Пользовательский поиск

Книга Ни пенсом больше, ни пенсом меньше. Содержание - 20

Кол-во голосов: 0

— Интересно, что же она придумала на этот раз?

20

В августе Бостон так же красив, как и другие города в Штатах. Команда с наслаждением поглощала в номере Джеймса обильный завтрак.

— По-моему, он совсем не подходит на роль жениха, — сказал Жан-Пьер. — Стивен, ты капитан Команды. Я добровольно соглашаюсь занять его место.

— Это обойдётся тебе в 250 000 долларов, — ответил Стивен.

— Согласен, — сказал Жан-Пьер.

— Но у тебя нет 250 000, — возразил Стивен. — У тебя только 187 474 доллара 69 центов, что составляет четверть возвращённой суммы, поэтому Джеймс остаётся женихом.

— Это англосаксонский заговор! — возмутился Жан-Пьер. — Но когда Джеймс успешно завершит свою операцию и мы получим всю сумму, я вернусь к этому вопросу.

Они ещё долго сидели, смеясь, за тостами и кофе. Стивен с любовью смотрел на них, сожалея, что, когда — и если, строго поправил он себя — Джеймс успешно проведёт операцию, они редко будут видеться. Если бы у Харви Меткафа была такая Команда, играющая за него, а не против, он наверняка стал бы самым богатым человеком на свете.

— Что-то ты сегодня замечтался, Стивен.

— Невольно вышло. Я всё время помню, что Энн назначила меня ответственным лицом.

— Ну вот, началось! — жалобно простонал Жан-Пьер. — И когда нам к тебе на доклад, профессор?

— Через час, при полном параде. Осмотрим Джеймса и отвезём его в церковь. Жан-Пьер, купи четыре гвоздики — три красные и одну белую. Робин, ты отвечаешь за такси, а я займусь Джеймсом.

Робин и Жан-Пьер направились к двери номера, страстно, невпопад распевая «Марсельезу». Джеймс и Стивен смотрели, как они уходят.

— Джеймс, как настроение?

— Великолепное. Единственное, о чём я сейчас жалею, — что не разделался со своим планом раньше.

— Это не имеет значения. Тринадцатое сентября уже не за горами. Во всяком случае этот перерыв для нас не помеха.

— Мы бы никогда не справились со своими операциями без тебя. Ведь ты это и сам знаешь, Стивен? Мы бы все сидели без гроша, а я бы не встретил Энн. Мы все у тебя в огромном долгу.

Стивен неотрывно смотрел в окно, не в силах сказать ни слова.

— Три красные и одна белая, — доложил Жан-Пьер, — как велено. Полагаю, белая — для меня.

— Приколи её Джеймсу. Да не за ухо, Жан-Пьер.

— Классно выглядишь, Джеймс, но все равно непонятно, что Энн нашла в тебе, — болтал Жан-Пьер, просовывая белую гвоздику в петлицу Джеймсу.

Все четверо были готовы, и у них осталось полчаса до приезда такси. Жан-Пьер открыл бутылку шампанского, и они выпили за здоровье Джеймса, за здоровье Команды, её величества королевы, президента Соединённых Штатов и, наконец, с наигранной неохотой, за президента Франции. Когда бутылка опустела, Стивен решил, что разумнее выйти на свежий воздух, и потянул друзей к ожидавшему внизу такси.

— Улыбайся, Джеймс, мы с тобой. — И они запихнули его на заднее сиденье.

Всего через несколько минут такси остановилось у церкви Троицы, и шофёр с облегчением вздохнул, избавившись от шумной компании.

— Четверть четвёртого. Энн будет очень довольна мной, — похвалил себя Стивен.

Когда они вошли в церковь, он провёл жениха на переднюю скамью в правом ряду. Жан-Пьер прямо пожирал глазами самых красивых девушек. Робин помогал раздавать свадебную программу, пока больше тысячи разодетых гостей ожидало появления невесты.

Стивен стал помогать Робину, а подошедший Жан-Пьер предложил занять места впереди. В это время подъехал «роллс-ройс», и вниманию всех предстала очаровательная Энн в свадебном платье от «Баленсиага», за которой шёл её отец. Она взяла его под руку, и они вошли в церковь.

Стивен, Робин и Жан-Пьер, как кролики, загипнотизированные взглядом удава, не могли даже пошевелиться.

— Вот подонок!

— Ну и кто кого обманывает?

— Наверное, она все знала.

Проходя мимо них, Харви слегка улыбнулся и провёл Энн в боковой придел.

«Слава богу, — подумал Стивен. — Он никого из нас не узнал».

Они сели на заднюю скамью, подальше от ушей многочисленных гостей. Когда Энн подошла к алтарю, органист перестал играть.

— Похоже, Харви ничего не знает, — сказал Стивен.

— Почему ты так решил? — спросил Жан-Пьер.

— Потому что Джеймс никогда бы так не поступил с нами, если бы не был уверен, что мы выдержим этот экзамен.

— Логично, — прошептал Робин.

— Ответьте мне вы оба, как вам предстоит отвечать в день Страшного суда, когда все тайны всех сердец раскроются…

— Мне хотелось бы немедленно получить ответы на два вопроса, — сказал Жан-Пьер. — Во-первых, как давно она обо всём знает?

— Джеймс Кларенс Спенсер, берёшь ли ты в законные жены эту женщину, чтобы жить вместе с ней по повелению Божьему в святом брачном союзе? Обещаешь ты любить её, утешать, почитать и заботиться в болезни и здравии, отказавшись от всех остальных, и хранить ей верность во все дни жизни своей?

— Обещаю.

— Розали Арлин, берёшь ли ты в законные мужья этого мужчину, чтобы жить…

— По-моему, — сказал Стивен, — её вполне можно считать полноправным членом нашей Команды. В противном случае мы никогда не преуспели бы так ни в Монте-Карло, ни в Оксфорде.

— …во все дни жизни своей?

— Обещаю.

— Кто отдаёт эту женщину в жёны этому мужчине?

Харви суетливо вскочил с места, взял Энн за руку и передал её руку священнику.

— Я, Джеймс Кларенс Спенсер, беру тебя, Розали Арлин, в законные жены в день сей…

— И что ещё, — продолжал Стивен, — почему Харви должен узнать нас. Он видел каждого из нас всего по одному разу, да и то не такими, как мы выглядим на самом деле.

— …и даю клятву в этом.

— Я, Розали Арлин, беру тебя, Джеймс Кларенс Спенсер, в законные мужья в день сей…

— Но ведь, если мы будем здесь болтаться, он может, в конце концов, сообразить, — сказал Робин.

— Не обязательно, — возразил Стивен. — Не надо паниковать раньше времени. Мы всегда придерживались тактики поймать его на чужой территории.

— Но сейчас-то он на своей территории, — возразил Жан-Пьер.

— Так, да не так. Сегодня свадьба его дочери, и это для него совершенно новое состояние. Естественно, на приёме мы постараемся держаться подальше от него, но не стоит делать это демонстративно.

— Тогда держи меня за руку, — сказал Робин.

— Давай я буду, — предложил свои услуги Жан-Пьер.

— Просто старайся держаться естественно.

— …и даю клятву в этом.

Энн стояла молча, потупив глаза, её голос едва доносился до троих друзей на последней скамье. Голос Джеймса звучал ясно и твёрдо:

— Этим кольцом я женюсь на тебе и отдаю тебе моё тело, и всем моим земным имуществом я тебя наделяю.

— А также и некоторой частью нашего, — продолжил фразу Жан-Пьер.

— Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

— Помолимся, — нараспев произнёс священник.

— О! Я знаю, о чём буду молиться, — сказал Робин. — Чтобы Бог лишил нашего врага силы, а нас избавил от всего, что нам противно.

— Вечный Боже, Творец и Промыслитель всех людей…

— Ой, сейчас закончим! — прошептал Стивен.

— Это ты неудачно пошутил, — с невинным видом заметил Робин.

— Замолкни! — вмешался Жан-Пьер. — Стивен, ты прав. Я, кажется, тоже понял, в чём слабость Харви.

— Что Бог сочетал, человек да не разлучает.

Жан-Пьер ещё что-то бормотал себе под нос, но это уже не было похоже на молитву.

Орган загремел «Свадебный марш» Генделя, возвещая окончание церемонии. Лорд и леди Бригсли прошли по центральному проходу, сопровождаемые двумя тысячами улыбающихся глаз. Стивену нравилась эта пара, Жан-Пьер завидовал им, а Робин просто нервничал. Когда Джеймс проходил мимо них, у него на лице сияла блаженная улыбка.

Задержавшись на десять минут на ступенях церкви, чтобы фотографы могли сделать свои снимки, молодожёны сели в «роллс-ройс», который повёз их в дом Харви в Линкольне. Харви и графиня Лаутская сели во второй лимузин, а граф и мать Энн — Арлин — в третий.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru