Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

– Офицер, – говорит он, открывая дверцу кабины, – закурить не найдется?

Фэбээровец в кабине лезет в карман и в этот момент получает сзади прикладом по голове. Агент оборачивается, у него мутные удивленные глаза, он явно не понимает, что произошло, сейчас он потеряет сознание и рухнет. Энни отступает назад, чтобы, падая, агент ее не задел. Фэбээровец выкидывает вперед руки и цепляется за Энни. Пытаясь удержаться, он срывает с ее шеи цепочку с деревянным крестиком, который вырезал для нее Юра еще в России. С тех пор Энни не снимает этот крестик, он охраняет ее от бед. Но сейчас, в суматохе, она не заметила, что крестик с цепочкой остался в руке агента. Она выталкивает фэбээровца из кабины и садится за штурвал. Рядом усаживается Юра. Энни заводит мотор, лопасти вертолета бешено вращаются. По привычке рука Энни тянется к шее, чтобы потрогать на счастье крестик. Крестика на шее нет! Энни быстро соображает, куда он мог деться. Она кричит Юре:

– Я сейчас! – и выпрыгивает из кабины.

Вот он! Крестик в руке агента! Энни выпрямляется, и тут, будто злая пчела жалит ее в грудь. Энни видит, как к вертолету со всех сторон бегут черные фэбээровцы, размахивая короткими автоматами.

Шатаясь и прижимая руку к груди, Энни забирается в кабину. Еще одна пуля попадает ей в плечо. Энни вздрагивает.

– Что с тобой, милая?! – кричит перепуганный Юра.

Энни машет рукой – потом… Она захлопывает дверцу. Фэбээровцы уже рядом.

Руки Энни проносятся по панели управления, нажимая кнопки, опуская и поднимая тумблеры.

Выстрелы. Лобовое стекло покрывается трещинами.

Юра стреляет в ответ из пулемета.

Вертолет отрывается от земли. Ветер от лопастей заставляет фэбээровцев пригнуться и придерживать руками черные бейсболки. Некоторые из них пытаются стрелять по вертолету, но песок засыпает им глаза. Один фэбээровец подпрыгивает, цепляется за подножку. Он подтягивается, перехватывается рукой за дверцу. Юра замечает непрошеного пассажира. Он резко распахивает дверь, и агента ударяет дверью по голове. Юра видит, как на стекле расплющивается фэбээровская морда, а потом агент откидывается вниз головой и цепляется ногами за подножку. Он висит, его голова болтается по ветру. С головы срывается черная бейсболка и летит вниз. Ее догоняет сорвавшийся с шеи автомат. Вертолет уже очень высоко. Агент сослужил им неплохую службу – пока он висел на вертолете, фэбээровцы боялись стрелять, чтобы не попасть в своего брата.

– Спасибо, приятель, за службу! – кричит Мешалкин и бьет его пяткой по яйцам. – Лети, агент ноль семь! Джоук!

Агент ФБР летит вниз и исчезает в темноте.

Юра поворачивается к Энни. Он видит, что Энни вся в крови, у нее закрываются глаза. Юра вскрикивает.

– Тихо, – говорит Энни слабым голосом. – Тихо, Юра. Через пару минут я потеряю сознание, и некому будет вести вертолет. Я должна успеть тебя научить.

Она быстро учит Юру управлять вертолетом.

– Вот и всё. Теперь я спокойна… Я рада, что мы встретили друг друга…

– Нет! Не говори так! Ты еще поправишься! Мы заплатим врачам!

– Нет… Я чувствую, что умираю… Прощай, любимый… Я умираю счастливой… А ты счастливым живи за нас двоих… Раньше я не верила, что бывает такая любовь… а теперь я знаю… И я умираю с ней… – ее рука разжимается, и на пол кабины падает крестик.

Энни умирает на руках у Юры, высоко в небе над темным океаном. На ее губах остается счастливая улыбка…

Глава пятнадцатая

СМЕРТЬ ЛЕОНИДА СКРЕПКИНА

Мы Россия

Богоносная страна

Мы несем культуру миру

Потому что у нас ее как говна

Рашен Бразерс

1

Леня полетел вниз и ударился плечом о крышку гроба, перелетел через него и упал на спину. Он увидел, как в дыру, через которую он провалился в подвал, втискивается передняя часть Хомякова. Глаза Хомякова зажглись, красные лучи, вылетевшие из них, шарили по подвалу.

– Вот он! – Хомяков потянулся к Лене.

Скрепкин сжал зубами шкатулку. Отползать он уже не мог, сил у него не осталось. Если бы он мог проглотить шкатулку, он бы проглотил ее теперь. Но шкатулка была слишком велика и слишком тверда для этого. Такую шкатулку под силу было бы проглотить только крупному животному. А Леня был человеком со своими плюсами и минусами. Он не мог проглотить ее. Всё, что он теперь мог, это повернуть свою искалеченную руку и поднять кверху средний палец. И Леня сделал всё, что он мог. Бес Хомяков на мгновение замер, его возмутил поступок этого человеческого обрубка.

– Ты, в жопу траханный ублюдок! Пидараз! – взревел демон и оскалил свою ужасную кровавую пасть, но вцепиться клыками в шею Скрепкину ему не пришлось, вопль демона потонул в реве падающего самолета, как в композиции группы «Пинк Флойд» «Спик ту ми» с пластинки «Зе дарк сайд оф зе мун» 1972 года выпуска. Именно так показалось Лене Скрепкину в последний момент своей жизни на этой Земле, на ее темной половине… Или на ее светлой половине?.. Кто знает – какая это половина?..

2

Самолет Сухофрукта вильнул последний раз в сторону перед самой землей и воткнулся своим острым носом точно в подвальную дыру. Оглушительный взрыв потряс землю. Казалось, будто весь мир взорвался тут. Перед самым взрывом острие истребителя проткнуло беса Хомякова через задницу, вышло у него изо рта и разорвало демона.

Время изменило течение. Леня Скрепкин увидел, как острие истребителя выходит у Хомякова изо рта.

Сам ты в жопу траханный!.. – подумал он и улыбнулся с драгоценной шкатулкой в зубах…

3

Леня Скрепкин подъехал к храму, заглушил мотор и вылез из машины. Батюшка попросил ставить БМВ подальше от церкви, чтобы не было соблазна. Вот какой батюшка был мудрый. Самому Лене это едва ли пришло бы в голову. А ведь действительно получилось бы некрасиво. Ведь в церковь ходит много бабушек, ветеранов и инвалидов, и вид дорогой машины мешал бы им думать о Боге.

Была ранняя весна. Только что сошел снег, и идти до храма пришлось по грязи… Ну и что, что по грязи… Человек из грязи создан и в грязь будет закопан.

Леня подошел к высоким дубовым дверям, снял кепку и перекрестился. Рядом на ступеньках сидели бабушки и просили милостыню. Леня вытащил лопатник, положил каждой по грину.

Прошел в церковь. Служба закончилась. В церкви почти никого не было. Леня бросил в ящик «НА РЕМОНТ ХРАМА» десять гринов и купил на четыре грина свечек. Почему-то перед иконой Ильи Пророка не горела ни одна свеча. Леня повертел головой и увидел, что и у других икон свечки тоже не горят. Он огляделся – не смотрит ли кто, щелкнул ZIPPO и зажег свечку. Поставил ее перед иконой Илье и помолился.

Из-за колонны вышел отец Харитон. Леня поцеловал батюшке руку.

– Здравствуй, Леонид, – батюшка положил руку Лене на плечо.

– Здравствуйте, батюшка, – Леня опустил глаза.

– Ну, пойдем, раб Божий, – отец Харитон похлопал Леню по спине. – Пойдем ко мне в кабинет, будет у нас с тобой беседа.

Отец Харитон позвонил вчера Лене и попросил подъехать для разговора. Леня понял, что разговор будет серьезный, что отец Харитон собирается проверить Леню, насколько он, Леня, привержен православной церкви.

Проходя мимо ящика «НА РЕМОНТ…», Леня вытащил лопатник и бросил в ящик еще сколько-то гринов, не считая. Отец Харитон одобрительно кивнул:

– Не оскудеет рука дающего. И воздастся дающему еще больше, чем берущему…

Они прошли в батюшкину комнату. Это была небольшая, двенадцать квадратных метров, келья с чисто выбеленными стенами. В углу висела икона. У окна стоял черный стол. На столе – чугунная чернильница в виде храма Христа Спасителя.

Отец Харитон прошел за стол, сел на стул и жестом пригласил Леню присесть на стул перед столом. Леня выдвинул черный стул с обитым кожей сиденьем, сел, положил руки на колени.

141
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru