировали и…

– Тогда зачем вам понадобилось переводить землю в другую категорию? И сколько вы потратили на подкуп членов земельной комиссии?

Лицо Граффама моментально превратилось в холодную застывшую маску.

– Позвольте повторить, мистер Тримейн, «Стоун коуст траст» был создан для того, чтобы защитить северный берег острова. Да, возможно, пришлось бы разработать некоторые участки – ради поддержания трастового фонда. Что делать, порой нам всем приходится идти на компромисс и делать то, что не очень нравится.

– В том числе и заниматься шантажом?

Граффам резко выпрямился:

– Что?

– Я говорю о Фреде Никельсе. И Гомере Салуэе. Вам ведь знакомы эти имена?

– Да, конечно. Это владельцы двух участков. Оба отклонили сделанное им предложение.

– Они получали письма с угрозами.

– И вы думаете, что эти письма посылал я?

– А кто же еще? Вам отказали четверо. Двое получили письма с угрозами. Третий – мой брат – убит.

– Так вот к чему вы ведете! Намекаете, что я имею какое-то отношение к его смерти.

– Разве я это сказал?

– Послушайте, мне и без того хватило проблем с этой сделкой. Слухи, намеки, разговоры – вся эта провинциальная чушь. Я многое стерпел и многим пожертвовал, чтобы запустить проект, но на роль козла отпущения не согласен.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru