Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

– Да пошел ты! – Света вскочила с раскладушки, и та опрокинулась назад. – Знала бы я, что ты такой гад, я б тебя не пустила!

– Все вы так говорите! Отдавай документы! А то я тебе всё здесь разнесу! – он схватил с полки бутылку «Жигулевского» и швырнул на пол. Бутылка разлетелась вдребезги, и Васины штаны забрызгало желтой пеной. Он подумал шоферскую мысль – теперь для милицейских носов он будет слишком лакомый кусок. И это разозлило его еще больше.

– Ты что, гад, делаешь?! – закричала Света. – Ты что мне тут товар колотишь?! – Она выхватила из-под прилавка газовый пистолет и прицелилась Твердохлебову в лоб: – А ну пошел отсюда, мудак сраный!

Вася попятился.

– И забирай свою вонючую рожу! – Света сорвала с двери плакат и надела Васе на голову. – Уе…й давай!

Вася выскочил на улицу – облить этот сраный киоск бензином из канистры и поджечь к ебе…ям! Но тут его что-то небольно стукнуло по затылку.

– И сигареты свои забирай! Бизнесмен моршанский! – закричала Света из двери. – Катись колбаской!

– Я тебя убью! – Вася бросился назад в киоск. Сигареты – это было для него больное место. Он никому не позволял швыряться этой продукцией.

Он ворвался в киоск, и в этот момент Света выстрелила. Струя газа вышибла Твердохлебова наружу. За ним, кашляя и плюясь, выскочила Света.

Вася подбежал к обочине, его вывернуло. В двух метрах от него рвало Свету. Она стояла на коленях, уперевшись руками в землю. Теперь она была похожа на бледную собаку. Но Твердохлебов и сам выглядел не лучше. Его еще раз вывернуло. Глаза щипало, и по щекам лились ручьями слезы. Он вытащил из кармана платок, высморкался и вытер лицо.

Послышался шум мотора, мимо, в сторону Бубна, проехал раздолбанный жигуленок.

Вася проводил его отрешенным взглядом.

– Ты, блин, совсем того… – выдавил он, шатаясь. – Совсем ничего не соображаешь, – Твердохлебов сел на землю.

– Пошел ты в жопу! – Света подняла голову и попятилась на четвереньках, чтобы не испачкаться.

Сейчас она гавкнет, — подумал Вася и засмеялся. Светлана поглядела на него с недоумением, но в следующую секунду ее рот тоже растянулся в улыбке.

– Чего ржешь-то? – спросила она, давясь от смеха.

– А, – Вася махнул рукой, продолжая смеяться. – Гав! Минут через пять он поднялся и собрал сигареты:

– Ну ладно, я поехал…

– Давай, – Света кивнула. – Пока, бизнесмен…

Вася забрался в кабину и уже начал закрывать дверь, но остановился, высунулся и сказал:

– Не обижайся… Нормально всё…

Света махнула рукой.

7

Фары высветили указатель КРАСНЫЙ БУБЕН.

Вот он!

Твердохлебов проехал еще немного вперед и затормозил. Примерно здесь… Он вытащил из бардачка фонарик, закурил и спрыгнул вниз на землю. Перешел на другую сторону дороги, посветил лучом по траве. Всё точно. Вот он – камень, на котором Вася поймал ящерицу. А вон на дороге валяется его окурок.

Он подошел к камню, но документов нигде не было.

С…издили! Вася похолодел. Последняя надежда рухнула. Что теперь делать? В Рязань без документов нельзя. Но и обратно – тоже нельзя. Если бы днем, можно бы еще попытаться вернуться. Но ночью… На первом же посту ГАИ под Моршанском его остановят, и может кончиться плохо. Сто баксов!

Ладно, заночую в машине, а утром поеду назад… Хрен с ними с документами! Главное, живой и здоровый…

Но живым и здоровым ему оставаться было недолго.

Вася залез в кабину, устроился поудобнее и закрыл глаза.

Глава тринадцатая

ТРОЕ НА ОДНОГО

1

При выезде из Москвы дорогу Хомякову перебежала кошка. Игорь Степанович надавил на тормоз и резко остановился посреди дороги. Хорошо, что был такой час, когда машин вокруг было немного.

Хомяков потер подбородок. Он отрулил к обочине и решил дождаться, когда кто-нибудь проедет первый. Но в течение десяти минут никто не проехал. А на одиннадцатой минуте проехал «мерседес». Но он ехал навстречу, и Игорь Степанович не понял – взял ли тот на себя то, что сделала кошка или не взял? Вопрос. Хомяков позлорадствовал, что проехал именно «мерседес». Так ему, бандиту! Бандитам должно быть несчастье.

Однако нужно было решать. То ли ехать, то ли ждать дальше, то ли разворачиваться и ехать в объезд.

Игорь Степанович служил в армии и привык, что жизнь сугубо реалистична. В ней нет места мистике и метафизике. Но некоторые приметы Хомяков почему-то считал материалистическими, как гром и молнию.

Он побарабанил пальцами по рулю и решил всё же дождаться машины, которая проедет в том же, что и он, направлении. Хотя, с другой стороны, перебежавшая дорогу кошка была не черная, а трехцветная… Но, черт ее знает…

Игорь Степанович достал газету с кроссвордом и начал отгадывать…

Одичавшая домашняя лошадь.

Мустанг… Подходит… Хороший вопрос…

Северная ягода на «м».

Морошка… Хороший вопрос…

Так… По вертикали…

Древний символ бесконечности на «у».

Та-ак… Восьмерка не подходит…

Хомяков посмотрел по горизонтали.

Плотницкий инструмент.

Топор!.. Подходит… Хороший вопрос… Грамотный…

Теперь сюда смотрим… Символ бесконечности – первая «у», вторая «р».

Уринотерапия!.. Чего еще на «ур» я знаю?.. УРА… УРОД-УРОЖАЙ… УРКА… УРОК… УРИНОТЕРАПИЯ – было уже… УРИНА – это вроде моча. Может, этот символ как-то связан с мочой? Все вечно ссут…

В это время мимо Хомякова проехала черная «Волга».

Игорь Степанович бросил газету на сиденье и поехал вслед за ней.

Какое-то время они ехали друг за другом, а потом «Волга» резко газанула и ушла вперед.

Игорь Степанович немного посетовал на свою старую, покоцанную «Ладу». Она его серьезно никогда не подводила, но годы брали свое, старая машина – не новая машина. Всю жизнь Хомяков прослужил в армии, отдал лучшие годы Родине, а теперь не мог купить себе приличный автомобиль. Что за страна такая, которой управляют мошенники и дебилы при смерти!

Хомяков увидел, что впереди что-то случилось. Он подъехал ближе и раскрыл рот. На обочине на боку лежала черная «Волга», а рядом с капотом, превратившимся в гармошку, дымилась девятка.

Игорь Степанович перекрестился. Правильно, что он не поехал после кошки! Чувство опасности профессионального военного сослужило ему хорошую службу! Профессиональный военный всегда почувствует обманчивую безмятежность ситуации. Он знает, что можно получить по жопе, даже когда небо чистое и птички поют. Временной промежуток, отделяющий безмятежность от гибели – очень короткий.

До Рязани Хомяков доехал без приключений. В Рязани он зашел в хозяйственный магазин и купил там серп. Он купил серп просто потому, что он ему понравился, недорого стоил. В Москве такие вещи давно уже не продавали. Хомяков сжал в руке обернутую промасленной бумагой рукоятку и махнул серпом, как Чапаев шашкой.

– Хорошая вещь, – сказал он продавцу в синем халате.

– Последний остался, – ответил продавец, насыпая на весы гвозди.

– Ум-м, – Хомяков кивнул. – Беру…

Игорь Степанович сел за руль, положил серп рядом с собой и понюхал руку, от которой теперь пахло машинным маслом.

Буду в огороде резать сорняки…

Он закурил, завел мотор и поехал дальше. До Бубна оставалось часа три-четыре. Как повезет…

88
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru