Пользовательский поиск

Книга Нырок в забвение. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

– Я бы этого не сказал, доктор, – бросил Валерьян, сверкнув единственным глазом.

Не совсем понимая, что имеет в виду адмирал, Андрей Сергеевич оторвался от карты и увидел, как Валерьян достал из папки фотографию, на которой была изображена подводная лодка в надводном положении.

– Это "Льюис энд Кларк", – пояснил Валерьян, – американская лодка типа "Бенджамин Франклин", построенная в 1964 году и недавно модернизированная. Способна нести шестнадцать ракет "Трайдент С-4". Как вам известно, "Трайдент" имеет очень высокую точность поражения цели. Если учесть, что эта ракета может нести до восьми стокилотонных разделяющихся боеголовок индивидуального наведения, каждая из которых способна поразить цель практически в любой точке на территории СССР, то вы видите перед собой носитель наиболее опасного и мощного оружия первого удара.

– Значит, это и есть та самая несчастная лодка, которая стала жертвой вашего эксперимента? – спросил физик.

– Несчастная?! – переспросил адмирал, будто не веря своим ушам. – Раскройте глаза, доктор! Этот корабль предназначен только для одной цели: нанести сокрушительный упреждающий удар по нашей стране!

– Не думаю, чтобы Америка была заинтересована в этом, – возразил Петров, возвращая фотографию. – Но это уже предмет совершенно иного спора. А сейчас меня беспокоит только эта подлодка, по которой вы нанесли вероломный удар. Кто-нибудь знает, что с ней случилось?

– Мы знаем наверняка только то, что она оказалась не во Владивостоке, как было запланировано. Недавно американцы объявили, что лодка, совершая обычное плавание, пропала вместе со всей командой у берегов Флориды. Но мы-то знаем, что это ложь. Командованию ВМС США прекрасно известно, где находилась лодка, когда связь с ней прервалась, и они до сих пор не выслали спасательное судно, чтобы прочесать район Андросского разреза.

– Интересно, где же она в конце концов оказалась? – спросил Андрей Сергеевич, которого помимо его воли увлекла эта проблема.

– Для меня важно только то, что у янки на боевом дежурстве стало на одну ударную лодку меньше, – сказал Валерьян и, достав из папки еще одну фотографию, протянул ее физику.

Андрей Сергеевич посмотрел на рисунок подлодки во время пуска торпеды из носового аппарата. Корпус лодки имел форму вытянутой капли с горизонтальными рулями, выступающими из корпуса, а не из рубки, как у большинства американских подводных лодок.

– Что-то не припомню, чтобы мне приходилось видеть такую лодку раньше, – признался Петров.

– Ничего удивительного, ее не видели даже в Пентагоне! – все более распаляясь, воскликнул Валерьян. – Перед вами концептуальный рисунок лодки SSN-21, более известной как "Сивулф". Это принципиально новый тип ударных подлодок, появившихся в американском флоте впервые за последние двадцать лет! По гидроакустической и электронной оснащенности "Сивулф" во много раз превосходит свою предшественницу, отличную лодку проекта 688. Она имеет великолепное вооружение, реактор новой конструкции и сверхточную компьютерную систему управления огнем. Эта лодка выйдет в море всего через пару недель. На сегодняшний день "Сивулф" является самым мощным подводным кораблем в истории флота. Наши конструкторы планировали в ближайшем будущем создать лодку, аналогичную американской, но развал Союза и плачевная экономическая ситуация не позволили осуществить такой дорогостоящий проект. Мы можем заполучить передовую технологию "Сивулфа" только путем заимствования. Эту важнейшую задачу Москва возлагает на вас, Андрей Сергеевич. Ради безопасности страны вы должны помочь нам наладить установку, рожденную вашим гением более пятидесяти лет тому назад. В противном случае американцы будут иметь полное превосходство на море на многие поколения вперед, чего мы не можем допустить, так как это чревато крайним обострением политической обстановки!

Страстная речь адмирала, казалось, никак не подействовала на ученого. Он положил фотографию на стол рядом с развернутой картой.

– Итак, вы хотите, чтобы я помог вам украсть "Сивулф". Позвольте спросить, почему вы считаете, что мне скорее удастся наладить установку, чем вашим специалистам?

– Позвольте, Андрей Сергеевич! Да ведь это сборище дилетантов и блатников! А вы – гениальный ученый, отец проекта.

– А если я откажусь помогать вам? – уклончиво произнес Петров.

Валерьян расправил плечи и ответил по-военному прямо:

– Тогда вы не только предадите свой народ, но и подвергнете опасности жизни тех людей, которые находятся сейчас на дне моря, на комплексе "Мир".

Такая постановка вопроса вызвала болезненную гримасу на морщинистом лице старого физика.

Кажется, вы пытаетесь шантажировать меня, товарищ адмирал? Если я вас правильно понял, вы угрожаете смертью моей дочери и ее друзьям?

– Ну, что вы, Андрей Сергеевич, – с притворным негодованием замахал руками Валерьян. – Я просто подумал о том, что может случиться с акванавтами, если мы попытаемся наладить установку сами, а она снова сработает не так. Кто знает, как это отразится на людях...

Физик сник прямо на глазах и, казалось, постарел еще больше.

– Вымогательство – это преступление, адмирал, а также показатель того, насколько низко пали вы и те, кто за вами стоит. Будь я помоложе, то приложил бы все силы, чтобы вывести вас на чистую воду. Но я стар и болен и хочу спокойно дожить отпущенный мне срок в кругу родных и близких. Гарантируйте мне безопасность Ирины, и я обещаю, что сделаю все от меня зависящее, чтобы установка работала нормально.

Не ожидавший от Петрова столь быстрой капитуляции, Валерьян почувствовал и облегчение, и радость.

– О своем решении вы не пожалеете. Когда наша миссия завершится, вас будут приветствовать не только как спасителя отечества, но и как величайшего ученого современности. Место в истории вам обеспечено!

10

Прежде чем покинуть Норфолк, Томас Мур решил воспользоваться советом адмирала Проктора и поехал домой, чтобы хорошенько выспаться. Он проспал как убитый целых восемь часов, потом перестирал кучу белья, собрал дорожную сумку и поспешил к ближайшей станции метро. Через десять минут он был уже в аэропорту "Ла Гуардиа", хотя до вылета еще оставалась куча времени.

Небольшой двухмоторный "боинг" был заполнен пассажирами, в основном, бизнесменами и военными. Мур занял пустующее место в хвосте и с нетерпением стал ждать взлета, чтобы взяться за большой конверт, который накануне ему вручил Проктор.

На конверте стоял гриф "Совершенно секретно" и штамп Главного управления кадров ВМС. Мур несколько удивился, когда, сорвав печать, достал из конверта семь хрупких, пожелтевших от длительного хранения страниц доклада, датированного 1 сентября 1943 года. Документ был напечатан в военно-морском госпитале Норфолка и подписан заместителем его начальника доктором Чарльзом Кромером.

Отказавшись от напитка, предложенного стюардессой, Мур удобно откинулся в кресле и внимательно прочитал документ, который содержал, главным образом, протокол беседы с пациентом психиатрического отделения госпиталя, старшиной 1 класса Льюисом Марвином, мотористом с эсминца "Элдридж". Марвин поступил на лечение с симптомами параноидального бреда, жалобами на бессонницу и приступами аномального поведения, широко варьировавшимся от депрессии до неконтролируемой ярости.

Во время беседы он постоянно упоминал об экспериментальном устройстве, установленном на "Элдридже". Во время работы устройство издавало громкий гул, а вокруг ватерлинии корабля образовывалась странная зеленоватая дымка.

Марвин утверждал, что устройство создавало ряд вредных побочных эффектов. Когда оно работало, команда испытывала нервозность, люди теряли аппетит.

Ситуация еще более ухудшилась, когда ученые, проводившие эксперимент, велели Марвину и его матросам подготовить устройство к включению на максимальную мощность. На пирсе с трех сторон эсминца установили мощные электромагнитные генераторы. Марвину было приказано спуститься вниз и с этого момента в его рассказе начала путаться последовательность дальнейших событий, а кое-какие детали вообще начисто вылетели из памяти старшины.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru