Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - Глава вторая ШКАТУЛКА

Кол-во голосов: 0

2

Дед Семен побрызгал на Мишку святой водой. Коновалов открыл глаза.

– Что там случилось? – спросил у него Мешалкин.

– На меня напали черти с рогами, – просипел Мишка. Его зубы выстукивали дробь.

– Это мы и так знаем, – Юра махнул рукой. – Я спрашиваю, что там так бабахнуло?

– Кажется, самолет упал… – неуверенно ответил Мишка. – Если б не он, мне бы каюк… Дай попить, дед…

Абатуров протянул ему серебряную чашу со святой водой:

– Много не пей, а то тебе плохо будет.

Мишка жадно напился, а потом плеснул немного на здоровую ладонь и протер раненую ногу. Почти сразу боль утихла. Тогда он плеснул еще на руку, которую проткнул ежик и размял пальцы.

– Пойдемте на колокольню, – предложил дед. – Посмотрим оттуда, что происходит в деревне.

По узкой крутой лестнице они поднялись наверх и через низкую дверь вышли на воздух. Над круглой площадкой, обнесенной деревянными перилами, навис большой колокол – подарок областной духовной власти. По периметру колокола изнутри было написано:

Храму, построенному в те годы, когда храмы рушили. Да пребудет Царствие Небесное с теми, кто собирает камни, когда их разбрасывают.

Мешалкин вышел на колокольню первым и случайно стукнулся головой об колокол.

Колокол загудел.

Семен Абатуров подошел сзади и рукой притушил звук.

– Не головой дурацкой, а чистыми руками и помолясь, – объяснил он.

Мешалкин потер ушибленную голову.

– Что толку, – ответил он, – жену и детей не вернешь.

– И хорошо. Мертвые не возвращаются. А если возвращаются, то они не живые, а слуги дьявола.

– Да что вы к нему прицепились! – Ирина нахмурилась. – У человека же горе.

– А ты, баба, вообще помалкивай! Ты в церковь с непокрытой головой пришла и в штанах! По всем правилам я бы тебя теперь должен с колокольни спихнуть, как эту… как ее… царицу Суюмбике, которая в Казани с башни спрыгнула от татар… А горе, понимаешь, теперь не у одного этого, – он ткнул Мешал-кина в грудь, – а у всех, – и показал пальцем вниз.

Недалеко от церкви полыхал пожар. Из пламени торчал хвост самолета.

– Самолет, – сказал Юра, – самолет упал! Ну и ночка!

– Здесь аэродром военный недалеко, – кивнул дед. – Испытывают новые самолеты. Но чтобы падали, я никогда раньше не видел.

Ирина пожалела, что рюкзак с аппаратурой остался возле пруда, и ей нечем сфотографировать самолет.

Хромой Мишка Коновалов последним поднялся на колокольню, но первым заметил, что из огня торчит столб, а к столбу привязан человек.

– Смотрите! Человек горит!

– Мать честная! – вскрикнул дед Семен. – Иисус Христос!

– Вряд ли, – мрачно ответил Коновалов. – Я вижу на нем летчицкий шлем. Это летчик, кажется.

Абатуров перекрестился.

– Царствие тебе Небесное, неизвестный солдат, – он перекрестил летчика.

В то же мгновение столб, на котором висел человек в шлеме, зашатался и рухнул в огонь. Сноп искр взлетел в черное небо.

– Отмучился, – вздохнул дед. – Теперь он уже в раю Господу нашему Иисусу Христу докладывает… Господи Боже, солдат войска Христова по вашему приказанию прибыл! Разрешите доложить обстановку на Земле. В районе деревни Красный Бубен засел неприятель-антихрист и добрых христиан силою склоняет на свою сторону. Требуется подмога, ибо силен и хитер лукавый, и если его тут не прищучить, то расползется он по всей Тамбовщине, а потом и по всему миру православному, и тогда уже его не одолеть, ирода, во веки веков! А Бог, конечно же, не потерпит такое безобразие, чтобы в его владениях хозяйничал нечистый… Бог поможет, – закончил Абатуров и опять перекрестился.

Полоумная речь старика подействовала на всех успокаивающе.

– Смотрите! Что это там такое?! – закричал вдруг Коновалов, тыча пальцем в сторону деревни.

Все повернулись и увидели, что из окон некоторых домов вырывается холодное зеленое свечение, как будто в этих домах повключали огромные зеленые телевизоры. Таких домов на глазах становилось всё больше и больше.

– Свят-свят, – дед Семен перекрестился в который уже раз. – Запоминай, Мишка, в каких домах светится. Утром, если живы останемся, пойдем в гости…

– Зачем? – спросил Коновалов шепотом.

– Потом объясню, – Абатуров схватился рукой за ручку двери, он хотел спуститься вниз, чтобы помолиться как следует перед иконами святых и попросить Бога, чтобы Всевышний помог им в их праведном деле и дал им сил и мужества устоять перед дьяволом.

Но тут сверху раздался скрежещущий звук.

3

Все посмотрели наверх и увидели, как на фоне полной луны пролетел человек в черном плаще, обогнул церковь и пошел на второй круг.

Бэтман, — подумала Ира.

– Стой, Семен, не уходи! – загремел над деревней голос. – У тебя есть то, что тебе не принадлежит! Отдай его мне, и я оставлю тебя в живых!

– Кто ты?! – крикнул ему Семен.

– Я тот, кого ты знаешь! – человек пролетел поближе и поднял опущенную вниз голову.

Дед Семен увидел козлиную бородку, пенсне и сразу узнал человека.

– Троцкий!

– Вот и свиделись! Помнишь, Семен, ты был у меня в гостях и взял одну безделушку?! Верни мне ее!

– Я ничего не брал! А если и взял, то не отдам! Абатуров дьяволу не помощник!

Человек в черном зашипел:

– Лучше отдай, а не то я расправлюсь с тобой! Отдай по-хорошему, а то хуже будет!

– Не отдам!

– Не отдашь?!. Тогда смотри! – Дьявол свистнул, и к церкви стали подходить односельчане. Но это были не те люди, которых Абатуров и Коновалов хорошо знали, с которыми они прожили бок о бок всю жизнь. Это были упыри со светящимися глазами и пожелтевшей кожей. Они выли и скулили сначала беспорядочно, но постепенно их дикий вой складывался в жуткое скандирование:

Семен вор! Семен вор! Верни украденное!

Среди упырей Мешалкин увидел свою бывшую семью и чуть не упал с колокольни. Его жена держала за руки детей, и все трое выли и скулили.

– Дети! – крикнул Юра и подался вперед. Если бы Ира не схватила его за рубашку, Мешалкин непременно свалился бы вниз и если бы не умер сразу от переломов, то уж точно попал бы в лапы вурдалаков.

– Куда ты лезешь?! – прикрикнул на него Коновалов и запоздало дернул Юру за ногу.

Мешалкин упал на пол и зарыдал.

– Видишь! – сказал Троцкий, покачиваясь в воздухе. – Все это твоих рук дело! Если бы ты не взял тогда мою вещь, никто бы из них не пострадал!

– Ты лжешь! – крикнул Семен. – Ты всегда лжешь! Не я повинен в людских страданиях, а ты! Сгинь, сатана! – Абатуров перекрестил человека в черном, и того отбросило на пару метров назад.

Троцкий перевернулся в воздухе и захохотал:

– Ха-ха-ха!

Семен перекрестил его еще раз.

На этот раз Троцкий вообще не реагировал.

– Крести сколько хочешь! Однако знай, что с каждым часом твоего промедления жертв на твоей совести становится всё больше! – Дьявол простер руки над землей и закричал стоявшим внизу. – А ну-ка, дети мои, скажем спасибо старику Абатурову, обрекшему вас на вечные муки!

Упыри задрали головы и заревели хором:

– Спа-си-бо!

– Я не слышу! – заорал дьявол.

– Спа-си-бо! Спа-си-бо! Спа-си-бо!

– Видишь, скольким бывшим людям ты теперь обязан! И их будет всё больше и больше! Пока ты не положишь этому конец! Видишь, как загораются зеленые огни в избах! Это растет число тех, кому ты должен! Думай, Семен! – Дьявол облетел церковь кругом и пропал.

– Что он от вас хочет? – спросила Ирина. Всё то время, пока вокруг церкви летал черный человек, она находилась в каком-то оцепенении и не могла произнести ни слова.

– Что бы это ни было, – вмешался Юра, который вспомнил про судьбу своей семьи, – вы должны отдать это!

Абатуров посмотрел на них безумными глазами. Казалось, он не слышал того, что ему говорят.

– А все-таки, – сказал он медленно, – антихрист не всесилен… Крестного знамения он не испугался, а вот в церковь заходить бздит!.. Пойдемте, товарищи, первым делом вниз.

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru