Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Глава шестнадцатая

ИЗЛУЧЕНИЕ

Пора поговорить с Богом.

Он долго молчал о главном…

1

Самолет взорвался. Всё живое и мертвое, если не разорвало на куски, то расшвыряло и засыпало сверху порядочным слоем жирной тамбовской земли. Потом стало тихо, как ночью на кладбище. Потом земля зашевелилась, и из-под нее начали выбираться все те, кто мог выбраться. Желто-зеленые руки с длинными синими когтями, язвами, гнойными струпьями отгребали от себя землю. Лица-черепа моргали мертвыми бельмами. Монстры выбирались наверх, чтобы закончить свое черное дело.

Вновь загрохотали динамики.

Комон бейби
Лайт май файер… —

наверное, в сотый раз загремела песня. Скрежетали искаженные гитары, ввинчиваясь стальными пружинами в уши. Барабаны стучали, как пульсирующая головная боль. Клавишные издавали звуки бормашины устаревшей конструкции.

Небо озаряли всполохи пожарищ. Северный ветер разносил запах горелого мяса и паленой шерсти. Полная луна висела в небе, как здоровое золотое блюдо, на котором философам приносят яд.

Юра Мешалкин и Семен Абатуров лежали недалеко друг от друга под слоем земли. Юра Мешалкин упал точно на кирпич и сломал ребро. Дед Семен упал на спину, и его накрыло листом фанеры, которую он спер в клубе и поставил за церковь. Дед Семен собирался из этой фанеры сделать стенд для объявлений – когда какая служба, когда чьи именины. Фанера спасла его. На фанеру насыпалось такое количество кирпичей, железа и земли, что без нее деда бы убило. Абатуров услышал, что кто-то над ним роет землю, кто-то откапывал дедушку Семена. Но кто его откапывал, дед не знал – это мог быть свой, а могли быть демоны. Абатуров напрягся, пытался понять, что у него с руками, ногами и головой. Наконец он понял, что лежит, вытянув ноги, а к его груди прижата икона, которую он не выпустил, когда его зашвырнуло. Господи, помоги!

2

Юра попытался открыть глаза, но не смог. Наверное, я умер и лежу в гробу, – подумал он, но не испугался этой мысли. Он попробовал пошевелиться, и у него получилось. Правда, не очень получилось – и шевельнулся он не очень-то, и в боку что-то так заболело, что ужас. Ум/ – вскрикнул Юра и в рот ему насыпалась земля. – Если у меня болит бок, а в рот продолжает что-то сыпаться, значит, я живой! Юра пожевал… – земля… Я засыпан землей, и она насыпается мне в рот… Лучше не открывать глаза, как рот, чтобы в них тоже не насыпалась земля… Мешалкин попытался отгрести от себя землю. И у него опять получилось, хотя каждое движение приносило дикую боль в боку.

Наверное, я сломал ребра, — подумал Юра, продолжая откапываться.

И тут он услышал, что кто-то копает ему навстречу.

Хорошо, — решил Юра, – теперь я точно выберусь.

Он стал копать медленнее, потому что понадеялся, что его откапывают более здоровые, чем он…

3

Давление фанеры сильно уменьшилось, и дед Семен смог дышать глубже. Но тревожное чувство не оставляло его, а наоборот, росло и росло. Деду Семену казалось, что откапывают его не люди, а животные. Как-то они не по-человечески копали, как будто собака рыла передними лапами припрятанную в земле кость.

У Абатурова по спине побежали мурашки. Он крепче сжал икону и забормотал слова молитвы. Кроме иконы и молитвы – другой защиты не было.

По фанере скребанули… Когти…

У деда Семена не осталось больше сомнений, кто его выкапывает. Через секунду-другую бесы поднимут фанеру и вцепятся ему в горло своими зубами и отберут у него его бессмертную душу. Столько лет праведной жизни – псу под хвост! Столько он старался для Бога и церкви, столько всего сделал, проявлял сдержанность, боролся с сатаной… А сейчас от единого укуса он всё это потеряет!

Абатуров решил не ждать. Абатуров решил действовать. Сейчас он соберет все силы, отбросит фанеру и побежит.

Дед Семен пошевелил пальцами ног. Конечности затекли. Только бы не подвели руки-ноги! Дед согнул колени и уперся пятками в лист фанеры.

– И-е-эх! – он отбросил от себя лист и увидел небо необыкновенного цвета. Цвет был такой, что Абатурову опять показалось, что он уже на том свете. Небо переливалось всеми возможными и невозможными цветами, как будто над Тамбовской областью давало гастроли Северное Сияние. Но любоваться красотой времени не было. Абатуров вскочил на ноги и побежал. Он увидел вокруг огромное полчище роющих землю вампиров. Абатурова откопал один из них. Дегенгарда было трудно узнать. Он совсем опустился как вампир и выглядел ужасно. Дед Семен двинул его ногой в живот и направил ему в харю икону. Упырь зашипел и прикрылся фанерой. Фанеру прожгло насквозь, и лопнул, как гнилой помидор, бывший человек, который хотел быть умнее всех. А дед Семен побежал дальше.

Шкатулку, аспиды, ищут! – понял он. – Дал им командир Троцкий такое задание!

Абатуров знал – времени у Троцкого не осталось, сейчас что-то будет. Надо продержаться.

Кто-то закричал сзади:

– Стой, дед! Стой, ложись!

Абатуров, не оборачиваясь, переложил икону на затылок, чтобы она защитила ему спину и остановила погоню.

– Стой, говорю! – закричали снова.

Абатуров прибавил и запричитал под нос: Господи! Аллилуйя! Аллилуйя!..

Кто-то навалился на деда сзади. Дед Семен не удержался на ногах и упал лицом в грязь…

4

Юра не сразу понял, кто его откапывает. Но когда увидел лапу с когтями, отгребающую землю, сразу очнулся и врезал монстру ногой. Вампир отлетел в сторону, а Юра вскочил и побежал.

Как ни странно, за ним никто не погнался. Огромное количество монстров копало землю. Это ему напомнило фильм «Судьба человека», тот эпизод, где заключенные работают на карьере у фашистов.

Он увидел разноцветное небо, как в фантастических фильмах про глубокий космос. Он понял, что наступает развязка. Неизвестно какая. Он понял, что сейчас то, что былозакончится, а то, что будетбудет неизвестно какое, но совсем другое, не такое как было прежде. Эта мысль показалась совершенно ясной и понятной.

И тут он заметил впереди бегущего старика Абатурова. Юра бросился за ним.

Что-то сверкнуло в небе. Юра поднял голову и прищурился. Прямо над ним, рядом с луной, появилось огромное светило. Размером оно было больше луны и продолжало увеличиваться. Сияние становилось всё ярче и ярче. Даже сощурившись, Юра не мог смотреть вокруг. Нужно куда-то спрятать лицо, чтобы не ослепнуть.

– Стой, дед! – заорал он Абатурову. – Стой, ложись!

Но Абатуров продолжал бежать. Он зачем-то положил на затылок икону, и Юра подумал, что дед сошел с ума – разве от небесного явления такой силы убежишь с иконой на затылке?!

– Стой, говорю! – Юра подлетел к Абатурову сзади и хотел схватить его за воротник, но дед прибавил скорости и оторвался от Мешалкина. Юра разозлился. Сияние было уже таким ослепительным, что он бежал с закрытыми глазами, а все равно глазам было больно и хотелось упасть лицом в землю. Даже с закрытыми глазами Юра продолжал видеть впереди деда. Он настиг Абатурова и прыгнул на него.

Они упали и уткнулись лицами в грязь.

И тут загромыхало.

На Мешалкина и Абатурова опустился прозрачный купол силовой защиты, который унес Юру и деда Семена из этого мира в неизвестно куда между пространством и временем. И если вы спросите сейчас их, что с ними происходило, где они были и что чувствовали, – они ничего не ответят, и это не потому, что им надоели подобные вопросы, и не потому, что они что-то скрывают, и не потому, что у них не хватает слов и выражений, чтобы описать неописуемое, а потому, что они на самом деле ничего не помнят. Полный космический анабиоз в высшем смысле. Анабиоз памяти, сознания, души и тела! Состояние необъяснимое и наукой не доказанное. Точно так же, как не доказаны провалы самолетов над Бермудским треугольником, возвращение русского мистического обливатора Порфирия Иванова на родину с того света и происхождение человека из афро-азиатской обезьяны.

146
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru