Пользовательский поиск

Книга Нырок в забвение. Содержание - 21

Кол-во голосов: 0

Палуба дрогнула, когда торпеды вышли из аппаратов. Уолден скрестил пальцы и прочел молитву, чтобы силы небесные помогли его лодке выкарабкаться из бездны.

21

Игорь Валерьян остался в реакторном отсеке "Академика Петровского", ожидая доклада об успешном исходе эксперимента.

Он знал, что такое сообщение придет по каналам спутниковой связи из штаба Тихоокеанского флота во Владивостоке. Если все пройдет по плану, ему сообщат, что родина теперь располагает американской лодкой "Хайман Дж. Риковер". Это крупное достижение станет предвестником еще более значительного события.

К его великому разочарованию, с мостика сообщили о приближении шторма. Это сообщение испортило ему настроение, и он подумал о том, что неплохо было бы зайти в каюту и пропустить стаканчик-другой для бодрости. Хорошая водка всегда придавала ему бодрости. Но скучный голос оператора-акустика прервал приятные мысли.

– Акустический контакт, товарищ адмирал. Похоже на подлодку.

Поспешив к акустику, Валерьян с тревогой спросил:

– Вы можете классифицировать цель?

Пока акустик манипулировал клавиатурой, к пульту подошел доктор Петров с чашкой чая в руках и спокойно спросил:

– Кто бы это мог быть?

– Вероятнее всего, "Пантера", – предположил Валерьян.

Его взгляд нервно впился в экран широкополосного монитора. Сообщение акустика не улучшило настроение, к тому же он слишком долго возился с аппаратурой.

– Я не совсем понимаю, товарищ адмирал. Но анализ показывает восемьдесят семь процентов вероятности, что это американская ударная лодка 688 проекта.

– Но этого не может быть, – воскликнул Валерьян. – Неужели установка не сработала?

– Весьма маловероятно, – ответил физик. – Вы слышали предварительные доклады, Игорь Михайлович. Нам известно наверняка: лодка вошла в зону действия поля и не выходила из нее.

– Но 688 все еще здесь, – возразил Валерьян.

Петров укоризненно покачал головой.

– Ведь я предупреждал, что надо было подождать. Но вы не послушались, в результате мы, возможно, уничтожили собственную лодку.

– Я не верю в это, – рявкнул Валерьян. – Может быть, это не "Риковер", а другая лодка 688 проекта? Или наши датчики шалят? Как бы там ни было, надо действовать, исходя из последних данных. Приготовьтесь к перезарядке установки, доктор!

– Ни в коем случае, – вскричал Андрей Сергеевич. – Мы и так слишком далеко зашли!

– Дурак! – выругался Валерьян, грубо оттолкнул физика и бросился к пульту управления реактором. – Если вы отказываетесь, доктор, я сделаю это сам!

Невзирая на острую боль в ошпаренной горячим чаем руке, Андрей Сергеевич попытался остановить Валерьяна.

– Прошу вас, Игорь Михайлович, вы только усугубите трагедию.

Адмирал яростно набросился на клавиатуру и, когда реактор вновь пришел в действие, с пафосом воскликнул:

– Если тут и происходит трагедия, то из-за вашего трусливого упрямства, Андрей Сергеевич! Ваше бездействие могло стоить Родине будущего! – прежде чем нажать клавишу подачи энергии на резонансную установку, адмирал посмотрел на физика и громко провозгласил:

– Вы – живой свидетель исторического момента! Да здравствует Родина!

* * *

В тот момент, когда адмирал Валерьян нажал кнопку, первая торпеда "Риковера" врезалась в стену разреза и взорвалась. Вторая попала в генератор, и взрывная волна разрушила соединительную муфту, но было поздно: по разорванному кабелю уже устремился обратный скачок энергии и в то же мгновение огромной силы взрыв разнес "Академика Петровского" на куски.

Не успели обломки судна упасть на воду, как энергосистема "Риковера" возобновила работу. Джон Уолден вздохнул с облегчением и дал команду к всплытию.

Когда лодка всплыла, и Уолден вышел на мостик, он увидел на морской поверхности лишь огромное масляное пятно, да кое-какой судовой хлам – все, что осталось от красавца "Академика Петровского". Когда один из сигнальщиков заметил маячивший вдали катер, появилась надежда, что кто-то уцелел в этой необъяснимой трагедии. Уолден приказал сблизиться с катером. На его борту оказались трое потрясенных наблюдателей ООН. Уолден принял их на борт и отправил вниз. Больше никого найти не удалось. Морские глубины надежно хранили тайну ГСА "Авалон", его отважного экипажа и пятерых спасенных акванавтов.

Эпилог

Ал подтянулся и вскарабкался на корму "Солнышка". Он продрог, кружилась голова. Туман был настолько густ, что на расстоянии вытянутой руки ничего нельзя было разглядеть. Головокружение прошло, но старика охватило необъяснимое чувство тревоги, напомнившее ему детство.

Его рука наткнулась на соломенную шляпу, лежавшую на палубе. Вспомнив о своих пассажирках, он негромко окликнул:

– Док! Миссис! Где вы?

Но ничто не нарушало тишину, кроме монотонного рокота двигателя лодки, который почему-то ассоциировался с лягушачьими концертами из далекого детства. Ал начал осмотр лодки.

Вскоре он обнаружил, что, кроме него самого, на борту никого не было. Он тщательно обыскал всю лодку, включая камбуз, чулан и машинный отсек. От пассажирок остался только их немудренный багаж, туалетные принадлежности да кое-что из одежды.

Вернувшись на корму, он понял, что даже кошка исчезла. Опасаясь, что все они могли оказаться за бортом во время обрушившегося на них шквала, он перегнулся через борт суденышка и громко выкрикнул в туман:

– Док! Миссис! Вы здесь?

На его призывный оклик из тумана ответил сильный мужской голос:

– Эй, на судне!

Мощный луч света рассек туман, и Ал подался всем телом вперед, наклонившись над планширем, чтобы получше разглядеть смутные очертания показавшегося в тумане судна. Это был странного вида корабль, напоминавший толстую сигару. В открытом люке виднелась фигура мужчины с фонарем в руке, которым он освещал "Солнышко".

– Боже, как мы рады вас видеть! – выкрикнул он. – Наши двигатели не работают, отказала связь и навигационные приборы.

– Что у вас за судно, мистер? И куда вы направляетесь? – спросил Ал.

– Это глубоководный спасательный аппарат ВМС США, и сейчас мы хотели бы попасть в ближайший порт.

Полагая, что перед ним – новая модель подводной лодки, Ал с готовностью предложил свою помощь.

– Мы неподалеку от Николотауна, мистер. Там у моего кузена имеется рыбацкий кемпинг. Он – к вашим услугам. Если хотите, я возьму вас на буксир.

– Будем вам очень признательны!

Прежде, чем направиться в рулевую рубку, Ал задал еще один вопрос:

– Послушайте, вы случайно не подобрали в воде двух женщин и кошку? Похоже, я потерял пару пассажирок во время недавнего шторма.

– Сожалею, но мы никого не встретили, – ответил моряк с короткой стрижкой. – Хотя в таком тумане мы бы их все равно не заметили.

С тяжестью на сердце Ал направился в рубку. Проходя мимо карточного столика, он почувствовал, как в лицо подул теплый влажный бриз, пахнуло знакомым духом разлагающихся водорослей. Туман моментально развеялся, и Ал увидел прямо перед носом "Солнышка" довольно крупный обтекаемый корпус с рубкой, как у подлодки, на рубке – пятиконечную красную звезду. На выступе руля была необычного вида гондола, на палубе – ни души.

Ветер снес в сторону клочья густого тумана и обнажил за кормой участок побережья с зеленой растительностью. Полагая, что их снесло к восточному берегу острова Андрос, Ал направил бинокль в сторону берега, пока его вновь не поглотила пелена тумана. От увиденного волосы у него на затылке поднялись дыбом. Невероятно! На берегу росли вовсе не мангровые деревья, а высокие болотные кипарисы со стволами, поросшими толстым слоем зеленого мха!

Дрожащими руками старик навел бинокль на прибрежные домики, прятавшиеся под сенью тенистых деревьев. Он знал, что такого не могло быть, и все же... И все же перед ним был Порт-Майака – город, в котором он вырос! Ал вспомнил знакомые с детства запахи и звуки флоридского озера Окичоби!

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru