Пользовательский поиск

Книга Красный Бубен. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

– Чего прекращать-то? Я, что ли, его сюда позвал? Он, конечно, хам, но я же не могу тоже с ним по-хамски… сказать ему: иди отсюда, у меня ничего нет… Он же подумает, что я жадный и такой же, как он, хам… Я так не могу себя вести… Это мой нравственный императив…

– Всю жизнь ты такой, – сказала Раиса, немного сердясь. – Все вы мужчины такие! У них нравственные императивы кругом, а женщины вместо них разгребают, – она положила нож на стол и вытерла руки тряпкой. – Следи, чтоб яичница не сгорела.

Раиса пошла к Колчанову.

В окно Георгий Адамович видел, как жена подошла к бывшему хозяину дома, что-то сказала ему и подтолкнула легонько. Колчанов что-то ответил, но видно было, что понял – тут ему не обломится. Он махнул рукой и пошел, шатаясь, по дороге. Отойдя немного, Колчанов обернулся, сказал что-то еще и погрозил Раисе пальцем. Раиса что-то ответила и пошла к дому.

Георгий Адамович почувствовал запах горелого. Он вспомнил, что ему велено было следить за яичницей.

Вошла Раиса.

– Ну вот! Ничего тебе нельзя доверить, – она подбежала к плитке и спихнула с конфорки сковородку. Из-под крышки валил густой дым.

– Что он тебе говорил? – спросил Дегенгард.

– Что-что… Что всегда нам говорят… Назвал нас жидами…

Дегенгард поморщился.

– Ты же знаешь, – сказал он извиняющимся тоном, – что у меня в последнее время приступы неконтролируемой ярости… Я почувствовал, что закипаю… Если бы я второй раз к нему вышел, я бы его, наверное, избил до полусмерти… Как бы мы здесь потом жили?.. А нам нужно жить именно здесь… Ты же знаешь… Мы приехали не просто в деревню, нам нужна именно эта деревня… Потерпи, Раечка, скоро всё закончится…

Еще в Москве Георгий Адамович осторожно рассказал Раисе о книге Кохаузена и о звезде РЭДМАХ. Она согласилась с ним, что он правильно сделал, оставив книгу у себя, потому что тоже, как и он, считала, что такие вещи должны находиться в хороших руках. Раиса не знала немецкий, она знала французский и испанский, поэтому Георгий Адамович читал ей книгу вслух по вечерам. После того, как Дегенгард прочитал ей почти всё, опустив до времени практическую часть, сомнений у Раисы в том, что нужно ехать в Красный Бубен никаких не осталось. К тому же, сказала она, для людей нашего возраста переселение в деревню должно подействовать благоприятно…

Раиса вынесла яичницу на дорогу и положила под куст. Через несколько минут ее съела чья-то корова.

2

От покупки дома остались кое-какие средства, и Георгий Адамович, посовещавшись с женой, решил употребить их на постройку высокого глухого забора с крепкими воротами, чтобы оградить себя от посторонних глаз и непрошеных гостей. Ставить забор пригласили мужиков из соседней деревни. Георгий Адамович рассудил так – с посторонних спрос побольше, а отвлекающих моментов поменьше. И оказался прав и не прав одновременно. Забор действительно поставили быстро и хорошо. Но в то же время Дегенгарды почувствовали, что деревенским это не понравилось. Не понравилось, что им не дали заработать. А мужиков из соседней деревни, которые ставили забор, бубновцы поймали и отметелили, чтобы другим неповадно было зарабатывать чужие деньги.

Дегенгард немного расстроился, но потом рассудил, что тут уж ничего не поделаешь. Как ни крути – городской Абрамыч деревенскому мил не будет. К тому же до излучения оставалось не так много времени и нужно было многое успеть подготовить. Эта мысль грела его.

Итак, место было полностью подготовлено. Теперь нужно было добыть необходимые материалы и оборудование для проведения алхимической подготовки.

3

Георгий Адамович оставил жену следить за домом, а сам несколько дней ездил по городам и селениям Тамбовщины и скупал всё необходимое. Тамбов, Моршанск, Ракша, Хлудово… Ночевать приходилось в машине. На третьи сутки Дегенгард вернулся в Красный Бубен усталый, небритый, с синяками под глазами, но счастливый, потому что ему удалось достать всё необходимое.

Закрыв за собой ворота, Георгий Адамович начал разгружаться. Чего-то в дом, чего-то в сарай.

Раиса молча наблюдала с крыльца. В одной руке она держала новую сковородку, которую Дегенгард приобрел недорого в Моршанске.

Он вытащил из багажника четыре примуса.

– Какие они красивые! – восхитилась Раиса. – Это для кухни?

– Нет. Это для алхимической подготовки.

– А для кухни не купил?

– Нет.

– Надо было купить. Вдруг электричество отрубят.

– Тогда на улице разведем костер и будем варить в ведре.

– Хочу примус, – заупрямилась Раиса.

– На пока, – сказал Георгий Адамович, подумав, и отдал жене один примус. – Потом наиграешься, я у тебя заберу.

Следовало в определенном порядке расставить тигли, трубки и реторты и перегонять смешанные в определенных пропорциях металлы и реактивы непрерывно в течение двух месяцев. В результате этого процесса должна была произойти не только трансформация металлов, но и трансформация личности химика. А что делать дальше, новая личность уразумеет сама, когда настанет время (то есть Излучение).

Георгий и Раиса расставили всё в полном соответствии с инструкциями и приступили к процессу. Георгий Адамович, по совету жены, взялся вести дневник. И аккуратно вел его до самого конца.

4

И пошла работа. Уже через две недели появились первые результаты. Из одной трубки потекла тонкая струйка какой-то прозрачной жидкости, по запаху напоминавшей карамель. Дегенгард нашел в книге намек на то, что эту воду следует пить понемногу и регулярно перед едой. Книга предупреждала, что если выпить за раз более полстакана, можно получить расстройство памяти. Георгий Адамович и Раиса выпивали по рюмочке жидкости перед обедом и чувствовали себя помолодевшими лет на двадцать. У них обострилось всё. Даже половое влечение. Теперь каждую ночь они занимались сексом и получали множественные оргазмы, как семнадцатилетние школьники. Но их секс был даже лучше, чем у подростков, кроме дикой страсти у них был еще и опыт, сын ошибок. Изменялась также и внешность. У Георгия Адамовича стало меньше седины и разгладились почти все морщины, пропал живот, нос заострился, а из глаз исчезли лопнувшие кровеносные сосуды, и белок приобрел здоровый голубоватый оттенок. К Раисе возвращалась фигура, которой она гордилась в девичестве и от которой ничего не осталось. Ее шея стала гладкой, а с лица исчезли все бородавки. Исчезли на руках пигментационные пятна, а на ногах пропали варикозные вены. Супруги отказались от очков, потому что их зрение стало не просто хорошим, а таким хорошим, что позволяло им ночью ходить в туалет без фонарика. Они видели в темноте не просто хорошо, но и далеко. И еще, вопреки всем законам природы, у них начали выпадать старые зубы, а на их месте росли новые крепкие белые зубы.

Раиса попробовала добавлять эликсир молодости в лейку и поливать этим раствором огород. Результаты поразили! Кусты помидоров выросли величиной с кукурузу, а сами томаты – величиной с арбуз, огурцы выросли величиной с кабачки! В петрушке, сельдерее и укропе можно было заблудиться. А в тыкве – держать овчарку.

– А ты не хотела ехать, – говорил Георгий Адамович супруге.

– Почему это я не хотела? Я хотела.

– Хотела, да не очень. А вон чего из этого получилось, – Дегенгард сам не понимал, что его заставляло вести такие бестолковые разговоры, и приписывал это общему омоложению. Ум приходит с возрастом. Георгию Адамовичу следовало бы как-то обратить внимание на то, что он утрачивает нажитый ум, но это его почему-то совершенно не беспокоило. Главное, зачем он здесь находится, он понимал, а остальное не так уж важно. Если бы внутри Дегенгарда сохранился голос разума, он бы, вероятно, сказал ему: Георгий, ты ведешь себя, как наркоман, переступивший опасную черту, за которой всё неважно, кроме химического препарата. Но голос молчал.

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru