Пользовательский поиск

Книга Разборка. Содержание - Глава двенадцатая

Кол-во голосов: 0

«Привет, дружище, – ухмыляется Олег. – Мне так скучно здесь одному! Теперь хоть есть с кем поговорить!»

Павел вскакивает, с диким воем бьется о стены, пытаясь выйти наружу.

«Бесполезно, – смеется Краснов, – я уже пробовал. Давай лучше вспомним армию, друзья все-таки. Я тебя предал, ты меня убил – значит, квиты. Нам еще повезло, в соседних камерах гораздо хуже». Ухмыляющийся труп лезет целоваться. Малюта вырывается, кричит и просыпается в холодном поту. Этот кошмар терзал его четыре ночи подряд. Сейчас Павел чувствовал, что глаза слипают вновь, и изо всех сил боролся со сном. Часы показывали двенадцать ночи. В прокуренной комнате тяжело пахло перегаром. Подойдя к окну, Малюта распахнул его, жадно вдыхая холодный ночной воздух. В чистом небе ярко светили звезды. Ветер слегка колыхал пожухлую листву растущего перед домом дерева. В глубине двора раздавались пьяные вопли, бренчание гитары и женский визг. Холод осенней ночи остудил воспаленную голову. Спать расхотелось. «Пойти прогуляться, что ли, – подумал Малюта. – Какого черта я засел в этой конуре?» Торопливо одевшись, Павел вышел на улицу. Несмотря на позднее время, народу там хватало. Кое-где в сквериках шумно веселились подвыпившие компании, около бойко торгующих спиртным ночных коммерческих палаток толпились страждущие. К одной из них Малюта и направился. Купил пачку «Мальборо», бутылку красного испанского шампанского, пластмассовый стаканчик, шоколадку. Возвращаться домой не хотелось, поэтому он зашел в ближайший двор, уселся на лавочку. Он курил сигарету за сигаретой, иногда прихлебывая холодное шипящее вино. На душе по-прежнему висела непомерная тяжесть. Мысли вновь и вновь возвращались к недавним событиям. Убить в перестрелке – куда ни шло, но безоружного, связанного человека?

Павел вспомнил один случай из детства. Тогда он отдыхал летом в деревне у родственников. Беззаботные, веселые дни! Прогулки в лес за грибами, купание на речке, добродушная дворняга Тузик, жившая у его родных и ходившая за мальчиком по пятам. Родня Милютиных была зажиточная. В хлеву мычала корова, хрюкали три свиньи, по двору сновали многочисленные куры, блея, тыкался носом в забор молодой барашек Бяша. Однажды в субботу взрослые в доме засуетились. Женщины стряпали на кухне, мужчины тащили из магазина полные сумки водки. Намечался какой-то большой праздник. Поглядывая на Бяшу, все говорили о «классном шашлыке». Что это значит на самом деле – маленький Павлик понял только вечером. Жалобно блеющего Бяшу связали, подвязали за задние ноги, а подвыпивший дядя Костя полоснул по горлу ножом. Хлынула кровь. Глаза животного закатились в предсмертной муке. Испуганный мальчик громко закричал, потом его вырвало.

– Идиоты, зачем при ребенке! – коршуном налетела на родственников мать...

Увиденная в детстве картина надолго врезалась Павлу в память. Сейчас он снова вспомнил ее. Проделанное с Красновым вызывало отвращение. «Он-то, конечно, сволочь, но я просто палач!» – мелькнула в голове мысль.

В этот момент на затылок обрушился тяжелый удар, и Малюта потерял сознание.

* * *

Валера торжествовал. Вот уж никак не ожидал, что, заехав в незнакомый двор поменять проколотую шину, застанет там пьяного, раскисшего Малюту, который даже не заметил Валериного приближения. Это будет хороший подарок Кадию, Малюта – один из лучших боевиков Савицкого. Валера и до этого был в хорошем расположении духа. От трупов, там, на юге удалось избавиться без шума. Девчонок подцепили случайно, не у обычного сутенера. Значит, концов не осталось. Ушли из дома, не вернулись... Мало ли таких сейчас! На дне моря их не скоро найдут, если вообще будут искать. Кому они нужны? На следующий день по прибытии в Н-ск удалось лично без шума убрать двух Славиных парней. Учитывая разгоревшуюся кампанию по борьбе с преступностью, тела надежно спрятали. А теперь еще Малюта! Судя по всему, удача наконец обернулась к кадиевцам, инициатива перешла в их руки, скоро конец Савицкому!

Павел пришел в себя на переднем сиденье бешено мчащейся по шоссе машины. За рулем сидел Валера. Малюта чувствовал себя отвратительно – голова кружилась, из рассеченного затылка текла кровь. Руки были скованы наручниками за спиной. Заметив его движение, Валера усмехнулся.

– Очнулся, сволочь. – И резко ударил Павла по лицу. – Ничего, скоро приедем. Кадий будет безумно рад тебя увидеть! Для начала мы пригреем тебе пятки на костре, отрежем уши, нос, яйца, выколем глаза...

Малюта не слушал, внимательно наблюдая за дорогой. Впереди показался силуэт идущего по встречной полосе огромного КамАЗа...

– Потом возьмем тупую пилу, – продолжал Валера, – медленно-медленно отпилим левую руку, правую, потом...

КамАЗ приблизился на достаточное расстояние. Медлить больше быль нельзя. Стиснув зубы, Малюта всем весом своего мощного тела ринулся влево, на Валеру. Потеряв управление, легковушка на полной скорости врезалась в КамАЗ. Последнее, что услышал Павел, – свинячий визг Валеры, увидевшего перед собой смерть. Затем тьма поглотила обоих.

Глава двенадцатая

Н-ские органы правопорядка продолжали свирепствовать. Камеры предварительного заключения и изоляторы временного содержания были набиты до отказа. Круглые сутки шли допросы. Из любого, на кого пало хоть малейшее подозрение, вместе с потрохами вышибали признание. Газеты кричали о тотальном наступлении на организованную преступность. «Мы свернем им шеи, – заявляли с экранов телевизоров ответственные чиновники. – Ничего не бойтесь, смело заявляйте! Сила на вашей стороне».

Одной из жертв газетной шумихи пал глава фирмы «Орион» Вадим Кобылкин, до сих пор в течение полугода добросовестно плативший пятнадцать процентов прибыли банде Савицкого. Кобылкин не имел оснований обижаться на свою «крышу», отгонявшую всех других рэкетиров, вытрясавших деньги из его должников. Однако сейчас... «Зачем им платить, – размышлял прижимистый Вадим, – к чему лишние расходы, если государство за меня горой? Небось побоятся сунуться, а может, их уже посадили?» Однако в назначенный день как ни в чем не бывало позвонил Савицкий, напомнил – пора расплачиваться. Вначале Кобылкин растерялся. Живы-здоровы, никуда не делись. Как быть? Платить по-прежнему? Долго колебался он, принимая то одно, то другое решение, наконец жадность взяла верх. Нужно преподать бандитам урок, показать, кто теперь правит бал. После этого побоятся беспокоить! Кобылкин незамедлительно позвонил «куда следует», пожаловался: рэкетиры обижают, помогите. За деньгами приехал Кирилл. Не ожидая никакого подвоха, он вылез из машины, с наслаждением разминая затекшие ноги. Денек выдался хороший, не по-осеннему теплый. Даже в легкой кожанке становилось жарковато. Офис Кобылкина располагался на первом этаже одного из домов старого района Н-ска. Тяжелое, серое здание сталинской постройки нависало аляповатой громадиной. Во дворе весело верещали ребятишки, лениво переговаривались престарелые тетки. Затянувшись несколько раз сигаретой, Кирилл затушил окурок и направился в подъезд. Поднявшись на второй этаж, позвонил в знакомую дверь и, минуя секретаршу, прошел сразу в кабинет Кобылкина.

– Привет, Вадим! – поздоровался Кирилл. – Все в порядке?

– Ага, – ответил тот, странно усмехаясь. Неожиданно кто-то с силой вывернул Кириллу руки назад, одновременно уткнув его лицом в стол.

– Не дергайся, хуже будет! – предупредил сердитый бас.

«Что такое? – растерянно подумал Кирилл. – Неужели Кадий?!»

Но тут же убедился в своей ошибке. Комнату заполнили дюжие молодцы в пятнистых комбинезонах и лихо заломленных беретах. Его поставили лицом к стене, тщательно обыскали.

– Ничего нет, – произнес чей-то голос.

– В чем, собственно, дело? – подал голос Кирилл, но тут же получил жестокий удар по почкам.

– Вякает сволочь, – констатировал кто-то. – Дайте-ка ему, ребята.

Некоторое время Кирилла усердно избивали. Почти теряя сознание от боли, он прокусил губу, чтобы не закричать. Наконец побои прекратились.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru