Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - Глава двенадцатая ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ К «ПРИМЕ»

Кол-во голосов: 0

– Да хэ с ним! – отмахнулся Альберт. – Дверь вот только я навешивать не буду! Так прислоним и кабздец! Как будто, так и было. Хрен докажут, что это мы! – Мужик согнул руку в неприличном жесте.

– А ты что, тут работаешь? – спросил Леша.

– Ага! Вот это… на смену заступил… Где этот Кузов в жопе Кутузов?! – он огляделся.

– Кто это?

– Да сменщик мой, Сергей Кузов… Я ему стучу-стучу, а он… В покойницкой, что ли, спит?.. А ты кто?

– А у меня родителей убили… Позвонили мне в Москву, чтоб я приехал и забрал…

– А… Слыхал… Вчера привезли… из Красного Бубна… Вот так живешь-живешь, а потом – бац!.. Все там будем… Ну… пойдем тогда посмотрим… – Он толкнул стеклянную дверь и прошел внутрь. – Пошли, Леха…

В покойницкой стояло два пустых стола, залитых кровью. На кафельном полу между столами кровью же было написано:

DELETE.

4

Лешино состояние стало еще хуже, чем когда он ехал в Моршанск. Еще бы! Он приехал в Моршанск для того, чтобы забрать и похоронить своих родителей, а родителей НЕТ! В Моршанском морге не оказалось ни мамы, ни папы! Ситуация приняла совсем идиотский оборот! Леша не знал, что делать! Убили родителей и похитили их тела! Что теперь? То ли сидеть в Моршанске и ждать развязки, то ли ехать обратно в Москву! Состояние было настолько подавленное, что Леша не мог принять никакого решения. Он просидел на лавочке перед моргом полдня, глядя в стену, пока не заснул. Его разбудил Альберт. Альберт увел Лешу к себе домой, накормил, предложил курнуть травы. Альберт сказал, что Леше теперь надо бы принять стакан, но нельзя, гаишники унюхают, а от травы не пахнет. Они дунули, и вот тут-то Леше пришла в голову одна великолепная мысль. Он сопоставил события: ему в Москву позвонил неизвестно кто, сказал, что родителей убили и они здесь в морге. Он приехал – в морге полный бардак, никаких родителей там нет… Леха понял – их никто не убивал! Может, кого-то убили, но не его родителей, а каких-то чужих людей. При таком бардаке чего хочешь возможно!

Леша решил ехать в Красный Бубен. Но опять заснул. А проснулся только поздно вечером. И сразу собрался ехать.

5

Альберт не хотел отпускать Леху. Во-первых, Леха ему понравился. Леха немного перевернул его мировоззрение. До встречи с ним Альберт считал, что все москвичи додики или пидоры. А Леха оказался нормальным мужиком и даже ухитрился настучать Альберту по репе, что мало кому удавалось. Альберт решил в этом вопросе разобраться. Он подумал, что Леха сам не из Москвы, а переехал в Москву откуда-нибудь еще, например, из Воронежа или Ростова. Когда же выяснилось, что Леха родился в Москве, Альберт догадался, что Лехины родители уж точно не из Москвы, просто так случилось, что они родили его в Москве. Оказалось же, что и родители у Лехи коренные москвичи! Это окончательно сбило Альберта с толку и пошатнуло его взгляды, которые у него сложились.

Во-вторых, ему не хотелось, чтобы Леха, на ночь глядя, ехал в незнакомую деревню.

В-третьих, у Альберта были на Леху виды. Альберт давно собирался отмудохать одного фраера из продуктового магазина. Мясника. Сука-мясник, увел у него Муську. Алик с Муськой зашли на Первое мая к Айрату-мяснику в подсобку бухнуть за трудящихся. Они выпили три водки, и Алик уснул. А Айрат поступил не по-товарищески. Когда Алик проснулся, он увидел, что его Люська с которой он сожительствовал уже восемь месяцев, берет у Айрата в рот! Алик не поверил глазам! Люська стояла на коленях и отсасывала у татарина. А мясник стоял, широко расставив ноги, положив руки на пояс и погано ухмылялся. Алик вытащил из чурбана топор, подошел и сказал:

– Что, Муська, гнида, сосать тебе нечего было?!

Люська дернула головой, татарский хрен, как пробка от шампанского, с хлопком выскочил у нее изо рта. Заметив в руках у Алика топор, Муська заскулила и поползла в угол.

– Клади свой татарский хер на чурбан, – сказал Алик Айрату. – Я тебе его рубить буду! Или башку тебе отрублю! Выбирай, что дороже!

– Ты чё, Алик?! Охренел?! – крикнул мясник.

– Клади, говорю, хер на чурбан! – Алик поднял топор.

– Альберт! Да ты чё?! Подумай, что делаешь?!

– Клади! – Наверное, будет ему пятнашка за мокруху. Третья ходка, значит, уже. Меньше пятнашки не получится. И он с зоны уже не выйдет, а если выйдет, то старым калекой. Такая перспектива ему не особенно… Однако отступать было западло. Будь что будет. – Клади!

Айрат побелел, как простыня, и трясущимися руками положил член на чурку для разделки мяса.

Алик размахнулся и воткнул топор рядом с татарским хером. Его натура решила за него, что она не хочет, по глупости, опять садиться в тюрягу, и направила руку с топором мимо цели.

Айрат вскрикнул так, что у Алика заложило уши.

– Блят! – мясник схватился руками за конец, не веря, что он остался на месте. А потом оттянул руку назад и так врезал Алику по зубам, что он пролетел через всю подсобку, упал спиной на стол, и стол сломался под ним. А татарин схватил замороженную баранью ногу и этой ногой долго метелил Алика по всем местам, пока из магазина не прибежали продавцы и не оттащили мясника в сторону.

С тех пор Алик затаил обиду и собирался отомстить. Но слишком был татарин здоровый и хитрый. Обещал помочь разобраться с татарином брат Васька, который работал на табачной фабрике. Да он всё время отговаривался-то у него командировки, то бизнес. А то, что подругу родного брата дерут татары, ему насрать. Брат, как говорится, Каин забил на брата Авеля…

А тут такой случай! Вместе с москвичом Лехой они бы отмудохали татарина до полусмерти и заставили бы его съесть замороженную баранью ногу.

Вот еще и поэтому Алик пытался, как мог, удержать Леху у себя. Алик решил, что сегодня неудобно говорить Лехе про Айрата, ведь у него убили родителей. А вот завтра, когда Леха успокоится, можно будет предложить ему это дело. Он все равно не местный, ему по фигу, кого мудохать.

Альберт предложил Лехе еще курнуть, подумав, что это удержит его от поездки. Они пыхнули. Но получилось наоборот. Покурив травы, Леха решил ехать немедленно. И спорить с ним было бесполезно.

– Ладно, – сказал Альберт, – приезжай в гости. Ты теперь, как брат мне. Мой дом – твой дом. Приезжай, погуляем. А лучше вообще переезжай в Моршанск к нам. У меня тут всё схвачено, будешь жить, как король! А то, чего ты в Москве?! В Москве одни пидоры живут и додики! Понял?!

Леха обещал подумать над его предложением и уехал.

Глава двенадцатая

ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ К «ПРИМЕ»

1

Вася Твердохлебов подсвистывал Алле Пугачевой из приемника. Ему нравилась эта певица. И песня нравилась.

… Снова этот ветер злых перемен… – пела звезда.

Поворот. Вася крутанул руль вправо, и волна немного ушла, в динамиках затрещало. Твердохлебов настроил волну и сделал звук на полную громкость.

… Позови меня с собой…

Отличная ты баба! – сказал он вслух. – Только зачем ты замуж вышла за этого патлатого гомосека?! А?! – Вася повернул несколько раз ручку на двери и смачно сплюнул в окно.

Вытащил из нагрудного кармана сигарету, прикурил, выпустил синий дым.

Твердохлебов работал на Моршанской табачной фабрике, поэтому сигареты ему доставались бесплатно. Он занимался доставкой заказов табачной продукции, и теперь вез очередную партию в Рязань.

…где разбитые мечты обретают снова силу высоты…

Нормальная работа. Ездишь туда-сюда. Сегодня – здесь, завтра – там. Полно везде друзей-приятелей. Васю Твердохлебова все знают, Васю Твердохлебова все любят. Везде по дороге бабы дают… Русская баба так устроена, что ждет мужика… Иностранки неизвестно, как устроены, но, наверное, так же… Хотелось бы, конечно, поколесить по Европе, повозить туда моршанского табаку… Ничего, скоро так и будет! Директор тут говорил, что скоро выйдем на мировой уровень, конкурировать станем с компанией «Филип Моррис»! Вот тогда-то он, Васька Твердохлебов, свое возьмет, вот тогда-то он и познакомится поближе с немками, англичанками и француженками! Это не говоря про болгарок и венгерок. И румынок еще.

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru