Пользовательский поиск

Книга Нырок в забвение. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

Это сообщение не произвело на Петрова ровно никакого впечатления. Нахмурившись, он мрачно перебил собеседника:

– Избавьте меня от торжественных реляций, Полынин. Вопреки моей воле вы превратили мои теории в реальность. И теперь человечеству придется сполна расплатиться за это. Надеюсь, вы понимаете, что открыли ящик Пандоры, и вскоре будете пожинать самые ужасные последствия такого безумного шага.

Полынин задумчиво кивнул.

– Хотя я представляю все это в несколько ином свете, должен признаться, что те побочные эффекты, о которых я упоминал, вызывают некоторое беспокойство. Кажется, у нас возникли некоторые проблемы с переносом.

В бессильной ярости Петров сжал кулаки и еле выдавил главный вопрос:

– Где находится сейчас рабочий образец?

Полынин почувствовал, что его седовласый коллега проглотил наживку, и с готовностью ответил:

– В районе Багамских островов, Андрей Сергеевич, в водах Андросского разреза.

При этом сообщении глаза старика гневно сверкнули.

– Ах ты, подонок! Ведь там работает моя Ира!

– Поверьте, Андрей Сергеевич, наша установка никоим образом не связана с программой комплекса "Мир", – торопливо забормотал Полынин. – Она лишь обслуживается тем же кораблем обеспечения.

– Мне плевать, чье разрешение необходимо получить, но вы должны найти способ немедленно перебросить меня туда! – властно потребовал Андрей Сергеевич.

Едва сдерживая довольную улыбку, Полынин сказал:

– Так что же мы медлим? Кого, по-вашему, ждет вертолет? Он доставит вас в Киров, где уже готов Ил-76 для перелета в Гавану. А оттуда всего час лета до Андросского разреза.

7

Транспортный самолет С-5А с Томасом Муром на борту приземлился на базе ВВС Эндрюс в пять часов утра. Чувствуя себя выжатым как лимон после беспосадочного перелета через половину земного шара, он решил заскочить домой, чтобы освежиться и привести себя в порядок перед тем, как предстать на глаза грозному начальству.

Маршрутный микроавтобус повез его сначала по кольцевой дороге вокруг столицы, потом через мост имени Вудро Вильсона в центр Александрии, штат Виргиния. Стояло холодное безоблачное утро. Восток едва забрезжил первыми рассветными красками, когда он вышел из автобуса и по узкой мощеной дорожке подошел к своему дому. Оставив без внимания ворох корреспонденции, накопившейся за его отсутствие в ящике у двери, он отключил охранную сигнализацию и сунул руку в карман за ключом. К его удивлению, ключа там не оказалось. Обшарив остальные карманы и даже заглянув в потайное отделение бумажника, он решил, что, должно быть, выронил ключ в туалете самолета. Совершенно неожиданно Мур вспомнил, что Лори предложила когда-то прятать запасной ключ снаружи, под незакрепленным кирпичом в крыльце. Там он и нашел его. Чуть тронутый ржавчиной ключ был завернут в фольгу и целлофан, и Томас, сказав про себя слова благодарности покойной жене, вставил ключ в замок и повернул его...

Бросив дорожную сумку на диван, он первым делом прошел на кухню заварить кофе. Уезжая в командировку, он не успел помыть кофеварку, поэтому ему пришлось сделать это сейчас. Мур выбросил старый фильтр с засохшей кофейной гущей в мусорное ведро, и по отвратительной вони, исходившей из-под крышки, понял, что забыл очистить и его тоже. Чтобы набрать воду из-под крана, ему пришлось удалить из раковины целую стопку грязных тарелок. Наполнив кофейник до отметки в шесть чашек, он вылил воду в кофеварку и открыл холодильник, где, кроме банки молотого кофе и коробки с заплесневевшими остатками анчоусной пиццы, ничего не оказалось. В довершение ко всему, поиски нового фильтра для кофеварки закончились тем, что он обнаружил в кухонном шкафчике лишь пустую пластиковую упаковку, и ему пришлось доставать старый фильтр из мусорного ведра.

Пока варился кофе, Мур принял душ, побрился, почистил зубы. Ему пришлось надеть все ту же мятую форму цвета хаки, что была на нем во время перелета из Японии, так как все остальное обмундирование он сам перед отлетом сдал в химчистку.

Постоянно страдая от бытовой неустроенности и неприспособленности к гражданской жизни, он иногда просто впадал в отчаяние. Как ему не хватало Лори! Даже работая на полную нагрузку учителем в школе, она умудрялась уследить за всем: в квартире всегда было чисто и уютно, холодильник ломился от продуктов, в шкафу аккуратно висела идеально чистая выглаженная одежда. Он всегда воспринимал это как должное, пока по нелепой трагической случайности не остался один. Только сейчас он осознал, насколько зависел от нее.

Призывный аромат свежего кофе вернул его на кухню. Хотя он и ощущал острую необходимость поспать пару часов, Мур точно знал, что добравшись до постели, он уже не сможет встать, чтобы попасть на службу сегодня, а изрядная доза кофеина поможет ему продержаться на ногах еще один долгий день.

Он наполнил до краев белую керамическую кружку с эмблемой Военно-морской академии, включил радио и сел за кухонный стол. Черный колумбийский кофе оказался крепким, и Томас не без удовольствия потягивал его, слушая утренние новости. Как обычно, сначала передавали скучную информацию экономического характера, потом сообщили о нескольких убийствах всего в двух кварталах от Белого дома. Зато короткое сообщение о том, что американская ракетоносная подводная лодка "Льюис энд Кларк" не вышла на связь с командованием в назначенное время, и что в районе восточных берегов Флориды организованы поиски пропавшей лодки, привели его буквально в шоковое состояние.

Моментально забыв об усталости, он задумался об истинном значении этого ошеломляющего известия. Для него вполне очевидным был тот факт, что, от кого бы ни исходило это сообщение, флотское командование пыталось ввести в заблуждение американцев, ибо лодка "Льюис энд Кларк" вовсе не пропала, в настоящий момент ее буксировал на Окинаву американский эсминец "Хьюит"!

Зачем понадобилось дезинформировать общественность? Может быть, командование ВМС, будучи не в состоянии объяснить, как "Льюис энд Кларк" оказалась в Тихом океане, вынуждено вешать людям лапшу на уши? Забыв про кофе, Томас Мур теперь помышлял только о том, как бы побыстрее добраться на службу – туда, где он мог получить ответы на волновавшие его вопросы.

Он поспешил в примыкавший к дому гараж, не забыв при выходе из квартиры включить охранную сигнализацию. У него была одна машина – "корвет" 1969 года с откидным верхом, и он надеялся когда-нибудь привести его в надлежащий вид. Мур поспешно сорвал с машины брезентовый чехол и, не поднимая верха, прыгнул за руль. Дистанционным управлением он открыл ворота гаража, ключ зажигания торчал в замке. Трижды утопив педаль акселератора до пола, он поставил рычаг коробки передач в нейтральное положение и повернул ключ. Двигатель послушно запустился с полоборота. Не дожидаясь, пока он прогреется, Томас врубил заднюю передачу и выехал задом на мощеную улицу.

Солнце уже взошло, но ехать с открытым верхом было холодно, и Мур пожалел, что не надел куртку. Он повел машину по Сент-Эйзаф-стрит. Час пик на живописных улицах Александрии еще не наступил, и он беспрепятственно мчался по историческим кварталам, застроенным двухсотлетними домами, с величественными дубами и вязами, в тени которых когда-то отдыхали соратники Джорджа Вашингтона и Роберта Ли. Листва этих могучих деревьев еще только начинала желтеть, и Мур пожалел, что не было времени полюбоваться ими.

Осень была любимым временем года Лори. Она знала, когда деревья обретали самую яркую окраску, и они всегда планировали на это время свои велосипедные прогулки на гору Вернон. Томас Мур скучал по безвозвратно канувшим в прошлое беззаботным осенним вылазкам, которые помогали ему поддерживать хорошую физическую форму и ощущать единение с природой.

Движение стало интенсивнее, когда он пересек Потомак и выехал на скоростное шоссе на Анакостию. За рекой, над национальным аэропортом набирал высоту самолет, а вдали виднелся шпиль Вашингтонского мемориала.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru