Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Боковым зрением Георгий Адамович увидел, как Раиса обходит противника сбоку.

– Правильно, Раиса! – крикнул он. – Зажмем шавок в клещи!

Раиса зарычала. Наверное, Георгий Адамович зря так крикнул – несколько здоровых собак развернулись и бросились на Раису. Раиса встретила первую собаку страшным ударом передней лапы. Собака отлетела назад с разорванной мордой и вытекшим глазом. Она упала на своих товарищей и заскулила. Собаки начали обходить Раису слева и справа. Раисе нужна помощь! Но свора собак преграждала путь Георгию Адамовичу. Пока он будет прорываться через них, Раиса может пострадать. Тогда Георгий Адамович решил отбежать на пригорок и с разбегу перепрыгнуть через собачий заслон. Он развернулся и побежал назад. Некоторые собаки подумали, что он струсил и, гавкая, рванули за ним. Георгий Адамович забежал на пригорок, развернулся и побежал вниз. Гнавшиеся за ним в ужасе побежали обратно в кучу.

– Ав-вау! – крикнул Дегенгард, толкнулся ногами и, перелетев через собачью кучу, приземлился в круг к Раисе.

– Я рядом, любимая!

– Вав! Я тебя люблю!

– Я тебя люблю!.. Это наш день! Надерем хамам задницы!

– Надерем! Надерем! – Раиса клацнула волчьей челюстью, и передние собаки отпрянули от ее зубов. – Она наклонилась к уху Георгия Адамовича и что-то прошептала.

Дегенгард еле заметно кивнул.

Волки в центре собачьего круга замерли.

Собаки шаг за шагом сужали круг.

Волки не двигались. Казалось, они оцепенели.

Собаки приближались…

Ближе и ближе…

Волки стояли…

Ближе и ближе…

И в тот самый момент, когда собаки бросились, волки оттолкнулись от земли сильными лапами и перелетели через собачьи спины. Собаки, столкнувшись друг с другом, потеряли ориентировку. А волки напали на них сзади, вгрызаясь зубами в собачье мясо. Они откусывали хвосты, уши, носы, лапы, рвали глотки. Визг стоял такой, что мертвые на деревенском кладбище зашевелились под землей, из-за чего на многих могилах покосились кресты.

Вдруг, откуда ни возьмись, выскочила из темноты огромная кавказская овчарка. Это был серьезный и опасный противник, закаленный в боях с тамбовскими волками. Одно ухо у овчарки было наполовину разорвано. Сломанный хвост угрожающе подрагивал. Овчарка зарычала, обнажив желтые зубы профессионального убийцы.

Прибежал самый главный противник, и всё внимание следовало сосредоточить на нем.

Большими прыжками кавказец приближался. Секундаи он взмыл в воздух над полем битвы.

Волк Георгий Адамович, просчитав, куда кавказец приземлится, ушел в сторону и опрокинулся на спину. Он увидел падающий на него комок мускулов. Дегенгард взмахнул правой лапой и полоснул крепкими острыми когтями вдоль всего живота противника.

Кавказец упал на лапы, и от толчка из разрезанного живота на траву вывалились внутренности. Всё это произошло так быстро, что кавказец не успел ничего почувствовать и продолжал двигаться на Раису, оставляя за собой шлейф из внутренностей.

Раиса ушла в сторону, вцепилась зубами в его кишки и вырвала их.

Кавказец дернулся вперед, у него помутнели глаза, и он рухнул на бок замертво.

За несколько минут с оставшимися деревенскими собаками было покончено.

Волки ходили между трупами и пили кровь из еще теплых собак.

Хам повержен!гавкнул Георгий Адамович.

– Мы отомстили! – Раиса облизнулась.

– Меня опьяняет эта жидкость, – Георгий Адамович впился зубами в собачью шею.

Раздался выстрел. Раиса зашаталась и упала на бок.

Еще выстрел. Георгий Адамович почувствовал резкую боль в голове. Ему отстрелили ухо. Стало плохо видно – кровь из уха заливала глаз.

Раиса, отходим!крикнул он.

– Беги, Жора! Я не смогу! Оставь меня, я не жилец!

– Нет! – взревел Георгий Адамович голосом, полным муки. – Нет! Я тебя не оставлю! – он засунул нос ей под живот и мотнул головой, перекинув Раису к себе на спину.

– Брось меня, – простонала Раиса.

– Нет! – гавкнул Дегенгард. Он кинулся в темноту.

Сзади выстрелили. Георгию Адамовичу отстрелили хвост.

Еще выстрел. Дегенгард дернулся от дикой боли. Пуля угодила ему прямо в задний проход, прошила внутренности и застряла в грудной клетке.

Из пасти волка брызнули струйки крови.

Нет, я не упаду… Я должен вынести Раису… Я спасу ее…

Он всё еще бежал, оставляя за собой кровавый след…

Вот и дом.

Георгий Адамович пихнул носом калитку, с трудом добрался до крыльца и упал на бок.

Он лежал, и живот его ходил ходуном. С большим трудом он повернул морду. Раиса была еще жива.

Скрипнула дверь.

Кто-то вышел на крыльцо, кто-то в высоких сапогах опустился рядом с ними на корточки.

Георгий Адамович поднял левый глаз и увидел Пушкина.

Александр Сергеевич…проскулил он,мы… отомстили за вас… за Россию… Хам повержен… Мы умираем…

Пушкин улыбнулся. Он протянул руку и потрепал Дегенгарда по холке:

– О, не бойтесь, мои дорогие Дегенгарды! Вы не умираете!.. Вы будете жить вечно, – глаза Пушкина сверкнули в темноте оранжевым пламенем.Для вас всё еще только начинается. – Пушкин встал, откинул руку в сторону и прочитал стихи, которых Дегенгард никогда раньше не слышал:

И долго буду тем любезен я народу
Что за людей всегда переживал
Что в наш жестокий век, век хамов и уродов
Сердца арапской искрой разжигал.

Пушкин нагнулся и вырвал у Дегенгардов их волчьи сердца. Георгий Адамович увидел, как сердца засветились в руках Пушкина. Александр Сергеевич слепил их в один комок и убрал за пазуху.

Георгий Адамович улыбнулся и закрыл глаза…

Глава третья

В МОРГЕ

Человеческое общежитие не допускало сношений с трупами…

1

В морге было всегда холодно и пахло формалином. От этого у Сергея развились ранний ревматизм и хронический насморк.

Сергей Кузов работал в морге давно. Он когда-то устроился сюда из любопытства, ему было интересно, как выглядят трупы. Любопытство прошло, а работа осталась. При любом режиме люди умирают, и морг всегда нужен. Работа как работа.

Как все работники моргов, Сергей Кузов выпивал. Нельзя было не выпивать, когда каждый день видишь мертвецов. Хоть умом и понимаешь, что мертвец ничем не отличается от бревна, однако бревна никто не боится, а мертвец страшный. Это не значит, что Сергей Кузов боялся мертвецов, это так, в порядке общих рассуждений. Конечно же, проработав столько времени в морге, Кузов не боялся. Он даже, наоборот, презирал их и думал про них, что кабы не были они дураки, то были бы живы, ума у них не хватило жить, вот они и померли.

Пару раз Кузов был свидетелем, как покойник вдруг неожиданно садился на столе. В первый раз Сергей испугался. Тогда он еще недолго работал и не привык к подобным вещам. Такие номера казались ему дикими выходками или фокусами злоумышленников. Но коллеги объяснили, что просто у некоторых покойных скапливаются в животе газы, и когда их становится больно много, мертвец вскакивает, как надуваемый воздушный шарик. Посидит-посидит, сдуется и ляжет на место.

Когда в следующий раз при Сергее встал другой мертвец, Кузов презрительно плюнул ему под ноги и пошел в приемные покои пить водку с друзьями.

Кузов был самым старым работником морга. Никто не застревал здесь надолго. Год-два – и уходили. А Кузов переработал всех. Почему-то все его напарники любили пошутить с трупами. Засунуть отрезанную руку в холодильник с продуктами или вынуть ее на стол во время обеденного перерыва, или в сумку кому-нибудь сунуть. Любили подложить труп на топчан к Кузову. Вставляли мертвецам в рот папироски. И тому подобные глупые циничные шутки. Сергей в этом участия не принимал. Ему не нравилось. Но и не возражал особенно. Он привык. Такая уж специфика работы в морге. Электрики и радиомонтажники шутят с электричеством – подкладывают заряженные конденсаторы в карманы. Ядерщики засовывают коллегам изотопы в трусы. Водолазы перекрывают друг у друга кислородные крантики. Парашютисты любят спросить у новенького – не жмут ли лямки яйца. И так далее. Все шутят на работе доступными средствами, чтобы разряжаться. Значит, в морге естественно шутить с трупами.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru