Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

– Точно, – Леша успокоился.

– А вот я – материально ответственная, и с меня в конце концов спросят, где шпоры!

– Да ладно, не злись… Можешь их забрать…

– У меня вообще на работе неприятности, – вспомнила Вика. – Обнаружили пропажу экспонатов…

– Ничего себе! И чего теперь?

– Не знаю… Замучили допросами уже, – Вика помрачнела.

– Ну, не расстраивайся. Шпоры уже нашлись! И другие экспонаты найдутся!

Вика улыбнулась.

– Дурак ты, Лешенька! Одни у тебя шуточки в голове!

– Сейчас я тебе покажу шуточки, – Леша залез на Вику сверху.

Зазвонил телефон.

– Вот те! Найдут же время звонить. – Леша решил не брать трубку, но телефон всё трезвонил и трезвонил, не давая сосредоточиться на чем следует. – Ладно, подожди, Вик. – Он скатился с женщины, протянул руку и снял трубку. – Алё!

– Это квартира Алексея Дегенгарда?

– Вас слушаю!

И он услышал! Он услышал, что его родители убиты, и их тела находятся в морге города Моршанска, Тамбовской области. Он может приехать, чтобы забрать их.

Глава девятая

ЧЕЛОВЕК В БМВ

1

Черная БМВ затормозила на светофоре. Водитель выставил локоть на улицу, поднял кисть и тряхнул рукой. Часы с браслетом сползли пониже. Человек взял с панели пачку «Marlboro», достал сигарету, положил пачку на место, рядом с иконкой Ильи Пророка, вытащил из кармана пиджака зажигалку, отщелкнул крышку, прикурил. Светофор мигнул, загорелся зеленый. Машина тронулась и плавно набрала скорость.

В кармане водителя запикал телефон. Водитель придавил в пепельнице окурок, вытащил телефон, нажал О'КЕЙ.

– Алё!.. – Он улыбнулся. – Здравствуйте, батюшка!.. Дела?.. Да вот, еду к своей школьной подруге… Да… вот… Позвонила… Похоже, что-то у нее стряслось… Вашими молитвами, слава Богу… – Водитель встревожился. – А что с вами, отец Харитон?!. Может, нужно чего?.. Лекарства?.. Врачи?.. Вам, отец Харитон, нужно беречь себя! Вон сколько всего у вас на плечах… Сколько всего от вас зависит!.. А куда ложитесь-то, отец?.. Хорошо… Выздоравливайте…

Водитель спрятал телефон в карман и свернул к ночному магазину.

2

За прилавком сидела молоденькая девчонка в зеленом халате и с мочалкой на голове. Больше в магазине никого не было.

Человек взял корзину, прошел к стеллажу спиртных напитков. Взял бутылку французского вина. Прошел к стеллажу с продуктами. Взял дорогого шоколада и упаковку киви. Подумал и положил в корзину еще пачку презервативов, банку черной икры и оливки с перцем.

Что-то грохнуло, кто-то закричал. Человек присел за стеллажом и выглянул сбоку. У кассы стоял пацан лет двадцати, с платком на лице и пистолетом в руке.

– Живо бабки! – крикнул он. – А то убью и изнасилую! – Пацан ткнул продавщицу дулом в живот.

Продавщица побледнела, как снег, и дрожала. Человек за горлышко вытащил из корзины бутылку вина и начал бесшумно передвигаться в сторону кассы.

– Бабки гони, тварь жирная! Мне терять нечего! – продолжал орать грабитель. – Мне терять нечего! Я тебя, сука в ботах, распишу, как картину Ре… – договорить, как какую картину он собирается расписать несчастную продавщицу, грабитель не успел, потому что об его затылок разбилась бутылка французского. Грабитель рухнул вперед, на кассу, и сполз на пол. Так и осталось неизвестным, чью именно картину имел в виду преступник – Рериха, Рембрандта или Ренуара. Но мы лично думаем, что он имел в виду картину Репина.

Человек наступил ему на руку, взял с прилавка пакет, обернул им руку и поднял пистолет.

– Муляж, – он вернулся за корзиной, прихватив по дороге новую бутылку французского.

Когда он подошел к кассе, грабитель всё еще лежал без сознания, а продавщица продолжала дрожать.

– Успокойся, девочка, – человек похлопал ее по руке. – Всё уже позади. – Он вытащил деньги.

– Н-н-н-н-не надо д-д-д-д-денег… С-с-с-сп-п-п-п-па-а-а-сиб-бо… – продавщица заплакала.

– У тебя что – такая большая зарплата? – он положил на прилавок купюру. – А этого я на улицу вытащу. Когда в себя придет – не вспомнит, кто такой и чего тут делает. – Он за воротник выволок грабителя на улицу, оттащил к помойке и бросил там.

Положил пакеты с покупками на заднее сиденье и уехал.

Глава десятая

ПЕРВЫЙ УЧИТЕЛЬ

Когда уйдем со школьного двора…

Из кинофильма «Розыгрыш»

1

Вероника Полушкина лежала на диване лицом в подушку и плакала. Сегодняшний день стал для нее роковым. Такое потрясение, как сегодня, Полушкина испытала только однажды, в школе… В девятом классе она влюбилась в десятиклассника Леню Скрепкина и решила, что пора расстаться с невинностью. Скрепкин жил в Серебряном Бору, встречаться с ним после школы было неудобно. Встречались в школе на чердаке, в подвале и в раздевалке физкультурного зала. Однажды они занимались этим в кабинете биологии, рядом со скелетами людей, чучелами животных и птиц. Они лежали на матах в лабораторном помещении и смотрели в потолок, оборудованный под звездное небо. Раньше здесь был кабинет географии, но биологичка подсидела пьющего географа и добилась его переселения в засранный кабинет на первом этаже. Географ-то был хоть и пьющий, но изобретательный, он смастерил из нескольких елочных гирлянд и лампочек карту звездного неба, которую можно было втыкать в розетку, и на потолке появлялись романтические созвездия. Большая и Малая Медведицы, Близнецы, Южный Крест, Кассиопея… И вот, когда Вероника с Леней лежали голые на матах и тихонько разговаривали про любовь, вдруг включилось небо, и на потолке зажглись звезды. В первое мгновение Полушкина не почувствовала, что скрывается за мерцающим светом звезд. Говорил же поэт Асадов: Если звезды зажигают, значит так нужно… Так оно и получилось. Звезды зажег военрук Бронислав Иванович Магалаев. А когда вслед за звездами зажглись лампочки, Вероника с Леней полезли под стол, но спрятаться не успели.

– Ну-ка! Чьи это голые жопы?! – заорал военрук. – Тут что, блядь, публичный дом?! – он схватил перепуганных детей за пятки и выдернул из-под стола.

Полушкиной было так страшно и так стыдно, что она чуть не умерла. Магалаев пообещал сделать эту историю достоянием школьной общественности, не допустить, так сказать, чтобы вирус разврата заразил всю школу. Они с Леней чуть не на коленях ползали и умоляли Магалаева, чтобы он никому не рассказывал, но Магалаев сказал, что все равно расскажет, потому что долг учителя для него важнее, чем ложная жалость.

Всю ночь Вероника не спала и пришла на следующее утро в школу с опухшим лицом и красными глазами. Она представляла, как сейчас на школьной линейке Магалаев объявит по гулким коридорам, что ученица девятого класса Вероника Полушкина – проститутка. Но ничего такого не случилось. Ни после первого урока, ни после второго, а после третьего, на перемене, к ней подошел Бронислав Иванович, взял за локоть и сказал:

– Зайдешь, Полушкина, ко мне после следующего урока. Будем решать, что с тобой делать.

У Полушкиной затеплилась слабая надежда. На следующей перемене она, с дрожью в коленках, приоткрыла дверь в кабинет военного дела. Магалаев сидел за столом со спичкой в зубах.

– Полушкина? Заходи.

Вероника вошла.

Магалаев закинул ногу на ногу и начал говорить, как вчера. Уже через минуту Вероника поняла, что ее надежды были напрасными, что Бронислав Иванович не собирается отступать от своих слов, и ее ждет неминуемый позор. Он еще сказал, что ей же так будет лучше, потому что если ее вовремя не остановить, то она докатится по наклонной плоскости до самого дна и ее в конце концов засосет ЦРУ. Вероника стояла красная, теребила фартук, слезы текли по щекам и падали на пол.

Когда она дошла до полуобморочного состояния, Магалаев встал, закрыл кабинет на ключ и сказал:

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru