Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

Он схватил распятие и побежал обратно на колокольню.

Растолкав Коновалова и Хомякова, дед Семен протиснулся к перилам, выставил перед собой крест и направил его на Троцкого.

– Изыди, сатана!

Троцкий рассмеялся.

– Говорил же я тебе, глупый старик, что вашему Богу нет до вас дела! Может быть, и Бога-то никакого нет! Ха-ха-ха!.. Возвращай мне мое, и обещаю тебе, что я уйду!

Абатуров направил крест на толпившихся внизу вампиров. Крест не действовал. Дед Семен растерялся.

– Ну что, теперь отдашь?! – закричал черный.

– Нет!

– Ладно, у меня есть время, я могу подождать! – И Мешалкину показалось, что он врет. – А вот у тебя времени всё меньше и меньше!

Мишка поднял свой кол, как копье, прицелился и швырнул в черного человека. Человек поднял руку, и кол на полпути завис в воздухе, повисел секунду, упал и воткнулся в землю. Вампиры внизу расступились.

Черный человек повернулся спиной, его плащ вновь превратился в крылья. И он полетел прочь, растворяясь в темноте.

– Де-ду-шка! Де-ду-шка! – послышались внизу детские голоса.

Хомяков опустил голову и увидел прямо под собой свою дочь и своих внуков.

– Папа! – закричала Татьяна. – Как хорошо, что ты приехал за нами! Мы уже не надеялись, что выберемся отсюда! Здесь такой ужас! Мешалкин сошел с ума…

– Неправда! – заорал с колокольни Юра.

– Чего же неправда?! А кто в киоске трахался с продавщицей?!

Мешалкин растерялся. Откуда она узнала?!

Что, проглотил?!. Папа, Мешалкин нас предал! Он хочет меня убить! Он трахается с проститутками! Он пьет уже даже за рулем! Папа, забери нас отсюда скорее! Подальше от этого гнусного типа!

Дети заплакали.

– Забери нас, дедушка! Наш папа нас предал! Он связался с грязной проституткой!

– Я сейчас! – закричал Хомяков. – Я сейчас спущусь! Стойте внизу и никуда не уходите! – он рванулся к выходу.

Но Коновалов успел схватить его за руку.

– Куда ты, дурень?! Это же вампиры!

– Пусти! – Хомяков лягнул Мишку ногой. Коновалов согнулся пополам и выпустил руку Хомякова. Хомяков схватился за ручку двери. Но Мешалкин ударил его по руке колом и отпихнул. Хомяков отлетел назад, перевалился спиной через согнувшегося пополам Мишку и упал на Абатурова.

– Пустите, суки! – крикнул он. – Дочка у меня там! Внучата!

– Не дочка она тебе больше, – Абатуров обхватил Хомякова за шею.

Игорь Степанович схватил деда за руки и перебросил через себя. Абатуров упал на поднимавшегося Коновалова, и тот снова растянулся на полу.

Хомяков кинулся к перилам и задрал уже одну ногу, когда за вторую его схватил Коновалов. Хомяков перекинул свободную ногу обратно и припечатал ею Мишку по голове.

Коновалов отпустил ногу Хомякова.

Дед Семен прыгнул сзади и повис у Хомякова на штанах.

Хомяков дернул жопой, дед отцепился и упал к его ногам. Игорь Степанович лягнул старика в бок и полез обратно через перила. Но был схвачен за воротник Мешалкиным. Хомяков попытался перебросить Юру через голову с колокольни, но тот вовремя зацепился одной ногой за перила, и у тестя не вышло.

Тогда Хомяков лягнул Мешалкина локтем под ребра, Юра отлетел назад.

– Де-ду-шка! Де-ду-шка! – причитали снизу. – Отомсти папе и иди к нам!

Игорь Степанович, как загипнотизированный, развернулся, небрежно отпихнул подскочившего сбоку Абатурова и вцепился Мешалкину обеими руками в горло.

Юрины глаза вылезли на лоб. Он пытался то оторвать руки тестя от горла, то врезать ему кулаком под дых, но на Хомякова ничего не действовало, – Игорь Степанович, как робот, продолжал монотонно душить своего зятя.

Абатуров с колом бегал вокруг, стараясь ударить Хомякова. Но никак не решался, потому что боялся попасть по Мешалкину. Мешалкин смотрел на Абатурова с мольбой мутными выпученными глазами: Дай же ему, наконец!

– Э-эх, ма! – дед размахнулся и опустил кол Мешалкину на затылок.

Ноги Мешалкина подогнулись, и он повис в воздухе, удерживаемый за шею руками тестя. Если бы Хомяков держал его не за шею, а за уши, это было бы похоже на детский аттракцион «Хочешь Москву посмотреть?».

– Да что же это?! – дед Семен будто услышал смех дьявола. Невидимый дьявол хохотал, как Шаляпин.

– Дай сюда, – Мишка отнял у Абатурова кол, размахнулся и сразу треснул Хомякова по голове.

Игорь Степанович разжал руку и начал медленно пятиться назад.

Мешалкин рухнул на пол, как мешок с костями.

В этот момент дверца приоткрылась, и в проеме появился Петька Углов.

Хомяков рухнул спиной на Углова, и они вместе покатились по крутой лестнице вниз.

Коновалов и Абатуров бросились следом.

Они успели вовремя. В самом низу, под лестницей, лежал без сознания Петька Углов, а рядом на четвереньках стоял Хомяков и пытался придушить Петьку.

Коновалов и Абатуров оттащили Хомякова от Петьки, растянули его за руки и швырнули плашмя об стенку. Хомяков впечатался в церковную стену с такой силой, что на ней задрожали иконы, а пламя в лампадах заколебалось и пустило дым.

Хомяков сполз по стене, неподвижно застыл рядом с Петькой. Абатуров вытер рукавом лоб.

– Политика у сатаны такая, – сказал он, – чтобы нашими же руками нас и передушить.

– Всех не передушишь, – ответил Мишка. – Эх… Петьке-то как достается…

– Ага, – с колокольни спустился Мешалкин. Шея у него распухла, а голос был сиплый. Он мельком взглянул на Углова, обошел тестя кругом и добавил: – Надо бы его, гада, связать, пока не очухался. – Он вытащил из брюк ремень и крепко перетянул им руки Хомякова за спиной. – Когда очнется, пусть докажет, что имеет право быть развязанным. – Мешалкин вспомнил кинофильм «Экзорцист», в котором святые отцы изгоняли из маленькой девочки дьявола. Подробностей он не помнил, но в целом помнил. Смысл был примерно такой: нужно было человека, в которого вселился бес, как следует отдубасить, чтобы бесу стало бы неприятно в нем находиться, и он бы оттуда смотался. К тому же у Мешалкина на тестя был зуб. – Давайте его выпорем, – предложил он.

– Зачем? – спросил Коновалов.

Мешалкин объяснил свою теорию изгнания бесов. Абатуров согласился. Коновалов тоже не возражал.

– Поркой человека не убьешь, – сказал Абатуров, – а уму-разуму научишь. Так и деды наши поступали.

Они сняли с Хомякова штаны и выпороли его коноваловским солдатским ремнем.

Порол Мешалкин. После третьего удара Игорь Степанович пришел в себя и дико заорал от боли.

– Терпи, мил человек, – посоветовал ему дед Семен. – Это для твоей же пользы.

Хомяков вывернул голову и увидел, кто его лупит. Ему стало вдвойне нехорошо от такого унижения. По его щекам потекли слезы.

Глава двадцатая «СКОРАЯ ПОМОЩЬ»

Доктор едет, едет сквозь снежную равнину…

Федор Чистяков

1

Машина ехала в полном тумане. Вдруг Леня заметил впереди какие-то вспыхивающие огни. Он прищурился.

– Похоже на мигалку, – сказал он.

Полушкина нагнулась вперед.

– Леня! Это же «Скорая помощь»!

Теперь и Скрепкин разглядел на обочине дороги белый фургон с красной полосой. Он обрадовался, потому что очень хотел помочь сбитой. Он остановил машину, выскочил на дорогу, подбежал к «Скорой помощи» и рванул ручку дверцы на себя.

За рулем сидел доктор с внимательными глазами. Скрепкин отметил, что он очень похож на доктора Айболита, каким его изображали в кино. На докторе была белая шапочка с красным крестом и круглым зеркалом, из кармана халата торчала устаревшая слуховая трубка, на коленях лежал кожаный саквояж с красным крестом, доктор барабанил по нему белыми пальчиками с аккуратно подстриженными ногтями. Леня немного удивился его архаичному виду, но, может быть, в провинции до сих пор так ходят? Финансирования-то никакого нет!.. Неважно! Главное, вот доктор!

– Доктор! У меня в машине раненая.

98
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru