Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Ирина дернулась, но тут же обмякла и обвила голову Мешалкина своими руками.

Что я делаю? — промелькнуло у нее в голове. – Что я делаю? Это не профессионально!.. Но он мне нравится! Я не чувствовала себя так ни с одним мужчиной! Ни с одним?.. Да, ни с одним!.. Ах!.. И мне наплевать на всё! Н-е-ет, ты не можешь плевать! У тебя есть чувство ответственности профессионального разведчика, и не считаться с ним ты не можешь! А что я такого делаю?! Ничего такого я и не делаю! Я просто отвлекаю его внимание! В целях конспирации! Вот и всё! — Сердце бешено колотилось.

Ирина крепче прижала к себе Юру, и они повалились с лавки на землю.

11

Юра поднял кол и поцеловал Ирину в губы.

– Пора… Я пошел драться…

– Будь осторожен…

– Ага, – Мешалкин рассеянно кивнул. – Что со мной?.. Я думал, что после трагедии, которую пережил, я никогда не смогу полюбить снова… Но… Господь Бог дает успокоение тем, кто ищет…

Ирина прикрыла ладошкой Юрин рот.

– Тихо… Не нужно об этом говорить… Поговорим после…

– Ага… Я пошел, – он снова притянул девушку к себе и поцеловал. – Я люблю тебя…

– Я отдала тебе сердце навсегда, – Ирина смутилась. Она процитировала строчку из песни Синатры, которую считала пошлостью.

Юра отошел на шаг, отставил руку и открыл рот. Ему захотелось тоже сказать что-нибудь такое… Но он ничего не мог вспомнить. В голову лезли только какие-то неуместные строчки, типа Ты жива еще, моя старушка…

Он опустил руку и сказал:

– Если я не вернусь, не вспоминай обо мне… Так будет правильно.

– Нет, – ответила американка, – я никогда не смогу позабыть тебя больше, – она подошла к русскому и поцеловала в губы. Она не понимала, что с ней творится, что она говорит и что делает. Слова сами вылетали у нее из груди и выстраивались в синтаксически нерусские фразы. Она чувствовала опасную грань, но сделать ничего не могла. О, мой Боже! Я потеряла свой контроль!

Ирина отодвинула Мешалкина от себя.

– Иди! Иди и возвращайся! – у нее на глазах навернулись слезы.

Юра повернулся и зашагал прочь, не оглядываясь.

Ирина смотрела ему вслед до тех пор, пока спина Мешалкина не исчезла за поворотом.

Тогда она повернулась и пошла в церковь.

Глава вторая

ЗАТМЕНИЕ

Тогда Игорь възрђ

на свђтлое солнце

и видђ от него тьмою

вся своя воя прикрыты.

Слово о полку Игореве

1

Дед Семен и друзья успели заколоть еще троих соседей-вампиров.

Теперь они сидели на лавочке и курили.

– Ты где так долго ходишь? – спросил дед Семен.

– Да это… – Юра присел на корточки перед лавкой. – Живот прихватило…

– Просрался? – спросил Коновалов.

– Я ваши деревенские шутки не очень… Я не привык, когда мне такие вопросы задают…

– Нормальный ты вроде, Юр, мужик, – Мишка вытащил из коробка спичку и вставил в рот, – а ведешь себя иногда, как нерусский…

– Сам ты нерусский! – огрызнулся Юра.

– Ты еще скажи, что он еврей, – предложил Углов.

– Пусть попробует! – Коновалов врезал Углову под ребро локтем и перекинул спичку из одного угла рта в другой.

– Кончай базарить, – Абатуров поднялся. – Сатане выгодно всех нас поссорить! А мы ему хрен! – он показал.

Они двинулись к калитке.

– А вам мои-то не попадались еще? – спросил Юра почему-то шепотом и покосился на Хомякова.

– Не попадались пока.

2

Ирина стояла на коленях перед иконой Ильи Пророка. Она молилась. Молилась русскому святому по-американски. Она была протестанткой, но сейчас ей было без разницы. Сейчас она впервые почувствовала, что Бог, на самом деле, один, и Он одинаково милостив и одинаково строг ко всем. Богу все равно – католик ты, муравей ты, куст смородины ты, бандит с большой дороги ты, осел ты, президент Америки ты, космический навигатор ты, мусорный мешок ты или хот-дог с кетчупом, христианин или буддист, чернокнижник или вегетарианец, негр или белый, и тому подобное…

Впрочем, как и дьяволу. Ему тоже нет никакой разницы.

А тогда, какая между Богом и дьяволом разница?

А такая, что дьявол – только темная половина Бога! Бога в два раза больше! (Такие неправильные мысли появлялись у нее оттого, что она не была православной.)

– Господи, помоги мне!

Ирина поднялась с колен, вышла из церкви и села на лавочку. Ей как будто стало легче. Она улыбнулась, посмотрела на солнце, на бегущие по небу облака и снова улыбнулась. Всё казалось ей теперь не таким уж плохим, как ночью. Незаметно Ирину сморил сон. Ее глаза сомкнулись, и голова упала на грудь. Неестественно крепкий это был сон. Так Ирина никогда не засыпала. Случилось невероятное! Она уснула прямо на лавке, как простая уборщица из автопарка, а не опытная американская разведчица.

Ирина раскачивалась из стороны в сторону посредине клумбы. Она была цветком. Чайной розой. У нее были красивые розово-желтые лепестки, упругие зеленые листья и одна нога с твердыми треугольными шипами. Вокруг росли и другие цветы – настурции, календулы, герберы, ромашки, золотые шары, флоксы. Но Ирина-роза была самая прекрасная среди них. И поэтому занимала лучшее место – в самой середине клумбы.

– Ко мне на пестик залезла божья коровка, – жаловался Тюльпан.

– Ну теперь всё! Ничем ее оттуда не выгонишь, пока сама не вылезет!

– Боже мой! Видели, господа растения, бабочка полетела! Махаон! – воскликнула желто-оранжевая Настурция. – И опять на Розу! На Розу и на Розу! А кто остальных опылять будет?!

– Безобразие! – согласилась Календула. – Тоже мне, целка американская!

– Да будь я бабочкой, я бы ни на кого из вас никогда бы не сел! – произнес Золотой Шар.

– То-то по тебе одни навозные жуки и ползают! – усмехнулись Флоксы.

– Своя эстетика, – сказала Гвоздика.

– Не кизди-ка ты, Гвоздика! – огрызнулся Золотой Шар. Послышался рокот. Ирина наклонилась вперед и увидела, что к клумбе едет газонокосилка. За газонокосилкой шли огромные ноги в черных резиновых сапогах. Ирина подняла глаза и высоко в небе увидела страшное лицо хозяина сада. Она узнала его! Это был Доктор Айболит из «Скорой помощи»! Газонокосильщик читал стихотворение:

Я садовником родился
Не на шутку рассердился
Все цветы мне надоели
Кроме…

Газонокосилка сделала круг. Упали: Гвоздика, Мальва, Настурция и брат Календулы.

Кроме… Кроме…

Еще круг. Еще с десяток умирающих цветов попадали на землю.

Кроме… Кроме…

Круги сужались. Газонокосилка приближалась к Ирине. Айболит нагнулся и проревел:

– Кроме Розы! Если, конечно, она еще не позабыла, что ей нужно сделать! А если она позабыла, то она позавидует этим цветочкам, позавидует их быстрой и не слишком мучительной смерти! – Доктор-газонокосильщик поднял ногу и резко опустил ее на голову Красному Маку. Головка Мака хрустнула, и во все стороны брызнул сок. Доктор нагнулся к Ирине: – Ты так прекрасна, что я хочу кое-что оставить себе на память, – он протянул руку и отломил один шип.

Ирина вскрикнула от боли и проснулась, села и покрутила головой. Она почувствовала, что во рту у нее как будто чего-то не хватает. Ирина пощупала там языком. Не хватало еще одного зуба!

Она похолодела. Ужасным способом ей напомнили о том, что она должна сделать, показали, что ей не удастся скрыться даже во сне.

105
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru