Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - Глава шестая БОГ ЕДИН

Кол-во голосов: 0

Глава шестая

БОГ ЕДИН

Как ни крути, а Господь един

А нас, как в банке сардин

Из ансамбля Рашен Бразерс

1

Мишка Коновалов подошел к дому Алиева и зачем-то покачал высокий забор.

– Умеют черножопые устроиться, – сказал он.

Ворота дома были заперты.

– Закрыто, – дед Семен почесал бороду. – А может, он и не того… Может, его и не покусали вовсе… А просто на работу поехал… пепси-колой спекулировать… Предприниматель херов…

– Это почему ж его не покусали? – спросил Коновалов.

– А потому, – не очень уверенно ответил Абатуров, – я так думаю, что он… этот самый… муслим… Мусульманин то есть… А у мусульман, возможно, свои бесы… У нас же вот есть свой христианский Бог и свой христианский сатана… Бесы, черти, кикиморы, домовые и тому подобное… А у них – Аллах и сатана аллахский… Шайтан, джин, хоттабычи разные… И, по понятиям, мы пересекаться не должны… Христиан черти дерут, а мусульман – шайтаны…

– Может, оно и так, – ответил Мишка, – а может, и не так. – Он пнул сапогом по воротам и крикнул: – Салам алейкум!

Никто не ответил.

– Бог един, – сказал Мешалкин и снял с плеча кол. Коновалов вытащил из-за пояса топор.

Они прошли во двор.

Возле крыльца валялся какой-то пакет. Мешалкин подцепил его колом.

– Наркотик, – сказал он.

– Ну?! – Мишка осмотрел пакет. – Все айзеры курят траву, потому что им пить Аллах акбар запрещает.

– Тьфу, – сплюнул Абатуров. – Не по-человечески это – дурь курить!..

Чтобы не тратить времени, они быстро осмотрели чердак, высвечивая темные углы при помощи зеркала, взятого в доме бабки Веры. На чердаке никого не оказалось.

– Значит, в подполе он, – сказал Коновалов.

Прежде чем пройти в дом, они поразбивали все окна, чтобы напустить внутрь солнечного света.

Света внутри стало достаточно, чтобы ловить и направлять солнечных зайчиков.

Мешалкин занял исходную позицию рядом с люком, поймав зеркалом солнце. Коновалов открыл люк, и Юра стал светить в подпол. Подпол у Алиева в доме был неглубокий и маленький. Довольно быстро истребители вампиров поняли, что там никого нет.

– Говорил же я, – сказал Абатуров, усаживаясь на сундук, – что не берут их наши черти.

– Не знаю, – Коновалов принюхался. – Только есть у меня такое ощущение, что тут он где-то, гад, прячется… Чую я его…

– Встань-ка, дед, с сундука, – попросил Юра, – там посмотрим. А заодно в шкафах поищем…

Абатуров спрыгнул на пол.

– Ни хера там его нету, прости, Господи, мою душу грешную… Там у него, небось, наркотик спрятан и календарь с японками. Тьфу!

Коновалов открывал сундук топором, а Мешалкин стоял наготове с зеркалом.

Солнечный луч высветил в сундуке электробритву, старый приемник «Океан», пыльную кепку и колоду порнографических карт, перетянутых резинкой. Мурата Рашидовича в сундуке не было.

Абатуров вытащил колоду, снял резинку и пролистал карты.

– Шлюхи! – сказал он.

Поискали вампира в шкафу. Там его тоже не оказалось. Зато нашелся новый кожаный пиджак. У деда Семена загорелись глаза.

– Икося! У меня на войне такой был! Я его во Фрайберге нашел. А когда домой ехал, у меня чемодан с пиджаком с…ли, – он осмотрел пиджак повнимательнее. – Точно! Как мой!

– Все кавказцы любят ходить в коже, – заметил Юра. – Это у них униформа такая. Кожаный культ.

Абатуров решил померить пиджак. Он снял с себя икону, положил ее на сейф, вытащил из шкафа вешалку и начал снимать с нее пиджак. И тут почувствовал какую-то вибрацию.

Семен обернулся и не поверил глазам. Сейф, на котором лежала маленькая, но очень старая икона, весь дрожал. Маленькая икона потихонечку съезжала к краю. Еще мгновение – и она упадет на пол.

Абатуров отшвырнул пиджак, схватил икону и повесил обратно на шею.

– Там он! Там! – закричал дед, тыча в сейф указательным пальцем.

– Та-ак, – Мишка подошел к сейфу и постучал сверху костяшками. – Попался, штопаный джин!

2

Мужчины сгрудились вокруг сложного замка. Сейф был заперт, а ключей они не нашли. Мишка попытался вскрыть дверцу топором, но у него не вышло. Тогда Коновалов опрокинул сейф на бок, потом поднатужился, поставил его кверху ногами и опять опрокинул на бок. С сейфом ничего не случилось. Только было слышно, как внутри что-то бухает.

Мешалкин вытащил из кармана резец и поковырял им в замке. Тоже ничего не получилось.

Тогда вперед выступил Семен Абатуров. Он обошел сейф вокруг, поскреб бороду, остановился и перекрестил неодушевленное железо. Сейф как будто дрогнул.

– Ага! – Абатуров еще раз перекрестил сейф. Теперь уже все заметили, как задрожало железо.

– Ага! Сейчас мы его расколем! – Семен хлопнул в ладоши и потер руки. – Сейчас ты у нас попляшешь на адской сковородке! Юрий, занимай позицию!

Мешалкин встал у окна с зеркалом, направляя луч на сейф.

Коновалов встал с колом за сейфом.

Абатуров снял с шеи икону и прижал ее к дверце сейфа.

– Именем Господа Бога нашего Иисуса Христа, откройся!

Сейф задрожал так, что дед Семен чуть не упал назад, а с потолка обрушилась хрустальная люстра. Люстра упала на пол и разлетелась на тысячу мелких сверкающих осколков. Абатуров удержался на ногах и вдавил икону в дверцу сейфа изо всех сил.

– Изыди, сатана! – закричал он.

Раздался громкий треск. Дверца лежавшего на боку сейфа откинулась вниз и отбросила деда к стенке.

Мешалкин, широко расставив ноги, направил солнечный луч прямо в отверстие.

Изнутри повалил густой черный дым и вырвались языки зеленого пламени. Послышались ужасающие душераздирающие вопли. А затем на пол вывалился горящий Мурат Алиев с клыками. Он покатился по полу. Мишка ударил сверху колом, но промахнулся. Алиев успел закатиться под кровать. Кровать вспыхнула, занялся ковер над кроватью.

Мешалкин прыгнул в окно. За ним прыгнул Коновалов.

А дед Семен, прижимая к груди чудесную икону, выбежал через дверь.

3

Мужчины сидели на пригорке и наблюдали, как догорает алиевский дом. Каким-то образом огонь не перекинулся на остальные дома.

Абатуров взял кол и сделал зарубку.

А зря. Пока пылал дом, подгоревший вампир Мурат Алиев из Азербайджана успел соскользнуть в подпол и захлопнуть крышку.

Глава седьмая

У ИГОРЯ СТЕПАНОВИЧА НЕПРИЯТНОСТИ

1

В музее всегда есть что украсть. Картины, скульптура, изделия прикладного искусства, ценные архивные документы, старинные монеты, бивни мамонтов.

Сегодня на работе Игоря Степановича Хомякова допрашивали и испортили ему и без того скверное настроение.

Игоря Степановича вызвали в отдел кадров, где сидел какой-то в штатском и смотрел в окно. Хомяков сразу понял, из каких он органов.

В углу стояла и нервно крутила карандаш главный бухгалтер Полушкина.

– Вероника Александровна, – произнес человек, не оборачиваясь, – подождите нас, пожалуйста, в коридоре.

Подушкина переломила карандаш, покраснела и вышла.

– Добрый день, Игорь Степанович, – сказал человек, когда за Полушкиной закрылась дверь. Он отвернулся от окна и посмотрел на Хомякова специальным взглядом.

Здравствуйте, – спокойно ответил Игорь Степанович и тоже посмотрел на человека специальным взглядом, показывая, что он в курсе. Среди таких людей Хомяков варился всю жизнь. Он и сам был таким же. Поэтому всегда умел с ними ладить. – С кем имею честь разговаривать? – Хомяков отодвинул стул и сел напротив.

– Старший следователь Чугунов. – Чугунов потрогал на носу очки в черной пластмассовой оправе.

По его движению было видно, что он Хомякова за своего не признает.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru