Пользовательский поиск

Книга Ни пенсом больше, ни пенсом меньше. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Три пары глаз устремили взгляды на хозяина дома, требуя незамедлительного ответа на тот же самый вопрос.

Поднявшись со своего места, Стивен оглядел гостей и, прежде чем заговорить, дважды обошёл вокруг стола. Он начал рассказ с событий, которые произошли за несколько последних недель. Он поведал собравшимся о своей встрече в этой самой комнате с Дэвидом Кеслером, о покупке акций компании «Проспекта ойл», за которой вскоре последовал визит полицейских из отдела по борьбе с мошенничеством, и о том, что он узнал от них о Харви Меткафе. Свою тщательно продуманную речь Стивен закончил словами:

— Джентльмены, правда заключается в том, что мы, все четверо, влипли в одну и ту же грязную историю.

Не успел Стивен договорить, как Жан-Пьер заявил:

— Увольте меня от этого. Я скромный торговец картинами, а не биржевой спекулянт и не мог наделать таких глупостей.

Робин Оукли тоже вскочил, не дав Стивену возможности ответить:

— Я никогда не слышал ничего более нелепого. Вы, наверное, обратились не к тому человеку. У меня врачебная практика на Харлей-стрит, и я ничего не понимаю в нефти.

Теперь Стивен понял, почему полицейские так благодарили его за помощь. Тут все присутствующие посмотрели на лорда Бригсли. Он поднял голову и негромко произнёс:

— Вы абсолютно правы по всем пунктам, доктор Брэдли, и я попал в большую беду, чем любой из вас. Чтобы купить акции, я занял 150 000 фунтов, заложив своё небольшое имение в Хэмпшире, и полагаю, что скоро банк потребует вернуть долг. Когда мой добрый старый папа, пятый граф, узнает, что я натворил, я не получу ни гроша, пока не стану шестым графом.

— Спасибо, — искренне поблагодарил его Стивен. Сев в кресло, он повернулся к Робину и вопросительно поднял брови.

— Ладно, ваша взяла, — признался Робин. — Вы правы. Я тоже попался. Дэвид Кеслер пришёл ко мне на приём, и, в общем, так получилось, что я тоже опрометчиво вложил сто тысяч фунтов в эту «Проспекта ойл» под залог моих акций. Сам не понимаю, почему так сделал. Теперь эти акции стоят 50 пенсов. Значит, и я здорово прогорел. Пора платить, и в банке уже начинают потихоньку ворчать. К тому же мне много ещё выплачивать по закладной за мой загородный дом в Беркшире и у меня высокая плата за аренду приёмного кабинета на Харлей-стрит, да и жена тоже себе ни в чём не отказывает, и оба сына учатся в лучшей частной школе в Англии. Две недели назад меня посетил инспектор Смит, и с тех пор я лишился сна. — Робин поднял голову. Его лицо было бледным, а лощёный, самоуверенный вид врача с Харлей-стрит испарился.

Все медленно повернулись и пристально посмотрели на Жан-Пьера.

— Ладно, ладно, — признался он. — И я тоже. Эта дрянь приключилась со мной, когда я был в Париже. И теперь я прочно застрял с этими совершенно бесполезными акциями. Я заплатил за них восемьдесят тысяч фунтов, заложив картины моей галереи. Но, что хуже всего, я посоветовал кое-кому из моих друзей тоже вложить деньги в эту проклятую компанию.

В комнате повисла тишина. Первым снова заговорил Жан-Пьер.

— А что вы предлагаете, профессор? — саркастически спросил он. — Ежегодно устраивать обед, чтобы напоминать себе, какими дураками мы оказались?

— Нет, это не совсем то, что я хочу предложить вам, джентльмены. — Стивен немного помолчал, прекрасно понимая, что его слова могут вызвать ещё большее волнение. Он снова встал и тихо, но решительно произнёс: — Наши деньги украл очень умный человек. Он доказал своё мастерство в финансовых афёрах. Никто из здесь присутствующих не является специалистом в денежных делах, но мы все — профессионалы, каждый в своей области. Поэтому, джентльмены, я предлагаю украсть наши деньги обратно. НИ ПЕНСОМ БОЛЬШЕ, НИ ПЕНСОМ МЕНЬШЕ.

Через несколько секунд мёртвая тишина взорвалась.

— Может, просто пойти и отобрать у него? — предложил Робин.

— Похитить его, что ли, — задумчиво произнёс Джеймс.

— Давайте просто убьём его и получим за него страховку, — высказал своё предложение Жан-Пьер.

Стивен подождал, пока все выговорятся, и раздал им папки с надписью «Харви Меткаф» и именем каждого из них внизу: Робин получил зелёную, Джеймс — синюю, а Жан-Пьер — жёлтую. Главную, красную, папку Стивен оставил себе. Досье произвело впечатление на всех. Стало очевидно, что, пока они заламывали руки в бесполезном отчаянии, Стивен Брэдли проделал основательную работу.

— Пожалуйста, внимательно прочтите досье, — продолжил Стивен. — В нём содержатся все известные о Харви Меткафе факты. Каждый из вас возьмёт папку с собой и тщательно изучит всю информацию, а затем мы соберёмся снова, но каждый должен прийти с самостоятельно составленным планом, как нам извлечь у Харви Меткафа один миллион долларов так, чтобы он даже ничего не заподозрил. В своей операции разрешается задействовать трех остальных участников. Следующий раз встречаемся в этой комнате через две недели и смотрим, кто что придумал. Каждый член Команды вносит в общий фонд десять тысяч долларов на накладные расходы. Я, как математик, буду вести текущий счёт. Все затраты в ходе возвращения наших денег будут прибавляться к счёту, выставленному нами Харви Меткафу, начиная со стоимости вашей сегодняшней поездки сюда и обратно и нашего обеда.

Жан-Пьер и Робин опять попробовали протестовать, но Джеймс остановил спор:

— Я полностью согласен. Что мы теряем? Поодиночке у нас нет никаких шансов на успех, вместе мы можем прищучить мерзавца.

Взглянув друг на друга, Робин и Жан-Пьер пожали плечами и согласно кивнули.

Затем четвёрка уселась подробно обсудить сведения, добытые Стивеном за последние несколько дней. Гости покинули колледж за полночь, предварительно каждый пообещал, что через четырнадцать дней представит на рассмотрение свой план. Никто не знал, чем все это закончится, но от сознания, что он уже больше не одинок, всем стало легче.

Стивен с удовлетворением отметил, что первая часть его плана — создание Команды против Харви Меткафа — прошла наилучшим образом. Оставалось только надеяться, что теперь его партнёры выполнят свою часть работы. Он сел в кресло и стал думать, глядя в потолок.

6

Робин сел в свой автомобиль, оставленный на Хай-стрит, не в первый раз поблагодарив табличку на лобовом стекле «Доктор на вызове», которая давала ему дополнительную свободу при парковке, и поехал к себе в загородный дом в Беркшире. Без сомнения, Стивен Брэдли был неординарным человеком, и Робин решительно настроился на то, чтобы придумать такое, что убедит всех: он до конца выполнил свою часть договора.

Робин позволил себе ещё немного насладиться радостной перспективой вернуть деньги, которые он так неразумно доверил компании «Проспекта ойл» и Харви Меткафу. Попытаться стоило: в конце концов, в любом случае ему грозило исключение из регистра Общего медицинского совета — как за попытку ограбления, так и за банкротство. Он немного опустил стекло, чтобы выветрились остатки великолепного кларета и можно было трезво обдумать принятое ими решение.

Дорога от Оксфорда до дома прошла незаметно. Харви Меткаф так занял мысли Робина, что когда он приехал домой, то не мог вспомнить значительные отрезки своего пути. Кроме природного обаяния, Робин мог предложить только один талант. Он надеялся, что не ошибается, считая этот талант своей силой и слабостью Меткафа. Он принялся читать вслух строчки на шестнадцатой странице досье Стивена: «Одним из повторяющихся расстройств Харви Меткафа является…»

— Как все прошло, дорогой?

Голос жены сразу вернул Робина к действительности, и он тут же запер зелёное досье в кейс.

— Ты всё ещё не спишь, Мэри?

— Раз разговариваю, значит, не сплю, милый.

Робин лихорадочно соображал: у него не хватило духа рассказать жене о своём дурацком капиталовложении, но он уже успел проговориться ей об обеде в Оксфорде, хотя тогда он ещё не знал, что приглашение связано с компанией «Проспекта ойл».

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru