Пользовательский поиск

Книга Иллюзии «Скорпионов». Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

— Кэти, скажи мне совершенно откровенно: исходя из того, что ты знаешь о самолетах, это могла быть диверсия?

— Я и сама об этом думаю. Такой возможности я не учитывала, а надо бы! Ведь взорвали же наш самолет... Чарли...

— Успокойся, майор, и не отклоняйся от темы.

— Дерьмо!

— Ладно, ладно, успокойся. Каким образом это можно было подстроить?

— Тросы! — Кэти быстро объяснила, что все подвижные детали самолета управлялись с помощью двойных стальных тросов. Представлялось невероятным, чтобы оба троса могли оборваться одновременно.

— Диверсия, — подвел итог Тайрел.

— Были подпилены оба троса, поэтому они и оборвались одновременно, — сказала Нильсен, уже взяв себя в руки. — Я даже не предполагала, что такое возможно. Проклятье!

— Может быть, ты прекратишь самобичевание, майор? Я тоже такого не предполагал. Кто-то на Сен-Мартене сумел перехитрить Второе бюро, и если ему или ей удалось сделать это, то мы все просто дураки.

— Черт побери, пригласи специалистов на этот остров, и пусть они поджарят пятки этому дьяволу. Он один из них!

— Поверь мне, Кэти, кто бы он ни был, с ним уже покончено. Вот так обстоят дела.

— Я этого не вынесу! Что, если этот пилот-англичанин уже мертв?

— Вот так обстоят дела, — повторил Хоторн. — Может, теперь ты поймешь, почему многие люди в Вашингтоне, Лондоне, Париже и Иерусалиме боятся покидать свои кресла и телефоны. Мы имеем дело не с психопаткой, не с террористкой-одиночкой, ас одержимой злодейкой, которая руководит злобными фанатиками, стремящимися убивать в готовыми ради этого жертвовать своими жизнями.

— Что же нам делать?

— Прямо сейчас подгони субмарину к берегу бухты я приходи сюда в дом. Камуфляж мы уберем, так что ты легко нас найдешь.

— Но я должна поддерживать связь с катером.

— Ничего не случится, — резко оборвал ее Тайрел. — Я хочу, чтобы ты пришла сюда.

— А где Пул?

— Как раз сейчас он выкатывает нашего пациента в холл. Высаживайся на берег, майор, здесь все спокойно. Это приказ!

И вдруг это спокойствие рухнуло. Повсюду гремели взрывы, рушились стены, мраморные колонн падала на каменный пол. Позади арки, где располагалась средства связи, оборудование разлеталось на части, провода замыкали и искрились. Тайрел выскочил в холл, упал и стал перекатываться по полу, стараясь избежать падающих обломков. Взгляд его упал на Пула, которому придавило ногу стеллажом. Хоторн вскочил на ноги, подбежал к лейтенанту, вытащил его из-под стеллажа и потащил в направлении арки. Арка рухнула, тяжелые куски мрамора посыпались на пол. Хоторн рванул Пула назад, выждал момент и ринулся вместе с лейтенантом в пролом. Секунду спустя позади них упала мраморная глыба, которая наверняка могла раздавить обоих. Тайрел обернулся на звук упавшей глыбы, но внимание его было обращено только на падроне, который истерически смеялся в своей коляске, а все вокруг него рушилось и падало. Из последних сил Тайрел обхватил правой рукой туловище лейтенанта, закинул его руку себе на плечо и выскочил через массивные стеклянные двери наружу. Они врезались в ствол фальшивой пальмы, и лейтенант застонал:

— Стой! Нога! Я не могу двигаться!

— Черт побери, поднимайся! Следующими взлетят на воздух эти пальмы! — С этими словами Хоторн волоком потащил лейтенанта через настоящие и фальшивые пальмы, пока они не достигли поляны с сухой травой.

— Оставь меня, ради Бога! Я не могу идти, очень больно!

— Скоро ты узнаешь, как тебе на самом деле могло бы быть больно, — крикнул Тайрел, наблюдая за вспышками огня и пожаром в доме. Его опасения подтвердились буквально через тридцать секунд. Все опоясывающее дом кольцо фальшивых деревьев взлетело на воздух, как будто под них было заложено двадцать тонн динамита.

— Не могу поверить в это, — прошептал Пул в оцепенении. Они с Тайрелом лежали рядом на темной, выжженной солнцем поляне. — Он взорвал всю эту чертовщину!

— У него не было выбора, лейтенант, — угрюмо отозвался Тайрел.

Но Пул, однако, не слушал его.

— Кэти! — закричал лейтенант. — Где Кэти?

В пламени огня на краю поляны показалась кричащая что-то фигура в черном. Хоторн вскочил и побежал к ней, крича во весь голос:

— Кэти, мы здесь! Все о'кэй!

Майор Кэтрин Нильсен рванулась в сторону темной поляны и попала в объятия коммандера (в отставке) Тайрела Хоторна.

— Слава Богу, с тобой все в порядке! А где Джексон?

— Я здесь, Кэти! — раздался голос Пула. — Мы с этим сукиным сыном выбрались оттуда. Это он меня вытащил!

— О, дорогой мой! — воскликнула майор очень уж как-то совсем не повоенному, вырвалась из объятий коммандера, подбежала к лейтенанту, опустилась на колени и обняла его.

— Я на самом деле что-то недопонимаю, — тихо сказал себе Хоторн и направился в сторону темных фигур, сидящих на земле.

Глава 12

Тихая музыка в исполнении струнного квартета доносилась с балкона над террасой, выходящей на плавательный бассейн, вода в котором, подсвечиваемая изнутри, искрилась голубым светом. Так выглядел ранним вечером «Золотой берег» в Палм-Бич. Вокруг большой ухоженной лужайки располагались три бара и как минимум шесть буфетных стоек, освещаемых факелами. Прием обслуживали официанты в желтых куртках, они разносили еду в напитки среди курортной элиты, разодетой в шикарные летние наряды. Это была великолепная картина роскошной жизни, которую вели богатые люди. Все внимание присутствующих было приковано к высокому, смущенному, очень симпатичному юноше, одетому в смокинг с алым кушаком. Он не совсем понимал, что происходит с ним, но, во всяком случае, подобное отношение к нему было гораздо лучше любого, с которым он сталкивался в родном Портичи.

Юноша обходил собравшихся на прием в сопровождении своей тетушкиграфини, выступавшей в роли переводчицы, и хозяйки дома — блондинки с белоснежными зубами, слишком крупными для ее ротика. Амайя Бажарат ни на шаг не отходила от хозяйки и «племянника»

— Человек, к которому она ведет нас, очень влиятельный сенатор, ты уже встречал его среди гостей, — прошептала Бажарат Николо, когда хозяйка направилась вместе с ними к невысокому полному мужчине. — Сейчас можешь трещать что угодно по-итальянски, а когда он будет говорить, ты поворачивайся ко мне. Вот и все.

— Хорошо, хорошо, синьора.

Восторженная хозяйка дома представила их друг другу.

— Сенатор Несбит, барон ди Равелло...

— Простите, синьора, — мягко поправил ее Николо, — но я младший барон ди Равелло.

— О да, конечно, я изрядно подзабыла итальянский.

— Если когда-то и знала его, Сильвия. — Сенатор искренне улыбнулся Николо и поклонился графине. — Очень приятно, молодой человек, — продолжил он, пожимая руку Николо. — Вы еще не унаследовали титул своего отца, и я надеюсь, что это случится не скоро.

— Что? — спросил самозваный барон, поворачиваясь к Бажарат, которая перевела ему слова сенатора на итальянский. Николо ответил, в Бажарат снова перевела:

— Он надеется, что это произойдет не раньше, чем через сто лет. Он очень любящий сын.

— Рад слышать такие слова в наши дни, — сказал Несбит, переводя взгляд на графиню. — Не могли бы вы спросить барона... простите, может быть, это не слишком корректно...

— Младшего барона, — с улыбкой прервала его Бажарат. — Это просто означает, что он наследник титула, но это не так важно. Данте Паоло только пояснил, что означает его титул, который гораздо менее важен для него, чем возможность набраться опыта у такого знающего человека, как вы, сенатор... Вы хотели, чтобы я задала ему вопрос?

— Я читал в газете отчет о его вчерашней пресс-конференции... Если честно, то на это обратил мое внимание секретарь, так как я небольшой любитель светской хроники... Так вот, меня заинтересовало его заявление о лояльности и благотворительности. О том, что его семья ценит социальную лояльность так же высоко, как и благотворительность.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru