Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

Герман Васильевич дернулся и повалился на стол. Его сердце не выдержало.

13

Абатурова с крыльца отшвырнуло обратно в церковь. Дед Семен пролетел через всё помещение, сбил по пути подсвечник и ударился боком об стенку. Церковная дверь сорвалась с петель и полетела следом за Абатуровым. На лету дверь перевернулась, приняв горизонтальное положение, и продолжала свой полет, как реактивная ракета. Дверь врезалась в стену всего на несколько сантиметров выше головы деда Семена и упала, накрыв старика собой, как крышка.

Колокольня от взрыва зашаталась, но выстояла. А вот Скрепкин не выстоял. Он слетел с лестницы и поломал ногу. От боли Леня опять потерял сознание.

Мешалкин очнулся в кустах. Он похлопал себя по ушам. Вокруг стояла звенящая тишина, как в телевизоре с выключенным звуком. Юра ничего не слышал. Он увидел Ирину. Ирина лежала на спине с открытыми глазами и ловила ртом воздух, как рыба… Юра вспомнил гигантскую рыбу, которую поймал, когда только приехал в Бубен… С нее-то, с этой рыбы, для него всё и началось. И знакомство с Ириной, и… Про остальное думать не хотелось… Юра поднялся и, шатаясь, подошел к Ирине. Присел на корточки.

– Ирина! – закричал он, но не услышал себя. – Ирина! Что с тобой?!

Ирина протянула руки и ухватила Мешалкина за пиджак. Она что-то ответила – ее губы шевелились, но Юра не слышал. Ирина тряхнула Юру и опять что-то сказала. Юра помотал головой, похлопал себя по ушам и заулыбался.

– Не слышу! – крикнул он. – Я тебя не слышу! Что-то с моими ушами!

Тогда Ирина обхватила Юру за голову и развернула на сто восемьдесят градусов. И тут Юра увидел Коновалова. Коновалов лежал на боку и беззвучно стрелял из автомата по наступающим монстрам. Юра видел вспышки, вылетавшие из ствола. Коновалов что-то кричал. Монстров было много, очень много. На место каждого уничтоженного вставало двое-трое новых. До Юры начали доноситься первые тихие звуки – слух возвращался. Пух! Пух! — как будто лопались мыльные пузыри – первым прорвали антислуховой барьер автоматные выстрелы. – Пух! Пух! – уже погромче. А вот что-то кричат, но что – пока не разобрать, как будто очень далеко в лесу перекликаются грибники:…у… а… дуй… еда… уй… ат ою… ука… ля… ляди… ну авай… авай… давай…

Ирина подтолкнула Юру в затылок. Он оглянулся. Она замахала рукой – двигайся!

И Мешалкин пошел к Коновалову. Теперь он слышал уже в половину нормы, то есть почти всё.

Но к Коновалову было уже не прорваться. Монстры окружили Мишку со всех сторон плотным кольцом.

– Юрка! – крикнул Коновалов. – Лови! Лови шкатулку! – Из-за голов упырей вылетела шкатулка и полетела к Мешалкину.

Юра подпрыгнул, как баскетболист, и поймал ее двумя руками.

Монстры вокруг Коновалова повернулись к Мешалкину и застыли.

Юра пошел к церкви. Ноги были точно ватные и плохо слушались. К тому же голова отдавала телу невнятные команды. Юра одновременно думал, что ему нужно спасать шкатулку, что ему нужно спасать Ирину, что ему надо помочь Коновалову выбраться из окружения, что он себя плохо чувствует, что ему это всё снится, потому что такого не бывает.

– Юра, быстрее, быстрее! – закричала Ирина. Она поднялась с земли и, опираясь на кол, захромала к церкви. – Быстрее!

– Иду!.. Всё!.. Уже иду!.. Я понял!..

Сзади раздался детский голос:

– Папа! Куда ты, папа?!

Мешалкин остановился и оглянулся. Прямо за ним стояли Таня с детьми.

– Папа, куда ты? – запричитала Верочка. – Мы тебя ждали, ждали, а ты от нас опять убегаешь…

– Так нечестно, – сказал Игорек. – Папа, ты же меня учил всегда честно поступать…

– Папа себя плохо чувствует, – объяснила детям Таня. – Сейчас мы заберем его домой и там полечим ему ушки. И всё будет хорошо. Он поправится и выстругает вам из дерева солдатика и зайку…

Мешалкин улыбнулся. До него наконец-то дошло, что всё, что он видел перед этим, было кошмарным сном, а вот теперь наконец-то он проснулся, и всё опять нормально, по-настоящему… Он двинулся к семье. Он попытался сказать: Дети! Таня! Как хорошо, что я проснулся! Мне такие ужасы снились! Но вместо этого изо рта у Юры вырвались какие-то нечленораздельные мычания. Что-то не в порядке было с речью… Ну, это пустяки, просто он еще не до конца проснулся… А вот сейчас он обнимет своих детей и жену и всё будет нормально… И расскажет им, какой ему сон снился удивительный… Он протянул вперед руки. В одной руке блеснул какой-то предмет. Юра не мог вспомнить, что это. Да это было и неважно. Татьяна тоже протянула к нему руки и улыбнулась.

– Иди ко мне, – сказала она.

– Стой! Стой! – закричала Ирина.

Мешалкин вздрогнул, и словно опять проснулся.

– Стой, Юра! Это ловушка! Это не твоя семья! Это монстры! Они хотят завладеть шкатулкой и выпить твою кровь!

И тут Юра увидел, что у его жены и детей лица покойников, глаза, как алюминиевые заклепки, изо ртов торчат клыки, а по телам ползают червяки и мокрицы, и от них воняет гнилью.

Татьяна зашипела и двинулась на Мешалкина.

– Не слуш-шай ее! Не слуш-шай эту проститутку! Я – твоя законная жена. И это твои законные дети! Ты должен быть заодно с семьей! Ты должен! – Она потянула руку к шкатулке.

Мешалкина вырвало, как из пушки, прямо на эту ужасную загробную руку. Он попятился.

– Не трогай меня! Не трогай меня, ведьма! – После того как его вырвало, Юра окончательно пришел в себя. Он поднял свободную руку и перекрестил вампира.

Татьяна остановилась, зашаталась, но снова двинулась на Мешалкина. Крестное знамение на нее подействовало слабо. С флангов Мешалкина обходили дети.

– Ш-шкатулку! Отдай ш-шкатулку! – шипели они.

Юра растерялся. Путь к отступлению был отрезан. Юра сунул шкатулку за пазуху. Но что делать дальше, он не знал. Сейчас монстры набросятся на него, выпьют кровь и отнимут шкатулку.

– Юра, держи! – крикнула Ирина и бросила Мешалкину осиновый кол.

Кол пролетел над головами монстров, Юра подпрыгнул и схватил его. Он замахнулся колом на Татьяну.

И опять увидел перед собой девушку, с которой танцевал когда-то на студенческой вечеринке и которую выбрал в подруги художника. Юра замер.

– Ну что же ты стоишь?! – закричала Ирина. – Воткни в нее! Чтоб не мучилась!

Но Мешалкин не мог воткнуть. Он не мог проткнуть осиновым колом молодую симпатичную скромную девушку… свою жену… подругу художника… мать его детей… Он не мог… Одна часть его мозга понимала, что его дурят, что перед ним никакая не жена… И все-таки он не мог… На глазах у Мешалкина навернулись слезы.

А Верочка и Игорек подошли к нему вплотную, и Игорек уже вцепился в Юрину рубашку, чтобы вытряхнуть из-под нее шкатулку.

И тут заговорил автомат Коновалова.

– А-а-а! – закричал Мишка. – Получайте, гады-черти!

Игорек и Верочка отлетели назад и вспыхнули. Серебряная пуля, сразившая Игорька, обожгла Мешалкину бок. Он вздрогнул и снова очнулся. Очнулся и, уже не думая, всадил кол в грудь бывшей жены.

Татьяна хрюкнула, завизжала и вспыхнула.

Часть монстров двинулась на Юру, а другая часть – на Коновалова.

– Бежим! Бежим, Юра! – Ирина захромала к церкви.

– Там же Мишка остался! – Мешалкин рванул в сторону Коновалова, размахивая колом и отгоняя от себя нечисть.

Но вампиров было столько, что пробиться было нелегко.

– Мишка, держись!

– Я им живым не дамся! – Мишка вскинул автомат и нажал на курок. Чик – щелкнул автомат, вместо выстрела. – Щелк… щелк… щелк… Коновалов похолодел. Патронов в автомате больше не осталось. А убежать он не мог – у него были переломаны ноги. Во всяком случае, всё, что было ниже пояса, болело и не двигалось.

Кольцо монстров сужалось. Мишке стало так жутко… но он решил про себя, что не покажет гадам этого… Он перехватил автомат за ствол и врезал ближайшему монстру прикладом по голове с такой силой, что голова у того оторвалась от туловища и отлетела в сторону.

127
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru