Пользовательский поиск

Книга Неправое дело. Содержание - XXVII

Кол-во голосов: 0

XXVII

Жан всегда казался таким вялым и бледным, что жандармы не очень-то спешили, когда пришли за ним в среду утром, а он выскочил в окно и обогнал их на двести метров. Он инстинктивно бросился к привычному убежищу и заперся в церкви.

В девять утра церковь окружили шестеро жандармов. Ранние посетители «Кафе де ла Аль» взволнованно высыпали на улицу и ждали начала штурма. Способы штурма обсуждали Геррек и кюре, который не позволял разбить витраж XVI века, высадить резную деревянную дверь XIV века и вообще прикасаться к чему бы то ни было в доме Божием, вот и весь сказ. Да, у него нет ключей, у Жана была единственная связка на всю общину. Врал кюре очень уверенно. Не рассчитывайте, что он станет помогать запугивать этого и без того несчастного человека, который отдал себя под защиту Господа. Снова пошел дождь, все порядочно вымокли. Геррек невозмутимо стоял и, морща худое лицо, прикидывал, как бы выбраться из этого общественно-религиозного тупика, в котором он очутился. Из церкви доносились судорожные всхлипывания Жана.

– Лейтенант, – сказал один из жандармов, – я схожу за инструментами, взломаем замок и достанем эту овцу.

– Нет, – возразил кюре, – замок XVII века, и человека трогать нельзя.

– Слушайте, вы хотите, чтобы мы век тут торчали под дождем из-за педика-убийцы? Починим мы ваш замок. Идем, инспектор?

Геррек взглянул на жандарма и сдержался, чтобы ему не врезать. Он очень устал. Всю ночь он провел у постели юного Гаэля вместе с его родителями, надеясь услышать хоть слово, но все зря.

– Попробуйте войти, – сказал он кюре, – и поговорите с ним. Я отошлю всех жандармов и буду поблизости.

Кюре скрылся под дождем, и Геррек в одиночестве встал под дерево.

Луи, который спал не больше Геррека, наблюдал за этой сценой с возвышения, сидя у чудотворного фонтана и опустив руку в воду. С тех пор как он узнал Ссыкуна в «Кафе де ла Аль» – а он знал, что это кафе принесет ему удачу, – его одолевали мрачные мысли. С той минуты дело о собаке продвигалось с трудом, как в тумане. Теперь старая рана вскрылась, но мрак рассеялся. Он омыл руку, коснувшуюся этой язвы, позвонил отцу в Лёррах и Марте в Париж. Оставалось обезвредить здешнего убийцу. Гаэль все еще находился между жизнью и смертью, и несмотря на охрану полиции, Луи знал, что достаточно чьей-то ловкой руки, чтобы отсоединить провода, такое бывало, и полиция ничего не смогла предотвратить, не далее, как лет десять назад в Кемпере, как сказал бы Геррек. Он снова вспомнил выпавшего с балкона человека, молчание Диего, его исчезновение, перепуганное лицо Лины Севран, два ружейных выстрела по собаке, настойчивую заботу инженера о жене.

Луи так вымок, что мог спокойно опустить колено в воду, ничего бы не изменилось.

Он посадил Бюфо на край фонтана.

– Лопай, лопай, Бюфо, больше ни о чем тебя не прошу.

Поглядывая за жабой, Луи приводил мысли в порядок.

– Лопай и слушай, тебе это будет интересно. Глава первая. Лина сталкивает мужа с балкона. Глава вторая. Диего Лакаста понимает, что она убийца, и держит рот на замке, чтобы не огорчать Мари, которую любит. Слушаешь? А как Диего догадался об этом? Что произошло между парижским следствием и возвращением в Бретань, что он видел, что понял и как? Между Парижем и Кемпером есть только одна интересная вещь – поездка на поезде. А отсюда глава третья, Диего что-то замечает в поезде, не спрашивай, что именно, и четвертая глава – Диего молчит в течение последующих семи лет, по той же причине и с тем же успехом. Пятое – Лина Севран избавляется от Диего.

Луи опустил колено в воду, она оказалась ледяной. Вообще-то чудесный источник мог быть и потеплее, так нет же. Бюфо тяжелыми осторожными скачками отдалился на метр.

– Ну и бестолочь же ты. Шестое, Мари должна переехать к Севранам. Она перевозит вещи из своего домика и разбирает стол Диего, ранее не тронутый. Ей попадается какая-то бумага, где Диего описывает, как все было, такое трудно держать в себе. Семь, Лина Севран, которая опасается этого переезда, тут же убивает старушку Мари. Потом собака, берег моря, палец, экскременты, это пропустим.

Луи вынул ногу из ледяной воды. Четырех минут для чуда должно хватить.

– Восемь, вмешивается полиция. Лина пускает следствие по ложному следу с помощью анонимной записки, прием банальный, но действенный. Она доносит на парочку в хижине и сталкивает молодого Гаэля со скалы, Жана в конце концов арестуют, долго он не продержится, это факт. Девять, муж обо всем догадывается и защищает ее. Десять, она ненормальная, она опасна и может прикончить Гаэля.

Луи подобрал Бюфо и с усилием встал. От холодной воды колено словно обручем стянуло. Приволакивая ногу, он прошел несколько шагов, потихоньку, чтобы размять мышцы. Еще минут десять в этой ледяной ванне – и он бы простудился насмерть.

Только одна загвоздка. Как она напечатала записку на «Виротипе»? Геррек допросил свидетелей, Лина не покидала кафе, пока Луи сам оттуда не ушел вместе с ним, унося в кармане бумажку. Что из этого следует? Не могла же она сложить машинку вчетверо?

Луи взглянул вниз, на церковь. Кажется, кюре удалось войти. Он медленно спустился туда, где собрались люди, и тронул Севрана за плечо. Нужно узнать, что случилось с Диего, узнать, что произошло в поезде на обратном пути. Двенадцать лет тому назад между Парижем и Кемпером.

Севран нахмурился, вопрос ему не понравился. И потом он уже все забыл, это было так давно.

– Не понимаю, при чем тут это. Разве не понятно, что тут любовная история? – сказал он, кивнув в сторону церкви. – Вы что, не слышите, как этот дурачок Жан ревет белугой?

– Слышу, и тем не менее. Это была особенная поездка, – настаивал Луи, – вспомните. Ваш друг Марсель Тома недавно умер. Вы на несколько дней задержались в Париже из-за следствия. Подумайте, это важно. Может, Диего увидел кого-то в поезде? Приятеля? Любовника Лины?

Несколько минут Севран размышлял, опустив голову.

– Ну да, – сказал он, – мы кое-кого встретили. Я заметил его только по приезде. Мы с Диего сидели порознь. Но этот человек часто разъезжает, тут нет ничего необычного. Он едва знал Лину, они встречались здесь, когда она с мужем приезжала в отпуск, это все, можете мне поверить.

– Этот человек знал о случившемся?

– Думаю, да. Об этом писали в газетах.

– Может быть, этот человек казался чересчур довольным, что не вязалось со случившимся? Может, Диего заметил это со своего места? Где он сидел?

– В конце вагона. Человек неподалеку от него, а я впереди, в четырехместном. Я не видел их до конца поездки и не знаю, о чем они могли говорить.

– Это правда, что Диего изменился?

– Да, на следующий день, – подтвердил Севран. – Я думал, что виной всему эта трагедия. А поскольку его настроение не менялось, я решил, что он получил плохие вести из Испании. У него много родственников, которые не всегда ладят. Но в конце концов все это совершенно бессмысленно.

– Кто тот человек, что ехал в поезде?

Инженер вытер мокрое от дождя лицо. Он был недоволен и раздражен.

– Это все совершенно бессмысленно, – повторил он, – нелепые домыслы, и не более. Лина никогда…

– Кто был в поезде?

– Дарнас, – отрезал Севран.

Луи застыл, стоя под дождем, а раздосадованный инженер пошел своей дорогой.

Из дверей церкви кюре осторожно выводил Жана, им навстречу шел Геррек. Жан закрывал лицо руками и завывал всякий раз, едва к нему кто-то притрагивался.

Луи зашел в гостиницу переодеться. У него перед глазами стояла грузная фигура Дарнаса. Дарнас, двенадцать лет назад не такой толстый, очень богатый, и муж Лины – любящий, но пожилой и бедный, – одного меняют на другого. Потом что-то происходит. Дарнаса уводит Полина, а Севран женится на Лине. Какова роль Полины во всем этом? Луи легонько сжал в кармане Бюфо.

– Плохи дела, старик, – сказал он ему, – подумаем об этом в поезде.

Он подобрал оставленную Марком под дверью записку. Марк очень любил их писать.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru