Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

Из клубка тел поднялся Мишка Коновалов, ухвативший деда Семена за воротник и за штаны сзади. Он поднял старика над головой. Абатуров кряхтел и болтал руками-ногами, пытаясь ударить Коновалова по спине или схватить за волосы. Мишка, с воплем «эх-ма», оттянул деда назад и швырнул его через голову. Пролетев порядочно, дед Семен упал в кусты смородины и ударился головой об землю. Хорошо, что смородина смягчила этот жуткий удар, иначе бы слабая голова старика раскололась напополам. Однако Абатуров потерял сознание…

Дед Семен шел по Московскому зоопарку. Слева в озере плавали диковинные утки, бегемоты и моржи. Пингвин стоял на льдине и балансировал крыльями, чтобы не навернуться. Белый медведь плавал верхом на морже, держась передними лапами за моржовые клыки. Дед Семен задержался возле моржа, потому что много слышал про хрен моржовый, но никогда его не видел и хотел посмотреть. Но морж никак не переворачивался на спину.

К деду Семену подошел мужчина в синей куртке с надписью на спине «ЗООПАРК». Абатуров решил спросить у него про хрен.

– Уважаемый! Я сам из деревни, не часто по зоопаркам хожу, нельзя ли как-нибудь перевернуть моржа этого брюхом кверху. Больно хочется увидеть, какой у него все-таки хрен.

– Можно, – мужчина хлопнул в ладоши, и морж перевернулся на спину. Белый медведь плюхнулся в воду, подняв фонтан брызг.

То, что увидел Абатуров, превзошло все ожидания. Хрен моржовый был что надо. Не зря дед Семен приехал в зоопарк, теперь будет что рассказать землякам.

Потом он уже стоял перед вольером со слоном.

– Ишь, носяра какой! – сказал Абатуров слону и подергал его за хобот.

Слон обхватил деда Семена хоботом за талию и посадил к себе на голову между ушей. Абатуров не испугался. Он сел по-турецки и закурил самокрутку.

Мужчина в синей куртке взял слона за хобот и повел за собой.

Он подвел его к большой клетке, которую охраняли три животных: Орел, Бык и Лев. Орел и Бык были привязаны к клетке веревкой за ноги, а Лев – за шею. Но самое удивительное было внутри клетки.

В клетке дрались Миша, Петька, Леня Скрепкин, Юрка и его тесть Хомяков. И себя он там тоже увидел! – размахивающим кулаками, с перекошенным злобой лицом. Ничего человеческого в его лице не осталось – только одно звериное.

Позади, за клеткой, стояла большая черная отвратительная обезьяна. Она хохотала, хватаясь за живот, и показывала черным пальцем в клетку.

Деду Семену стало нехорошо. Он опустил глаза, чтобы не видеть всего этого, и увидел смотрителя зоопарка.

– Ты понял? – спросил смотритель.

– Понял, – ответил Семен и устыдился. – Ты кто?

– Илья, – был ему ответ.

И Абатуров подпрыгнул на слоне. Он догадался, что это сам Илья Пророк стоит перед ним и держит слона за хобот.

Видение начало колебаться и таять. Абатуров открыл глаза. Он лежал в кустах смородины и наблюдал, как его товарищи продолжают яростно драться.

Дед Семен поднялся, подошел сзади к дерущимся и сказал громко, как диктор Левитан:

– ИМЕНЕМ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА, КОНЧАЙ ДРАКУ!

Дерущиеся замерли и уставились на Абатурова.

– Мне видение было, – сказал дед. – Сам Илья Пророк показал нас со стороны. Он показал, как мы поддались хитрости дьявола и потеряли человеческий облик! Но Илья Пророк научил меня, как остановить дьявола! – Абатуров поднял вверх палец.

– Как же? – в общей тишине спросил Петька. – Как же нам его остановить?!

Дед Семен посмотрел на Петьку глазами мудреца, потом посмотрел ими на свой поднятый палец, потом оглядел всех и вдохнул воздуха:

– Надо нам помириться. Не надо нам драться. Вот.

Все посмотрели друг на друга и заулыбались. Им стало непонятно, как они могли сцепиться. Им стало понятно, что так делать нельзя, так себя вести нехорошо. Они пожали друг другу руки, похлопали друг друга по плечам и попросили друг у друга прощения.

Мешалкин обнялся с Хомяковым и пожал руку Коновалову. Коновалов отряхнул Углову спину и потрепал его по затылку. Углов попросил прощения у Скрепкина за то, что въехал ему каблуком по яйцам. Скрепкин извинился перед Коноваловым. А дед Семен стоял рядом и улыбался. Мишка подошел к деду и попросил у него прощения за то, что зашвырнул его в кусты смородины, но Абатуров ответил ему:

– Не надо, Мишка. Не зашвырни ты меня в кусты – неизвестно, как бы что получилось.

Глава пятая

ЖИВИ, ВЛАДИМИР СЕМЕНОВИЧ

Мы успели: в гости к Богу

Не бывает опозданий…

Высоцкий

1

Пока цепляли за крышу трос, пока прилаживали другой конец к трактору, начало вечереть.

Дед Семен тревожно посмотрел на краснеющее небо.

Мишка поймал его взгляд, но ничего не сказал, а влез в трактор и завел мотор.

Абатуров снял с груди икону и перекрестил ею дом.

– С Богом, – сказал он.

ИСТРБЕСЫ отбежали на безопасное расстояние. Мишка дернул вперед, но трос соскочил с крюка.

– Эй, дед! – крикнул Мишка. – Трос зацепи!

Абатуров положил на траву икону, обошел трактор сзади и по новой зацепил трос.

– Есть! – крикнул он.

– От винта! – скомандовал Коновалов и тронулся. – Про-ка-ти-ме-ня-пе-тя-на-тра-кто-ре-до-о-ко-ли-цы-ты-про-ка-ти… – запел он.

Трос натянулся. Несколько секунд трактор буксовал на месте, а потом медленно поехал вперед. Крыша дома затрещала. Сверху посыпался шифер. Дверца чердака отвалилась и упала вниз. Захрустели доски. Крыша сместилась вперед.

– Мать твою! – Абатуров хлопнул себя по коленкам. – Сейчас икону накроет! Я ж там икону оставил в траве! Мишка, стой! Стой!

Но Коновалов из-за шума трактора ничего не слышал и продолжал ехать вперед.

– Я ща, – Петька сбросил телогрейку и кепку (уж лучше бы он их не сбрасывал) и метнулся за иконой.

Крыша угрожающе накренилась набок.

– Куда ты, Петька! Стой! Стой! – закричал Мешалкин. – Раздавит!

Крыша еще нагнулась.

– Отставить! – рявкнул Хомяков.

– Стой, придурок! Стой! – Абатуров рванул вперед, но был удержан за штаны Скрепкиным.

– Не лезь, дед! И тебе попадет!

– Пусти! – прыгнул на штанах дед.

Крыша нагнулась совсем.

Петька подбежал к дому, пошарил глазами, метнулся к иконе, прижал к животу, и в это время крыша рухнула и придавила собою Углова вместе с иконой.

– Ё! – Абатуров повис на штанах, обхватив голову руками.

Раздался дикий вой и пистолетные выстрелы. На незащищенном от солнечных лучей чердаке вспыхнули отец и сын Сарапаевы. Огонь лизал старую телогрейку отца и милицейскую форму сына. Сын сопровождал свое путешествие в ад безудержной пистолетной пальбой.

ИСТРБЕСЫ, не обращая на стрельбу внимания, бросились к крыше и попытались ее поднять. Но у них ничего не получалось.

– Петька, ты там жив!? – закричал Абатуров.

Никакого ответа.

Подбежал Коновалов. Он уже понял, что Петьку накрыло крышей.

– Спокойно! – приказал он. – Давай на раз-два, – и ухватился за крышу с одного конца. – Раз-два! Взяли!

Все разом схватились за крышу, приподняли ее и перенесли в сторону.

Петька лежал на спине, вытянув ноги. На груди он держал икону. Его глаза были закрыты. Но его грудь поднималась и опускалась.

Абатуров осторожно взял икону и поцеловал.

– Это икона чудотворная спасла Петьке жизнь!

– А как он на спину-то перевернулся? – спросил Мешалкин.

– Да как-то перевернуло его, – ответил Абатуров.

И тут все увидели, как на груди у Петьки расплывается багровое пятно…

114
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru