Пользовательский поиск

Книга Игуана. Содержание - Счастье и горе реставратора Нины Ивановой. Кража в «Пушкинском»

Кол-во голосов: 0

Счастье и горе реставратора Нины Ивановой. Кража в «Пушкинском»

Через месяц они поженились. На свадьбе Нины и Мити был довольно небольшой круг самых близких друзей.

Со стороны Нины это прежде всего врач-невропатолог Зоя Федоровна Семушкина, которая уже много лет борется за Гошку, пытается его в прямом смысле слова на ноги поставить, её старая знакомая и коллега, кандидат искусствоведения Асмик Аштояновна Басмаджан из Академии художеств с «женихом» Володей Бобреневым – полковником юстиции из генпрокуратуры, невысокого роста, стройным, с седыми усами и молодым лицом, жутко обаятельным и заводным. Он вел стол, рассказывал анекдоты в лицах, говорил грузинские тосты, ухаживал за всеми женщинами одновременно… Так что, когда выяснилось, что он женат, уже дед и вообще с женой Галей разводиться не собирается, было уже поздно, – Асмик уже по уши влюбилась в полковника. В результате план её замужества опять откладывался на непредсказуемое время. А познакомил Асмик с Володей Федя Шуров, начальник группы силовой защиты Отдела специальных операций Генпрокуратуры всего за неделею до свадьбы Мити и Нины.

Самое интересное, что сам Федор Шуров, – коренастый, лобастый, накаченный, с доброй улыбкой на губах, очаровательной ямочкой на щеке во время улыбки и строгими стальными глазами, появился в доме Нины совсем недавно.

С месяц назад.

Они тогда только вернулись из Пушкинского, с выставки японской графики XVII века.

И пока Нина разогревала обед, пока Гошка приставал с расспросами к матери и Мите о том, какие работы японцев привезли в Москву, какие были экспонированы из запасников «Пушкинского», Митя сидел, глядя в одну точку и никак не давал себя втянуть в беседу.

Наконец, на разглагольствования Гошки об уравновешенной иероглифами композиции графических листов Хокусая, Митя невпопад ответил:

– Точно. Готовится ограбление…

– Какое ограбление, Митя (Гошка так и не смог научиться звать Митю дядей Митей или Дмитрием Степановичем, а звал с обоюдного согласия и несмотря на ворчание матери о недопустимом амикошенстве и панибратстве некоторых молодых людей с заслуженными офицерами спецназа) – спросил обиженно Гоша. – Я тебе про – Хокусая, а ты мне про Еремея.

– Никакого Еремы, Гошенька. Все очень просто – это была разведка банды!

Готовится ограбление. Они отсматривали решетки на окнах, систему охраны, сигнализации, выноса работ, снятия их со стен, потом, значит, выноса – передачи через открытые окна, – сейчас погода жаркая стоит, и пути отхода по Волхонке – в сторону Садового кольца, я так думаю, а возможно и с поворотом, где там поворот? Кажется, есть направо, на бульварное кольцо…

– При чем тут Бульварное кольцо? – удивилась Нина – у меня баклажаны подгорают, а вы – Бульварное кольцо!

– Ну-ка, ну-ка, поподробнее, Митя загорелся Гошка, среди увлечений которого были и триллеры. – Банда хочеть выкрасть работы японцев?

– Думаю, да…

– Работы заказаны каким-нибудь владельцем частной коллекции, который ничем не рискует, – он не собирается выставлять их, не думает продавать. Так? Судя по американским триллерам, это самое трудно раскрываемое преступление. Если грабителей не задержат на месте преступления, и её – ли они не оставят следов…

– Следы всегда остаются, – рассудительно заметила Нина.

– Мать права, – вставил Митя. – Они уже «наследили». Я их видел. Мог и ещё кто-нибудь засечъ их странные действия на вернисаже…

– Тогда они, те, кто был на «разведке» сами и будут брать коллекцию.

– Почему не думаешь, что брать будет другая бригада? – как со взрослым коллегой посоветовался с Гошей Митя.

– Зачем слишком много крови?

– Какой крови? – ужаснулась Нина.

– Ну, мама, как ты не понимаешь самые элементарные вещи. Вон, Митя уже понял, да Митя?

– Пожалуй, что да… Ты считаешь, что тех, кто все равно неизбежно засветится, – во время разведки, во время ограбления, ухода от музея, после забора, взятой коллекции просто уберут?

– Элементарно, Ватсон. Кому нужны шестерки, способные дать обвинительные и признательные показания? – словно с коллегой, обменявшись понимающими взглядами, усмехнулся Гоша.

– Да… И тянуть они не будут…

– Выставка продлится месяц…

– Нет, Нина, тянуть они месяц не будут. В таких случаях акция следует сразу за разведкой. Чем меньше между этими действиями пауза, тем меньше риск, что планы станут известны правоохранительные органам.

– Мальчики, неужели вы всерьез считаете, что в наше время какая-то банда будет выкрадывать коллекцию японских мастеров? Да у этих отморозков столько возможностей взять большие деньги! Вот например.

– Нет, мама, ты не права. Хорошее деньги можно, взять и на искусстве. Что же касается отморозков…

– То те парни не были типичными уголовниками-отморозками, обычными «шестерками» уголовной шпаны. По внешнему виду-типичные студенты.

Но…

– Но?

– Но… Я бы на 80 процентов вероятности предположил-эти интеллигентного вида юноши-наркоманы. А наркоман ради денег пойдет на все. И потом…

– Что тебя ещё смущает?

– Наркоманы беспечны, они погружены в заботу достать наркотик или деньги на него. И потому достаточно дерзки, – им ничего не стоит совершить дерзкое ограбление и даже убить человека во время ухода с места преступления. Но для заказчиков они хороша ещё и потому, что беспечны и в момент, когда заказчики преступления захотят разделаться с ними.

– Ты считаешь, что этих несчастных мальчиков убьют?

– Нинуля, ты просто ангел… Конечно их убьют. И мальчиков этих не надо жалеть. Боюсь, они конченные ребята. Сами сломали свои судьбы, Бог им судья, но учти, что если бы ты с Митей оказалась у них на пути в тот момент, когда им до вожделенней дозы героина остается шаг-два, они сами не задумываясь убили бы вас… Так что надо звонить Шурову.

– Какому Шурову? – удивилась Нина.

– Феде Шурову… Вообще-то я мог бы выйти на Киру Вениаминовну. В целом я ей уже доложил… Но наш отдел может вступить в игру, когда точно известно, что коллекцию хотят вывезти за рубеж. А пока готовится ограбление музея в России без ясных планов относительно коллекции, это вопрос компетенции Отдела специальных операций – генпрокуратуры. Если, конечно, мое начальство не будет возражать. Так что надо звонить Шурову.

– Да кто такой этот твой Шуров? – не выдержал Гоша.

– А разве я вам не рассказывал о нем? Он будет шафером у нас на свадьбе…

– Вот как? Не возражаю, тем более надо бы нас заранее познакомить.

– Давайте пригласим его на чай с мамиными ватрушками в субботу.

– Что он за человек?

– Мировой парень, мы вместе служили в спецназе, он – капитан, холост, хорош собой, абсолютно надежен и абсолютно бесстрашен. Один может славиться с пятью «быками»…

– Он что, тореадор? – ухмыльнулся Гоша.

– «Быки» – в смысле бандитские пехотинцы. Федя владеет и джиу-джитсу, и самбо, и контактным каратэ, и у-шу. Классный малый…

– Давай его женим?

– Лучше не надо. Хотя… Но только не на Асмик. Она слишком разговорчива. А Федя молчалив, любит тишину. Она его заговорит до смерти.

– Решено: зовем Федю Шурова, рассказываем ему все, что видели на вернисаже и при этом не делаем попыток женить его на болтушке Асмик!

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru