Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Ирину охватил клаустрофобический ужас, она забарабанила по крышке кулаками и ногами и закричала:

– Помогите! Выпустите меня!

Первым откликнулся Коновалов:

– Ирина! – заорал он из гроба. – Что с тобой?! – Послышался глухой стук. Это Мишка хотел вылезти из гроба и больно врезал по крышке головой. – Ядрена палка! Гроб не открывается!

Тем временем Юра и Леня повылезали из своих гробов.

– Что случилось?! – крикнул Скрепкин.

– Не знаю! – откликнулся Юра. – По-моему, кто-то запер Мишку и Ирину.

Они подбежали к гробам и откинули крючки.

– Кто это сделал?! – заорал Коновалов, вылезая. – Жопу порву!

– Вот видите! – крикнул Юра. – Говорил же я, что не надо Хомякова слушать! С сатаной шутки плохи! Мы хотели над ним подшутить, а он подшутил над нами! Хорошо еще, что он нас с Леонидом защелкнуть не успел!

Ирина дернула Мешалкина за рукав:

– Хватит болтать! У нас нет времени! Хомяков – вампир! – Она побежала к лестнице наверх.

За ней бросились остальные. Они не успели разобраться что к чему, но по голосу Ирины поняли, что случилось что-то чудовищное. Такое чудовищное, что раздумывать не надо, а надо бежать.

Они выскочили в церковь и увидели, что икона Ильи Пророка валяется на полу, дверца тайника открыта, шкатулки нет. Рядом с иконой на полу лежал и не шевелился дед Семен.

Люди услышали топот с лестницы, ведущей на колокольню.

– Он там! – Мешалкин кинулся к лестнице. Остальные бросились за ним.

Юра нагнал Хомякова уже на самом верху, прыгнул и ухватил бывшего тестя за брюки.

Хомяков с нечеловеческой силой лягнул Мешалкина в лицо пяткой, и Юра, кувыркаясь, полетел вниз. Он сбил с ног Коновалова и Скрепкина. А Ирина, бежавшая последней, ловко перепрыгнула через Мешалкина и устремилась наверх, перепрыгнув также через Скрепкина и Коновалова.

– Ирина! Стой! – закричал Коновалов, поднимаясь. – Это не женское дело!

Но Ирина уже настигала Хомякова. Она подпрыгнула и ударила его ногой в затылок. Хомяков полетел вперед, стукнулся о колокол и разбил всю морду.

– Бум-м-м-м! – загудел тяжелый металл.

Хомяков повернулся к Ирине. Всё его лицо было в крови. Он выплюнул изо рта несколько зубов, среди которых выделялись огромных два клыка. Вампир остался без своего главного оружия. Змея лишилась ядовитых зубов!

Хомяков прижимал к груди шкатулку.

Ирина протянула к ней руку.

– Отдай! Тебе все равно конец!

Хомяков вжался в колокол. Вид у него был растерянный, но не побежденный.

– Уйди, сука американская! – крикнул он. – Меня семья ждет! Уйди! – Хомяков резко вскинул руки и опустил шкатулку Ирине на голову.

Ирина успела поставить блок, и шкатулка только слегка чиркнула ее по локтю. Кожа на локте лопнула, и из раны потекла кровь. Хомяков облизнулся, у него загорелись глаза. Ирина ударила ногой Хомякову в живот. Игорь Степанович согнулся. Ирина врезала ему кулаком снизу вверх и выбила из рук шкатулку.

Шкатулка взлетела, ударилась о потолок, упала на пол, подскочила и остановилась в десяти сантиметрах от края.

Хомяков разогнулся и метнулся к шкатулке. Ирина прыгнула на него, схватила вампира за ногу и потянула на себя. Хомяков пнул девушку свободной ногой в лицо. Ирина откатилась назад. Хомяков на карачках пополз вперед. Ирина вскочила на ноги и врезала Хомякову пыром по копчику. Хомяков упал и растянулся на животе. Ирина прыгнула на него сверху. Но Хомяков успел перевернуться на спину и ударил девушку ногами в живот. Ирина снова отлетела назад и стукнулась затылком о колокол.

– Бум-м-м-м! – загудел тяжелый металл.

Ирина покрутила головой. Всё перед глазами качалось. Она увидела, как Хомяков подхватил шкатулку и протягивает ее какому-то черному пятну, приближающемуся к колокольне.

Ирина оперлась рукой об пол и почувствовала под ладонью что-то холодное. Она подняла предмет. Это был серп. Дальше она действовала не думая. Она прыгнула вперед, взмахнула серпом и отсекла кисть Хомякова вместе со шкатулкой.

Хомяков схватился оставшейся рукой за обрезанную, зашатался и рухнул через перила вниз.

– А-а-а-а-а-а-аааааа… – глухой «буф» о землю закончил падение бывшего Игоря Степановича Хомякова, бывшего военного, бывшего отца и деда, бывшего москвича, бывшего охранника Музея искусств. Но он не умер в привычном смысле этого слова. Он еще продолжал оставаться среди тех, чьи тела и души застряли между жизнью и смертью. Если бы Хомяков мог прокомментировать это событие, он бы сказал так: Я просрал свою смерть.

Отрезанная кисть Хомякова продолжала сжимать шкатулку и скрести по ней ногтями. Ирина наступила на нее ногой, вытащила из пальцев шкатулку, а кисть отфутболила. Кисть полетела следом за своим туловищем.

– Отдай мне шкатулку! – заревело черное пятно. – Отдай мне ее!

Пятно шевелилось. Оно натянулось, как простыня, и стало принимать очертания черного лица. Ирина отступила вглубь колокольни. Она узнала президента Клинтона. Клинтон улыбался.

– Привет, Энни! – заговорил Клинтон по-английски. – Очень рад нашей встрече! Я счастлив видеть тебя, потому что много слышал о твоей нелегкой работе в империи зла у русских. Я знаю, что тебе приходилось нелегко. Неудачи преследовали тебя, но американская воля к жизни не дала тебе пасть духом перед серьезными проблемами. Наша Великая страна воспитала в нас чувство ответственности за любой поступок человечества. Мы, американцы, должны участвовать во всем, что происходит на нашей планете, и в любой ее точке должен торчать наш звездно-полосатый флаг. Ты сделала всё от тебя зависящее, чтобы это было так, и над русской Тамбовщиной засверкали звезды полосатого флага! Окей! Теперь ты выполнила задание и заслуживаешь высокой награды! Теперь тебе больше не придется выполнять тяжелых заданий! Теперь ты сможешь поселиться на новой вилле на берегу океана и завести семью и детей! Хотел бы выразить надежду, что и семья у тебя будет чисто американская. Чисто по-американски будете жить и чисто по-американски развлекаться! А сейчас, – из пятна вынырнула рука президента, – отдай мне шкатулку, твое задание выполнено.

Ирина прекрасно понимала, что перед ней никакой не Клинтон. Настоящий Клинтон сидел в Америке и смотрел телевизор. Но сила гипноза была такая мощная, что Ирина двинулась навстречу его руке и протянула шкатулку.

6

Мишка выскочил на колокольню и увидел Ирину. Ирина, как во сне, шла к темному пятну.

Мишка сразу понял, что это пятно – ужас что такое! Оно захватило волю Ирины, хочет втянуть девушку в себя и растерзать.

Мишка схватил Ирину за воротник и резко дернул назад.

Они оба свалились на поднимавшегося Скрепкина и покатились вниз, сбив по дороге Мешалкина.

Глава седьмая

СЕРЕБРО ГОСПОДА

Я ранен светлой стрелой…

Б. Г.

1

Скрепкин, Коновалов, Ирина и Мешалкин вернулись в церковь. Мешалкин, когда падал, вывихнул ногу и шел, облокотясь на Скрепкина и Коновалова.

Ирина остановилась и замерла. Они совершенно позабыли про Семена Абатурова. Абатуров так и лежал под иконой Ильи. Скрепкин подошел к деду и пощупал у него пульс.

– Пульс есть, но слабый, – сказала он, расстегнул у деда на груди рубаху и послушал сердце. – Сердце бьется, но не отчетливо. Мишка, сбегай за водой.

Коновалов принес тазик святой воды, набрал в рот и попрыскал на Абатурова. Это не помогло деду.

– Этак мы ничего не добьемся, – сказал Скрепкин. – Лей, Мишка, на него весь тазик тогда.

– Эх! – Мишка окатил Абатурова, как в бане.

Дед Семен резко вскочил на ноги, подпрыгнул и крикнул:

– Святый Боже! Святый крепкий! Помилуй мя!

Он с разбега стукнулся Коновалову в грудь, и Мишка отлетел к стене.

Дед Семен остановился, огляделся вокруг и, кажется, только теперь начал понимать, где он находится.

120
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru